Операция “Ы”: как научить иностранца произносить эту букву

Ы — это действительно одна из самых сложных букв для нерусскоговорящего человека. Объяснить ее произношение крайне сложно. “Представьте, что вас ударили в живот. Вот такой должен быть звук!” — примерно так отчаявшиеся учителя апеллируют к иностранцам. Подозреваю, что мой муж (француз по происхождению) не продвинулся дальше русского алфавита именно по этой причине.

А если серьезно, то есть два способа, как произнести ы.

  • Первый немного отдает издевательством. Берут карандаш и помещают его между зубов, чтобы спинка языка не поднималась при произнесении [ы].
  • Второй способ менее садистский. Чтобы произнести ы, сначала нужно произнести звук [и], затем оттянуть язык назад, а спинку языка прижать книзу. После некоторых кривляний, так как человек будет пытаться задействовать для этого процесса мышцы лица, получится-таки произнести ы.

Теперь немного расскажу о себе и о том, как я оказалась на этих курсах. Меня зовут Ольга. С мужем и трехлетней дочкой я живу в Нью-Йорке. Пять лет назад я оставила славный город на Неве и последовала за своим мужчиной, у которого в Америке случился рабочий контракт.

 

Первые полгода ушли на то, чтобы я хоть как-то начала ощущать себя в новой действительности: перестала шарахаться от улыбающихся мне на улице встречных людей, прекратила спрашивать в продуктовом магазине “marinated cucumbers” и выучила специальный термин pickles для обозначение этих самых маринованных огурцов. Ну и, конечно, я учила язык. Того уровня английского, с которым я приехала, было явно недостаточно, чтобы легко понимать повседневную речь “r-ычащих” на низких тонах американцев. Да еще и употребляющих всяческие – gonna, gotta, wanna, от которых у меня, взращенной на классическом британском английском, начиналась зубная боль.

Фото zagranmama.com
Фото zagranmama.com

Мне посчастливилось, и я могла не работать: муж меня обеспечивал. Казалось бы, о чем еще мечтать среднестатистической российской девчонке? Мечты героини из той, набившей оскомину песни:

“Она хотела бы жить на Манхэттене
И с Дэми Мур делиться секретами…”, —

для меня стали действительностью. Но… удовлетворения не было. Скорее, наоборот — росло чувство неудовлетворения от собственной нереализованности и оторванности от мира. Вот ведь каламбур какой получался — живя практически в центре мира, я чувствовала себя оторванной от него…

На руках у меня был диплом юриста российского вуза и опыт работы юристом в питерской IT-компании. Встал вопрос: хочу ли я продолжать карьеру юриста в Америке? В моем случае это значило:

  • год очного обучения для получения степени LLM (Master of Laws),
  • инвестиции в размере 75000 американских “рублей”,
  • и самое страшное — экзамен BAR.

BAR — это экзамен на получение юридической лицензии, без нее работать юристом в США нельзя. И это действительно самое страшное, что может случиться со студентом американского юрфака. По статистике, этот экзамен не сдают около 40 % студентов. У меня есть знакомые, отучившиеся совокупно 7 лет в университете и предпринявшие N-ое количество попыток сдачи и в конце концов плюнувшие на это дело. Сейчас они работают, так называемыми, paralegal (помощник юриста), на бОльшее без лицензии рассчитывать не приходится.

Пока я взвешивала все “за” и “против”, на свет появилась моя дочка, и принятие глобальных решений было отложено. Я решила найти себе занятие для души на несколько часов в неделю. Этим занятием оказалось волонтерство в музее Метрополитен. Работа была интересной, как visitor service volunteer я общалась с людьми из разных стран. Я научилась безошибочно определять, откуда приехал человек еще до того, как он откроет рот.

Фото zagranmama.com
Фото zagranmama.com

Однако при всей моей любви к искусству, вечно волонтерствовать я не собиралась. Не хватало признания, что ли… Начался очередной виток поисков себя. К юридической деятельности я охладела, хотелось чего-то более живого и человеческого. Мне помогла моя дочь. К тому моменту она начала пытаться говорить. Мне было принципиально важно, чтобы она, помимо английского и французского, начала говорить и на русском языке. Я сама, будучи “махровым русофилом”, хотела, чтобы русская литература, история, язык были частью и ее национальной идентичности.
И вот недавно у меня случился прорыв! Я наткнулась в Интернете на дистанционные курсы МГУ “Методика преподавания русского как иностранного”. Меня аж подкинуло на стуле от открывающихся возможностей. В голове сразу выкристаллизовался план по открытию детской развивающей студии на русском языке. Считается, что детям из русскоговорящих семей, которые постоянно живут за границей, русский язык нужно преподавать именно как иностранный. И хотя я начала обучение с курса для взрослых, обязательно планирую пройти курс преподавания детям.

“Я смогу работать, находясь рядом со своим ребенком! Я смогу сама обучать свою дочь и других, таких же, как она, детей!” – находясь на волне таких радужных мыслей, делюсь ими с вами.

Ольга Зубова, zagranmama.com

Ставьте LIKE на странице DiasporaNews в Facebook. Мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Этот безумный, безумный, безумный мир русского инглиша

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ