Звёздный час

12 апреля весь мир отмечает День авиации и космонавтики (Space Probe Day) – памятную дату, посвященную первому полету человека в космос. Именно 12 апреля 1961 года гражданин Советского Союза старший лейтенант Ю.А. Гагарин на космическом корабле «Восток» впервые в мире совершил орбитальный облет Земли. Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги Анатолия Корешкова «Звездный час», повествующей об этом эпохальном событии.

1365734991_1Утро 12 апреля 1961 года выдалось тихим и безоблачным, будто сама природа замерла в ожидании столь знаменательного события в истории человечества. На старте началась заправка ракеты компонентами топлива, и из кислородного клапана привычно парил жидкий кислород. Электрические испытания были успешно завершены.
После посадки Юрия Гагарина в корабль и задрайки люка в подготовке ракеты к старту вышла небольшая заминка: один из датчиков контроля этой операции не сработал. Бригаде монтажников пришлось заново открывать люк и задраивать его повторно.
Наконец, по громкой связи начальник Управления подполковник Кириллов объявляет «пятиминутную» готовность к пуску. Как сейчас помню, она была выдана в тот раз с двойным запасом, т.е. за 10 минут до старта, и время до него тянулось мучительно долго. В бункере воцарилась мёртвая тишина. Это были самые волнительные минуты накануне старта.
Больше всего поражал участников грядущего события спокойный, даже без намёка на волнение, голос Гагарина. Создавалось впечатление, что он сидит всего лишь в тренажёре и не сознаёт всей степени опасности, которая поджидает его в предстоящем полёте. У меня было такое ощущение, что я переживаю за жизнь космонавта гораздо сильнее, чем он сам.

Главный конструктор Сергей Павлович Королев, держа в руке микрофон, буквально засыпал пилота корабля разнообразными вопросами. Его задачей при этом было не столько получение информации от космонавта – она передавалась с борта и по другим каналам, сколько поддержать в нём дух бодрости и оптимизма.

Корабль «Восток-1» под бодрый возглас Гагарина «Поехали!» стартовал в 9 часов 7 минут московского времени. И сразу же, на первых секундах полёта, недобрые предчувствия испытателей начали сбываться. Ещё до вхождения в связь с РУПом вышел из строя бортовой передатчик радиосистемы, и она не смогла выключить двигатели ракеты в нужный для расчётной орбиты момент. Дублирующая автономная система управления, настроенная с запасом по времени, сработала на корабле с некоторой задержкой, в результате чего тот вышел на орбиту на 40 километров выше запланированной.

Дело в том, что изначально высота орбиты для полёта была выбрана предельно минимальной с таким расчётом, чтобы даже в случае отказа ТДУ (тормозной двигательной установки) корабль через 7-10 суток смог бы возвратиться на Землю за счёт естественного торможения в атмосфере. В соответствии с этим Гагарин был укомплектован соответствующим запасом продуктов жизнеобеспечения.
А прикидочные счеты показали, что при достигнутой высоте орбиты полёт корабля в указанном режиме мог длиться порядка 20 суток, и космонавт в этом случае был бы обречён на мучительную гибель. Кроме того, район посадки корабля стал непредсказуем, и в процессе её Гагарин мог рассчитывать только на свои силы да уповать на Бога.

Однако до использования резервного варианта посадки дело не дошло: ТДУ сработала исправно в намеченное программой время, и корабль перешёл на траекторию спуска с орбиты. Руководители полёта вздохнули было с облегчением: угроза жизни космонавта, казалось, миновала. Но не тут-то было.
Гагарин вскоре доложил на землю о возникновении нештатной ситуации: после окончания работы двигателя спускаемый аппарат не отделился, как было предусмотрено программой, от приборного отсека, и мало того – начал вращаться. Разделение должно было произойти через 10-12 секунд после выключения ТДУ, но проходили минута за минутой, а исполнения этой операции всё не происходило.

У космонавта было такое ощущение, что автоматика корабля отказала, «заклинившись» на предыдущей операции. Он понимал, чем это ему грозит, и с периодичностью в 1,5-2 минуты повторял свой доклад на Землю, выражая при этом надежду, что всё обойдётся. Но оттуда, не зная толком, что с кораблём происходит, ничем не могли ему помочь. Ситуация была в высшей степени экстремальной и грозила космонавту неминуемой гибелью.
Спасло положение лишь то, что кабель, не отключившийся от спускаемого аппарата из–за несовершенства автоматики, при вхождении в плотные слои атмосферы сгорел в ней сам по себе, завершив тем самым процесс разделения спускаемого аппарама и приборного отсека. Жизнь Гагарина, таким образом, целых 10 минут почти буквальном смысле висела на волоске.

Дальше полёт проходил уже без особых приключений. Если не считать заклинивания воздушного клапана в гермошлеме во время спуска на парашюте. Но с этой «мелочью» космонавт справился самостоятельно, открыв клапан вручную. Место его посадки в Саратовской области оказалось как нельзя удачным – на пашне вблизи села. Поэтому ему удалось обойтись без бригады спасателей, а на связь с местными властями он вышел сам. Подытоживая сказанное, можно с полным основанием сказать, что первый космонавт планеты родился не иначе, как в рубашке.
В сообщении ТАСС, посвященном историческому полету Юрия Гагарина, о всех злоключениях космонавта не было сказано ни слова.
Наша справка:
Анатолий Анатольевич Корешков родился в 1931 году в городе Тейково Ивановской области. Окончил Артиллерийскую инженерную академию имени Дзержинского. После выпуска в 1955 году в звании инженер-лейтенанта получил назначение на должность испытателя ракетного полигона НИИП-5 МО (космодром Байконур). Прослужил на полигоне 22 года и уволился в запас в 1977 году в звании подполковника-инженера.
Участвовал в запуске первой в СССР межконтинентальной баллистической ракеты, первого спутника Земли, первого космонавта планеты – Юрия Гагарина. Участник трёх лунных программ и первой международной «Союз-Аполлон». Член Союза писателей России. Автор многих книг об истории отечественной космонавтики.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ