Как журналист из России стала фотопсихологом в американском мегаполисе

Фото nothingbutlight.io

«Ничего, кроме света». Название этого масштабного фото проекта полностью отражает его суть: фотограф Анастасия Куба не использует ничего, кроме естественного света, который попадает в студию через большое окно. Нет не только прожекторов и софитов: нет грима, реквизита, причесок и даже одежды, а в финале — никакого Photoshop. Да и герои фотопроекта — не профессиональные модели, а обычные люди, которые полностью обнажаются перед камерой.

Снять с себя одежду — это не главное. Снимать нужно еще и ту маску, с которой ты живешь. После фотосессии участник пишет историю, которая публикуется вместе с фотографиями, без редакции.

У героев проекта на любом этапе есть право отказаться — забрать свои фотографии, стереть откровенное эссе и удалить свое имя из списка участников. Анастасия Куба не ставила перед собой цель сделать какой-то социально-значимый проект. Она просто решила снимать обнаженную натуру именно так, а в итоге  задумка может стать новым трендом.

Без прогнутой спины и надутых губ

Настя приехала в Америку в 20 лет. Красивая блондинка с хорошей фигурой. Внешность ценится и по ту, и по эту сторону океана. Настя нисколько не удивлялась, что на нее обращают внимание, красота — это ключ, который открывает двери.

Впрочем, поначалу и работа была такая, где на первом месте — эффектная фигура: Настя работала топлесс-танцовщицей. В какой-то момент Настя решила полностью изменить всем собственным правилам:

«Мне было 25, когда я бросила работу танцовщицы, смыла косметику, побрила налысо голову, сняла каблуки и решила найти дорогу к себе настоящей,» — вспоминает Настя.

Анастасия Куба стала профессиональным будуарным фотографом, ее публиковали Cosmopolitan, Huffington Post  и Shape. «Игра в сексуальность была мне понятна. Как бывшая танцовщица я знала все возбуждающие позы. Сначала делала, как все: прогнутая спина, надутые губы, волосы на одну сторону, взгляд туманный, то есть то, что считается  «красивым» и что обычно хотят мужчины от женщины, а женщины от фотографа,» — делится Настя.

Случайно, на Венис Бич, в Лос-Анджелесе, она сделала фотографию, на которой модель не пыталась понравиться. Она была совершенно искренней, и Куба поняла, каким творчеством хочет заниматься: «В проекте «Ничего кроме Света» я стараюсь увидеть людей такими, какими они были передо мной. Без артистических образов и социальных масок». Первым слагаемым формулы стало правило: не искать сексуальную привлекательность в теле, а дать телу возможность рассказать историю.

Приходи и разденься

Когда Настя начала искать участников для своего проекта, одной из первых откликнулась женщина-трансгендер. Она привыкла появляться на людях при полном параде: с прической, макияжем, в женственной одежде, а тут, в студии, не было ничего, кроме естественного света из окна.

Когда Джой увидела фотографии (снимки печатаются только после согласования с моделями) — молчала две недели, а потом прислала свою историю, в которой поделилась всеми переживаниями. «Итак, сегодня была фотосессия… Вы видите, что я транс. Но физические преобразования не могут показать, что я чувствую внутри. Решиться показать это — все равно, что посмотреть в бездну, которая может проглотить тебя целиком. У меня не было проблем с раздеванием, потому что за спиной работа в бурлеске и участие в проекте, где пришлось сниматься почти без одежды. Но это совсем другой проект, где никто не обещал красивых рук, ног и «женского» тела. Когда я увидела фотографии, все о чем я могла думать — мои волосы выглядят ужасно, кожа красная и обвисшая, живот слишком заметный, а я сама толстая, старая и уродливая, — слишком мужская. В зеркале я вижу то, что хочу видеть, но фотокамера — суровая хозяйка, которая решила показать то, чегоо мне не хочется замечать. У меня есть возможность удалить свои фотографии и выйти из проекта. Но после щедрого количества водки и слез мне удалось разглядеть не только то, что я ненавижу. Теперь я могу смотреть на эти фотографии… возможно, еще не принять то, что я вижу. Но это начало.»

joie-2

Когда Джой увидела фотографии — молчала две недели. Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

Ни об одном герое, приходящем в проект, Настя не может с уверенностью сказать, что он останется. Бывает, что человек передумывает в процессе съемки, а случается, что и вовсе не приходит. Вот так и Эрика — написала свою историю, но запаниковала и не пришла.

Не в правилах Насти уговаривать людей — слишком уж это деликатное дело, чтобы хоть как-то давить на человека. Но историю Эрики очень хотелось включить в проект:

«Я предложила ей опубликовать историю, а вместо фотографий поставить фото пустого кресла, в которое она так и не рискнула сесть. Но я ей пообещала, что если когда-нибудь она передумает, я обязательно буду ее фотографировать», — говорит Настя.

Эрика написала, почему она так и не смогла перебороть свой страх: «Когда я услышала об этом проекте, я была под впечатлением, захотелось стать его частью, тем более, что опыт обнаженного фото у меня есть. Когда-то давно я была моделью в эротической фотосессии. Давно… С тех пор произошло так много плохих вещей. Я провела несколько лет на улице, пристрастилась к героину и другим наркотикам, несколько раз меня изнасиловали. Результатом стала сильнейшая депрессия. Я уже давно не чувствовала собственной сексуальности, и мне не было комфортно обнажаться. Я решила, что участие в проекте мне поможет. Накануне ночью я разделась перед зеркалом, чтобы увидеть себя в полный рост. Я увидела совсем не то тело, которое я помнила. Я увидела все: наркотики, голод, отсутствие медицинской помощи. На желтой полупрозрачной коже — шрамы, грудь потеряла полноту, на бедре отметина в том месте, куда часто кололи героин. Мои зубы поломаны, они желтые от сигарет и чаще видели кулак, чем стоматолога. То, что я увидела в зеркале, стало ударом в живот. Где мое когда-то красивое тело? Я поняла, что не смогу выстоять перед камерой и перед другой женщиной моего возраста. Мне захотелось бежать, спрятаться. Мой друг сказал, что я красивая и сильная, но я не могу забыть то, что увидела в зеркале.»

erica

Человек может покинуть проект в любой момент, по любой причине. Если кто-то уходит, Куба ставит вместо портретов фотографии черной стены и пустого кресла, но оставляет его историю. Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

В проекте есть еще один стул. На нем сидела Чилли. Она была одной из первых участниц. Когда было опубликовано фото этой полной женщины, тут же оживились «тролли». Досталось и Чилли, и фотографу. Мол, зачем она пропагандирует нездоровое тело, зачем обманывает этих женщин, говоря, что они красивые. На Чилли вылили вагон грязи, но она была очень сильным человеком. До тех пор, пока ее фото не появилось в Huffington Post. После публикации издевательские комментарии перешли за грань терпения. Чилли попросила удалить свои фотографии.

Настя признается, что всегда готова к тому, что человек может передумать:

«Люди оказываются не готовы к тому, чтобы стать предметом обсуждения тысяч человек. Кому-то мешает статус, кто-то публичный человек и не может раскрыться, кто-то боится осуждения семьи. Когда Чилли сказала, что выходит из проекта, мое сердце было разбито. И не от того, что она ушла, а от причины, по которой она это сделала. Если она, очень сильная и мудрая женщина, не выдержала троллинга, значит на самом деле произошло что-то серьезное.»

Но ее история осталась в проекте. Это история о том, как сильно и долго женщина может ненавидеть свое тело: «Я начала свою «диету», когда мне было всего десять, когда я могла играть на фортепиано, любить свою собаку, дом, но вместо этого мои мысли занимало одно: я ненавидела свое тело. Но при этом я была одержима пищей. Я ела и чувствовала стыд за каждую проклятую калорию, которую положила в рот. В 16 лет я думала о самоубийстве, а вес все прибавлялся и прибавлялся. В 23 года я вышла замуж за моего лучшего друга и не могла понять, что он увидел во мне, такой жирной. А в 24 я повредила спину, и жизнь снова сошла с рельс. Еще больше вес, больше боли, больше мыслей о суициде. Какая польза от толстой калеки? Мне понадобилось много лет, чтобы полюбить свое тело. Не судите меня, потому что вы не знаете, какой путь я прошла.»

Освободишься от страха — станешь счастливым

Снимая с себя одежду, люди, которые участвуют в проекте Анастасии Куба, снимают с себя еще и страх.

Кажется, они раздеваются на все 100%, освобождаясь от стереотипов, от панцирей, от масок и от заноз, которые сидят в сердце и мешают дышать. Некоторые пишут о вещах, о которых молчали всю жизнь. Пишут, понимая, что теперь об этом узнает семья, друзья, коллеги.

Джосс осталась в живых после сексуальных надругательств. Единственная эмоция, с которой она жила долгое время, — позор. Перенесенная травма сделала ее замкнутым человеком, показать кому-то даже крошечную часть своего тела превратилось в табу. Она пришла в проект, чтобы осторожно и терпеливо договориться со своим телом.

Единственная эмоция, с которой она жила долго время - позор.

Единственная эмоция, с которой Джосс жила долгое время — позор. Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

Мейсон совсем запутался в своей оболочке. Даже телом ее назвать не мог.

«В детстве я был красивой девочкой, в стиле Барби, меня снимали для обложек журналов, приглашали на кастинги… Я родился в Сан-Франциско, в 88-м, в разгар СПИДа. Против своей воли стал наркоманом еще в утробе матери, получил редкое наследственное заболевание, которое долго не могли диагностировать — мое тело само собой изгибается в причудливых позах. Я попал в приемную семью, был жертвой насилия, ненавидел свое тело, сначала худел — да так, что весил на 20 фунтов меньше нормы, потом раздулся до 200 фунтов, а потом понял, кто я, — я мужчина, который при рождении получил женский пол. В 2010 году я убежал в Портленд, и вернулся оттуда другим человеком. Поменял пол, получил новые документы и свою тайную историю…».

Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

В детстве Мейсон был красивой девочкой, в стиле Барби, его снимали для обложек журналов, приглашали на кастинги… Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

То, что получилось у Изабель, Настя назвала «тихими фотографиями». Тонкая, прозрачная, к телу пластырями прикреплен катетер с жидкостью. Изабель пишет свою историю: «На всех фото через левое бедро тянется прибор, который позволяет мне продолжать жить, но я все равно вижу, что я красивая». Изабель не позволяла себе опубликовать ни одного селфи, которое не было бы обработано фильтрами, для нее стало важным и сложным шагом раздеться, показать всю правду своего тела и увидеть, что она может быть тихой и прекрасной.

Джим уже в возрасте, и все годы, что живет на свете, боялся наготы: «Все годы перед глазами стояла мать, которая страдает от затяжной послеродовой депрессии и выталкивает меня голым на улицу.» Он жил с травмой, которую не удавалось залечить врачам. А для проекта «Ничего, кроме света» Джим неожиданно для себя смог раздеться.

jim-3

Джим уже в возрасте, и все годы, что живет на свете, боялся наготы. Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

Когда мы голые, мы — как все

Вот, к примеру, Джастин написал о том, как сложно найти любовь, как хочется, чтобы тебя не воспринимали как вещь, как тяжело первый раз поцеловать, как летаешь на крыльях после первого свидания. Казалось бы — что особенного? Кто через это не проходил? Но Джастин только на фотографиях Насти выглядит таким, как все — просто голым мужчиной. Когда он одевается и садится в инвалидное кресло, ты понимаешь, что это — церебральный паралич. Джастин написал очень интимный личный очерк, который даже сложно перевести на русский, чтобы не расплескать ту боль, которой до краев наполнена его история.

justin-4

Джастин написал о том, как сложно найти любовь, как хочется, чтобы тебя не воспринимали как вещь. Фото Анастасия Куба, nothingbutlight.io

Я — такая же, как ты

Есть еще один нюанс проекта, который остается за кадром. Если человеку сложно преодолеть страх и раздеться, фотограф готова раздеться вместе с ним, чтобы показать, что вокруг все равны. «Более того, если человек хочет меня фотографировать, я тоже разрешаю, — говорит Анастасия Куба. — На свой фотоаппарат, на телефон, — я не против. Я даю возможность человеку оказаться со мной на равных.»

photo by Jim Nakamura

Если человеку сложно преодолеть страх и раздеться, фотограф готова раздеться вместе с ним, чтобы показать, что вокруг все равны. Фото Jim Nakamura

Сейчас в проекте 80 героев . Сначала Настя поставила перед собой цель сфотографировать 100 человек и записать 100 историй, но теперь понимает, что их будет намного больше. «Я уже не могу остановиться», — говорит Настя. Возможно, это слишком громкие слова, но проект «Ничего, кроме света», она готова назвать проектом своей жизни. Настя почувствовала, что это нужно людям, и она уже взяла на себя ответственность за тех, кому нужен вот такой фотопсихолог. Возможно, это станет новым трендом: отказаться от фильтров, от брендов, от эффектных поз, и хотя бы один раз в жизни показать себе, какой ты есть на самом деле. В конце концов, на то, чтобы раздеваться в ответ Настя тоже решилась не сразу: «Я перешла через страх, и это оказалось именно то, что мне необходимо для счастья».

Источник

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ