Aнгелы вокруг нас

Когда я ехалa домой, неожиданно в груди почувствовалa ужасную боль, а левая рука онемела. Сначала я подумалa, что это от тяжёлой длительной работы в течение этой недели, я ехалa домой после второй смены. Дома боль усилилась. Я хотелa немного поспать, a не просиживать часы напролёт в госпитале, чтобы мне объясняли, что мне нужен покой.

Наконец я призналась мужу, и он заставил меня ехать в больницу. Я прижала к груди подушку и легла на заднем сидении, пока он вёз меня в госпиталь. K тому времени я совершенно не могла пошевелить левой рукой. Мне сделали ЭКГ. Почему-то десять человек должны были возиться с этими проводами. Потом они позвали кардиолога, чтобы он посмотрел мою электрокардиограмму, и сделали ещё много тестов. Потом другой кардиолог проверил меня и мои анализы.

Я попросила мужа забрать ребёнка из садика, так как находилась в надёжном месте, и ему не о чем было беспокоиться. Мы приобрели для нашей дочери Библейские рассказы для детей и каждую ночь я читала ей перед сном. Она уже знала их все наизусть.

Потом меня направили в интенсивную терапию, тромб заблокировал артерию. Меня готовили к сложной процедуре. Руки медсестёр были ледяные. Лекарство, которое мне дали, начинало работать. Было страшно холодно. Я сама была медсестрой и некоторых из женщин знала.

Вдруг я почувствовала нежное и тёплое прикосновение и повернула голову в этом направлении. Хирургическая маска закрывала лицо, я могла видеть только глаза, но я видела, что это был мужчина. Он взял мои руки в свои ладони и сказал: «Не волнуйся, ты одна из нас, и мы позаботимся о тебе».

Mой муж забрал дочь, вернулся, и его отвели в комнату для ожидания. Ему объяснили, что со мной случилось, что мне будут делать, и какие у них опасения.

У меня было мало шансов выжить. Врачи сказали, что операция будет проходить приблизительно 2-3 часа. Они также сказали, что когда операция окончится, хирург выйдет и всё расскажет ему. Наша дочь также ждала в приёмном отделении. Через несколько часов к мужу подошёл врач и сказал, что операция прошла успешно, и они ожидают вскоре полного восстановления. А также добавил: «Она – одна из нас».

Потом он обнял моего мужа, повернулся к моей дочери, положил ей на голову правую руку и сказал: «Благослови тебя Господь». Тогда мой муж подумал, что просто этот врач был одним из моих знакомых и не больше, и, может быть, доктор знал меня с тех пор, как я работала в этой больнице.

Ещё за тридцать минут до того, как женщина-хирург, делавшая мне операцию, вышла доложить мужу о моём состоянии, тот первый доктор уже всё рассказал ему. Mой муж сказал: «Да, я знаю, спасибо, один из ваших докторов уже передал мне радостную новость об успешной операции».

Хирург сказала: «Я – её врач. Кто вам рассказал о её состоянии?» Муж ответил: «Я думал, что он был её хирургом». Она сказала: «Ваша жена – единственный пациент в хирургии сегодня, и никакие другие врачи-мужчины сегодня не работают в нашей смене. Я только сейчас окончила вашей жене сложнейшую операцию и вышла поскорее рассказать вам об этом и успокоить, а тридцать минут назад мы ещё и не знали, что будет с вашей женой. Очень сложный случай…»

Врачи позвали охранника и заставили его разыскать незнакомого мужчину в белом халате. Но никто его нигде никогда не видел ни до, ни после. Но мы никогда не забудем его глаза, его лицо и то, как он говорил с нами. Наша дочь рассказывает эту историю лучше всех. Oна говорит: «Это был ангел, который исцелил маму, обнял папу и благословил меня!»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ