“Русские – тоже люди” – неожиданный вывод американского журналиста

“Русские обожают западную культуру и часто, кажется, знают о ней больше, чем мы. Почему же мы не можем с ними поладить?”
К этому материалу, как кажется редакции портала «Русское поле», необходимо одно важное пояснение. Статья на сайте The Baltimore Sun, перевод которой представлен ниже, изначально была названа ее автором “В поисках русской души”, а заголовок, который в результате увидел свет – Russians are people too – придуман редактором американского сайта.
Моя знакомая разошлась с мужем-алкоголиком около 15 лет назад и воспитала дочь одна. Она украсила комнату девочки картинками Русалочки и много лет заполняла её игрушками этой героини Диснея. А прошлым летом я подарил её дочери, хотя ей уже 21 год, футболку с изображением Русалочки. Футболка ей очень понравилась и она надевает её в колледж, где изучает искусство.
Моя знакомая не живёт “где-то в Америке”. Она живёт в Суздале, в самом сердце России. Она недавно посмотрела “Мир юрского периода”, на день раньше начала проката в США, русские обожают западную культуру, и часто, кажется, знают о ней больше, чем мы. Одна из моих знакомых по Facebook постоянно размещает посты, посвящённые Фредди Меркюри, а другой “френд” постоянно отдаёт дань памяти Мэрилин Монро. И, да, Aerosmith недавно “зажигали” в Москве на празднике, посвященном ее 868-летию.
Начиная с третьего класса школы я испытываю интерес к русским, несмотря на наши привычно враждебные отношения с их правительством и мою тридцатилетнюю службу в разведке США. Я дважды бывал в Советском Союзе в семидесятых и дважды посещал Россию за последние два года.
Русские говорят, что понять русскую душу нельзя, её можно только почувствовать. И я все еще пытаюсь это сделать.
Но однажды под Суздалем на меня снизошло озарение. Мы переходили с моей знакомой и её дочерью через железнодорожные пути, и вдруг, из-за растущих вдоль железнодорожного полотна молодых деревьев нам открылось громадное поле срезанной и уложенной в стога травы.

На западе, позади надвигающейся бури, медленно опускалось солнце. На востоке возвышалось величественное здание из белого известняка, увенчанное луковкой купола – Церковь Покрова на Нерли, построенная в 1165 году. Сторож брёл по холодным лужам, почти со всех сторон окружавшим церковь, какая-то старушка глядела на него.
Этот одухотворённый, волнующий пейзаж помог мне понять, почему гордость и любовь русских к своей родине передаётся из поколения в поколение. Единственное, что им не очень нравится в этой огромной стране, это её расположение в северных широтах. Хотя холодный климат привёл к фиаско Наполеона и Гитлера, русские жаждут тёплых, летних дней, когда можно лежать на берегу реки, жарить шашлык и ездить на дачи.
Многие выращивают овощи на своих земельных участках и предаются любимому национальному занятию – сбору грибов. Некоторые готовятся к неизбежной зиме, засаливая и закрывая овощи в банки. Многие совершают путешествия в такие экзотические страны, как Египет (до недавнего времени) и Греция, посещение которых в советское время было недоступно для большинства.
Как простые россияне могу позволить себе такие путешествия, остаётся для меня загадкой. К сожалению, россияне переживают сейчас трудные времена из-за низких цен на нефть и западных санкций. Но они очень экономные, и многие постепенно знакомятся с преимуществами западного предпринимательства. Мой любимый пример – это ставший фермером учёный, который прошёл путь от розлива мёда в банки и торговли овсом до создания современного автоматизированного коровника с 50 дойными коровами. Владимир добился таких успехов в достижении своих целей, что его уговорили стать депутатом местного совета.
Наблюдая за этими людьми день за днём на Facebook, я ломаю голову (как говорят русские), пытаясь понять, почему же мы не можем жить с ними в дружбе. Когда я был всего лишь младшим аналитиком в Агентстве национальной безопасности (АНБ), руководители отделов, которые казались мне богами, регулярно ездили в Женеву на переговоры с русскими по контролю над вооружениями.
Теперь-то я понимаю, что они были всего лишь маленькими рыбками в гигантском правительственном “пруду”, но это показывает, насколько глубокими и многоуровневыми были тогда переговоры с Москвой. С тех пор американское правительство растеряло специалистов по России. Боюсь, что сегодня мы тратим меньше времени на переговоры с Россией, чем в своё время на переговоры с Советским Союзом.
Русские хотят вести переговоры, но они также хотят, чтобы их уважали и обращались с ними как с равными. На сегодняшний день, стоит Владимиру Путину кашлянуть, как мы сразу хватаемся за оружие. Но ведь мы же были союзниками во Второй мировой войне и сейчас у нас есть общая стратегическая угроза в лице ИГИЛ. Давайте вместе избавляться от этого бедствия.

Когда я гулял по древнему городу Суздалю, изобилующему православными церквями, моя знакомая показала мне место, где раньше был городской бордель. Я был шокирован и спросил: “Как это возможно – среди всех этих церквей?” Она усмехнулась и ответила: “Знаешь, Джек, не согрешишь – не покаешься.” (Я обожаю этот неповторимый русский цинизм).
Учёные-библеисты утверждают, что слово “каяться” дословно означает “получить новый разум”, “повернуться другой стороной”. В этом смысле раскаяние необходимо в нашем подходе к России. Иначе мы застрянем в той же самой старой колее.
Джером Израэл занимал руководящие посты в Агентстве национальной безопасности (АНБ) и в Федеральном бюро расследований (ФБР).

Перевод — Александр Гродский

baltimoresun.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ