«От карикатур Charlie Hebdo несет преисподней»: российские политики о публичной некрофилии

Французский сатирический журнал Charlie Hebdo опубликовал серию карикатур об авиакатастрофе самолета Airbus A321 в Египте. Реакция российской стороны оказалась вполне предсказуемой. Возмущенные депутаты и чиновники требуют призвать художников к ответу, а также признать издание экстремистским на территории России. «Лента.ру» проанализировала реакцию российских политиков и общества на новые работы эпатажных французских карикатуристов.
Изображения появились в печатной версии журнала, в рубрике «Обложки, которых вы избежали» на последних страницах издания. Традиционно там публикуются карикатуры, по тем или иным причинам отвергнутые редколлегией.
На первом рисунке человек в белой одежде, с бородой и автоматом уклоняется от падающих с неба обломков самолета и тел жертв. Картинка сопровождается подписью: «Исламское государство. Россия усилила бомбардировки». Вторая карикатура под названием «Опасности российских лоукостеров» изображает череп с глазным яблоком в сломанных солнцезащитных очках на фоне обломков разбившегося лайнера и разбросанных останков.
Одной из первых на провокационные рисунки отреагировала официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова, припомнив январскую стрельбу в редакции французских карикатуристов и последующие акции поддержки с лозунгом «Je suis Charlie» («Я — Шарли»).
В Кремле тоже прокомментировали рисунки о катастрофе. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал их «кощунством», а само издание охарактеризовал как «спорное». «Это не имеет отношения ни к демократии, ни к самовыражению, ни к чему — это кощунство», — заявил он. Песков также упомянул, что ему не удалось найти карикатур издания на теракт в собственной редакции, во время которого погибли десять сотрудников. В ответ на обвинения Кремля главный редактор еженедельника Жерар Бриар заявил, что возмущение Москвы ему не понятно, а для сотрудников издания не существует понятия «кощунство».
Не остался в стороне уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, назвавший рисунки французских художников «публичной некрофилией».
Несмотря на то что в самой Франции Charlie Hebdo не является изданием, транслирующим мнение политического истеблишмента, а скорее наоборот, лидер ЛДПР Владимир Жириновский приравнял позицию скандальных художников к позиции официального Парижа. Депутат предлагает создать сатирическое издание, аналогичное французскому, чтобы «высмеивать всю Францию, всех французов, начиная с Наполеона». Задеть французов за живое лидер ЛДПР предлагает при помощи изображения актера Луи де Фюнеса, который «говорит по-русски и плюет на французов». Финансировать свой проект, впрочем, Жириновский не готов — для этого, по его словам, существуют «государственные пропагандистские органы», какие именно — он не пояснил.
В Госдуме считают, что подобные публикации вредят российско-французским отношениям. Зампред думского комитета по международным делам Александр Романович призвал тех, кто поддержал «подонков»-карикатуристов после стрельбы в редакции, прислушаться к его словам.
Лидер партии «Родина» Алексей Журавлев предлагает действовать еще более решительно: признать журнал экстремистским и требовать у властей Франции его закрытия.
Член комитета Госдумы по бюджету и налогам единоросс Евгений Федоров считает, что очередные карикатуры Charlie Hebdo свидетельствуют о полной деградации европейского общества.
«Становится понятно, что путь, по которому идет Европа, приведет к полной культурной и физической гибели проживающих там народов, включая французов. Народов, которые не могут сопротивляться этому пути. Я понимаю, что и во Франции этот журнал критикуют. Но тут дело не в журнале. Общество выработало механизмы, которые ограждают его от крайностей. Если по Тверской идут голые люди, то появится полиция и скажет, что так делать нельзя. В данном случае — это явная крайность, выходящая за логику нормального человека. У нормального человека эти карикатуры вызывают отвращение. Это переход в людоедство, которое осуждено всеми и которое везде запрещено. Но в том-то и дело, что их общество поддерживает такое отношение к человеческой жизни. Именно это имеется в виду, когда мы говорим про загнивание общественного устройства Европы.
Хочется спросить этих карикатуристов, а стали бы они писать карикатуры, если бы погибли их родственники? Думаю, что нет. Я хотел бы теперь поинтересоваться и у тех граждан России, которые ходили с табличками “Я — Charlie”, фотографии ставили в интернете, — подтверждают ли они теперь свою приверженность этой людоедской логике, которую они тогда начали поддерживать? Ведь с этими плакатами ходило много людей. Сейчас они должны определиться. То же, что происходит во Франции, дело французов. Они себя уничтожают и уничтожат. Каждый имеет право умереть, если хочет, в том числе и нация.
Я не поддерживаю предложение Жириновского. Не нужно уподобляться животным. Надо ли депутатам обращаться к французам на государственном уровне? Думаю, нет, не надо никого учить. Надо просто учитывать этот факт: что французы перешли в другую категорию человеческого развития, переместились вниз по ступеньке эволюции».
Но более других карикатуры Charlie Hebdo потрясли сенатора Елену Мизулину, которая увидела в них не много не мало, а угрозу для русского мира.

***
Тома Гра, главный редактор сайта Le Courrier de Russie
«Карикатура крушения российского лайнера вызвала бурный общественный резонанс. Но заметим — это издание всегда печатает карикатуры на тему мировых трагедий. Например, после катастрофы A330 в Атлантике в 2009 году, крупнейшей в истории авиакомпании Air France, где погибли 228 человек, Charlie также опубликовал серию карикатур. Конечно, многим это не понравилось, точнее сказать — мало кому понравилось.
Дело в том, что все, кто знает издание Charlie Hebdo, ожидают от них чего-то подобного. Это вовсе не говорит о том, что они согласны с изданием, просто французское общество привыкло: Charlie высмеивает все, о чем шутить не принято. Я бы сказал даже, что большинство французов не считают Charlie Hebdo юмористическим изданием. После теракта в редакции, когда о Charlie Hebdo узнал весь мир, читателям стало окончательно ясно, что это совсем не «смешное» издание. Однако люди так и не стали воспринимать это издание всерьез: его аудитория составляет всего около 100 тысяч читателей.
Charlie Hebdo известна своими карикатурами, которые высмеивают нравственные ценности общества. Но у нас во Франции уже давно не обращают внимания на такое поведение. Однако я уверен, что выпуск с изображениями катастрофы А321 станет популярным во Франции именно потому, что Россия выразила свое противоречивое отношение к нему».
Светлана Поворазнюк, Lenta.ru

Фото: Vit Simanek / CTK photo / Global Look

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ