По любимым местам Амели

В этом году исполняется 15 лет со дня выхода на экраны французского фильма, ставшего за эти годы культовым, «Амели», или, если быть точным в переводе названия картины, «Необыкновенная судьба Амели Пулен».

Как же я люблю Монмартр, этот неописуемый артистический дух французской столицы, ведь его ещё иначе называют «душой Парижа»! Бродить по его склонам, подниматься вверх или снова направляться вниз, проходить полуразвалившиеся гостиницы, когда-то служившие борделями, а теперь разрисованные граффити, и шикарные виллы с ухоженным на переднем дворике садом с цветущими гортензиями.

IMG_1516 (1) У Амели Пулен был свой Монмартр – кафе «Две мельницы», в котором она работала, лавка Колиньона, где она покупала овощи, и свои маленькие повседневные радости – запускать руку в мешок с фасолью или разбивать корочку крем-брюле чайной ложкой.

Я решила в честь юбилея фильма пройтись по местам героини известного фильма и прочувствовать её радости, но оказалось, что у меня есть свои любимые места на Монмартре и свои маленькие парижские удовольствия.

IMG_1513Я люблю заходить в скверик, где находится стена любви, на которой на всех языках мира написано «Я люблю тебя», уютно устроиться на лавочке и смотреть на стену, определять языки и пить горячий шоколад, предусмотрительно купленный в одной из кафешек. Скверик находится совсем рядом с метро Абесс, но стену «любви» заметить не так легко, так как она скрывается за зелёными насаждениями.

Я люблю приводить приезжающих друзей к этой стене и просить их найти надпись на русском. Наблюдаю, как они старательно её ищут, смотрят вверх и вниз, пытаясь пройти глазами все слова. «Я люблю тебя» на русском занимает самое почётное место ровно посередине стены, и чтобы сфотографироваться с ней, не надо подпрыгивать или ложиться наземь, а стоит лишь подойти к стене и надпись окажется прямо перед глазами.

Выйдя из скверика, я направляюсь в сторону площади Эмиля Гудо. Конечно, «площадь» – это громкое название для этого места, небольшого сквозного вымощенного участка, с деревьями, лавочками и фонтанчиком Уоллеса, своеобразным символом Парижа. Но я люблю эту площадь, потому что именно на ней располагается «Батолавуар», или «корабль-прачечная», легендарное общежитие на Монмартре, где в начале двадцатого века жили и творили Пикассо и Модильяни.

Находясь на этой маленькой площади, я представляю, как когда-то здесь ходили молодые художники, приехавшие в Париж за мечтой без «гроша в кармане». Вообще, Париж – это то место, где мечты должны сбываться, и Пикассо с Модильяни тоже не сразу стали великими, но они шли к своей цели, не предавая своё искусство. Поэтому площадь Эмиля Гудо так близка моему сердцу, это крошечный кусочек Парижа, скрывающий тайны бедных художников, полотна которых сейчас стоят огромных денег.

IMG_1514На Монмартре есть два памятника, которые я никогда не обхожу стороной. Один из них – это памятник человеку, застрявшему в стене, автором которого является знаменитый французский актёр Жан Моро. Чтобы подойти к этой бронзовой скульптуре, нужно пересечь небольшую решетчатую поверхность, ровно под которой проходит вентиляционная система парижского метрополитена, поэтому на этом месте можно себя почувствовать Мэрилин Монро в знаменитой сцене из фильма «Зуд седьмого неба». Но если Мэрилин – это все-таки, американская звезда, то Франция имеет не меньшее количество своих секс-символов. Далида жила на Монмартре, а сейчас здесь есть площадь её имени с небольшим бронзовым бюстом певицы.

Я гуляла по Монмартру, заходила в его самые утаённые от туристов уголки, и увидела, как в одном из садов богатой виллы уже цветёт мимоза. Она как раз расцветает к моему дню рождения в феврале и одаряет своим благоуханьем. Я сорвала небольшую веточку, чтобы поставить её дома и думать о «душе Парижа», о милых сердцу уголках такого большого города, в котором сбываются мечты.

Елена Сурина

специально для газеты «Диаспора»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ