“Русские” в Сан-Франциско: за и против Путина

Бульвар Гири в районе 20-х улиц на карте Сан-Франциско обозначен как «Маленькая Россия» и протянулся от Кафедрального православного собора до русского ресторана «Ренессанс». В зимний будний день, занавесивший город пеленой дождя, в открытом соборе было пусто, а ресторан еще был закрыт. И самым средоточием русского мира в Калифорнии выглядел русский магазин.

На витрине лежали обернутая в серебристую кожу карпа гефилте-фиш, медового колера русские блины, баклажаны по-грузински и тающее во рту даже через стекло витрины сало, которое мы называем украинским. Вся продукция, символизирующая дружбу народов, производится в цехе, расположенном прямо под магазином. А «на закуску» на стенде возле выхода разместились русскоязычные газеты Америки. Политика – почти такой же ходовой товар как красная икра, искрящаяся в стеклянных блюдах.

– Россия движется в правильном направлении, – оптимистично говорит бывший одессит Миша, заправляющий в Америке успешным бизнесом. На досуге он смотрит Первый канал, однако по старой памяти советских лет не слишком доверяет «ящику»: «Картинка красивая, а как там все на самом деле, кто знает?»

От оценок личности российского президента в свете дела Литвиненко и прозвучавших обвинений в коррупции со стороны заместителя главы Минфина Адама Жубина, он предпочел воздержаться: «Большие мальчики – сами разберутся. И я большой мальчик, тоже разберусь».

Русскоговорящие иммигранты селились в этом районе начиная с 20-х годов прошлого века, убежав от большевиков, а потом община разбавлялась беженцами Второй мировой, советской и постсоветской иммиграции. Судя по всему, всех их сплотила любовь к русской кухне.

«Как мужчина Путин для меня никакой, – пожимает плечами Татьяна, выбирая батоны хлеба. – Но если он там всем нравится, то мне без разницы. Жизнь там постепенно улучшается, Путин старается, хотя и с потугами».

Татьяна, сотрудник известного сетевого супермаркета, смотрит российские новости и называет своей любимой передачей «Дорожный патруль». Хотя в жизни ей приходится рулить по улицам Сан-Франциско и общаться с калифорнийскими копами, которые взяток не берут, да и вообще без нужды не останавливают. «Про Крым – я поддерживаю Путина, он всегда был российским. Тем более, что народ захотел в Россию. Я сама из Приднестровья, у нас тоже народ захотел отделиться. Так что все нормально, – размышляет Татьяна, бежавшая за океан от геополитического раздрая и получившая убежище как беженка. – Путин в речи интеллигентный и свою линию гнет. Так что не вижу ему конкурентов. Или их просто не пускают на экран?».

Уроженка Новосибирска учитель музыки Людмила Морий не смотрит российский «ящик», за исключением юмористического шоу «Вечерний Ургант». «Остальное мне просто страшно смотреть – ситуация напоминает культ былых вождей. Почему те, кто любят Путина, так озлоблены на тех, кто с ним не согласен? Зачем они смешивают с грязью так называемых «врагов Путина», которые на глазах становятся «врагами народа?», – ужасается Людмила.

Людмила интересуется жизнью России, но не доверяет ни телевидению, ни печатным российским СМИ, погруженным в информационную войну на всех фронтах. Православная христианка, она даже перестала ходить в кафедральный собор, расположенный наискосок от супермаркета. «Да он пропутинский! Я пою в церковном хоре, только теперь в другом храме, с батюшкой из Англии. Он хотя бы в политику не лезет и без пропаганды обходится», – перебирает в руках Людмила сумки с продуктами. Ее пожилые родители, которых она забрала из Сибири, говорят, что в России бы они уже давно умерли.

Широкий чистый бульвар Гири уставлен уютными двухэтажными домиками напротив православного собора. Тот в строительных лесах – обновляют купол. Только «Маленькая Россия» выглядит так, словно ее полностью заселили китайцы. Из местной школы тянутся вереницы симпатичных подростков, будто бы скроенных по одному лекалу – made in China, в автобусах остановки объявляют на английском и китайском. Вот и в русском магазине на раскладке товаров сосредоточенно трудится поджарый рабочий с азитатскими скулами, не тратящий времени на пересуды с коллегами – он не говорит по-русски, да, вероятно, и по-английски тоже. Кругом китайские рестораны, китайские магазины и китайские товары, окружившие островок с холодцом и селедкой под шубой. Увы, «маленькая Россия» становится еще меньше.

Русская женщина в китайском жупане, расписанном в манере сочных красок Поднебесной, бросает исподлобья недобрый взгляд, услышав вопрос о том, верит ли она в то, что российский президент коррумпирован. «Вот еще! Не верю ни на грош! – сурово сводит брови женщина, приехавшая, как она говорит, из Ростова-на-Дону проведать дочку и внука. – Он, наоборот, борется с коррупцией и сажает за решетку прокуроров и ментов. Тем более, что он и сам мент». Из ее мешка торчит французский камамбер, запрещенный на родине как «санкционный» продукт. Миловидная дочка с деликатной улыбкой подправляет: «Не мент, а кагэбист». «Еще лучше», – согласно кивает мама-ростовчанка.

«Да Путин все правильно делает во внешней политике. Жаль только экономику раздербанил. И свободы там хватает, раз границу не закрыли. Нам в СССР как свободу дали, так я сюда и маханул. И они тоже могут, так ведь? Если из тюрьмы свободный выход, то это уже не тюрьма» , – делится мыслями о России 70-летний владелец компьютерной компании и почитатель телеканала FOX-News. Все сведения о России он черпает оттуда. В пакет ему уложили три упаковки сельди и салями двух сортов.

Из сумки 83-летней Инессы Акимовой вытягивают шеи свежий кудрявый сельдерей и хрустящий багет. Инесса с мужем – из московской профессуры и не смотрят телевизор вообще никакой, предпочитая Интернет и радиостанции  «Свобода» и «Эхо Москвы». «Россия катится к катастрофе, впечатление такое, что все возвращается на круги своя – к тоталитаризму, – говорит убежденно экономист Акимова, преподававшая в свое время в московском институте. Сейчас она пишет научные статьи и в качестве хобби расписывает керамические горшки. – Нас очень огорчает все происходящее в России, и складывается впечатление, что многие наши русские друзья не хотят этого видеть. Напрасно Россия поднимает на щит Маркса, Ленина и Сталина. Хотите, я объясню вам, в чем была ошибка Карла Маркса? Он не знал, что возле моего дома будет стоять завод-автомат, без всякого рабочего класса создающий прибавочную стоимость».  В Сан-Франциско и окрестностях проживают, по разным оценкам, от 20 до 80 тысяч человек, говорящих по-русски, думающих о России и, как я убедилась, имеющих очень разные мнения о ней.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ