Почему иммигранты хотят работать

Любопытные цифры опубликовало на этой неделе Бюро трудовой статистики (BLS). Впервые за семь с половиной лет правления Барака Обамы в Америке резко выросла численность работающих иммигрантов (граждане США, обладатели грин-карт, нелегалы, обладатели рабочих виз и т. п., рождённые за рубежом). По итогам июля их насчитывалось аж 25,984,000 человек, что является абсолютным рекордом. 
Особо стоит отметить тот факт, что июльский прирост рабочей силы, как правило, самый незначительный в году. Бизнесы сокращают сотрудников. Количество заявок на пособия по безработице увеличивается. Поэтому почти 26 млн.
трудоустроенных иммигрантов в разгар жары – настоящий феномен, требующий детального изучения.
Либеральные СМИ, как не трудно догадаться, сразу же объяснили впечатляющую статистику заслугами демократов. Новые данные укрепили рейтинг Барака Обамы и наверняка помогут Хиллари Клинтон ещё больше оторваться от Дональда Трампа в предвыборной гонке.
В реальности, однако, массовое трудоустройство иммигрантов объясняется несколькими незначительными на первый взгляд факторами, которые позволяют сделать простой и долгожданный для многих консервативно настроенных американцев вывод: государственная халява закончилась и теперь для выживания в Америке трудоспособным людям придётся работать. В противном случае они окажутся на улице.
Именно так, кстати, произошло в городе Нью-Йорк, где сегодня насчитывается 80 тысяч бездомных и в то же время   здесь самые большие льготы в стране.
Рассмотрим факторы, вынуждающие иммигрантов искать работу.
Во-первых, 42 штата Америки приняли в 2013 – 2016 годах законы, запрещающие получать фудстемпы людям без полной или частичной занятости. Теперь большинство малоимущих должны официально трудиться минимум 20 – 22 часа в неделю.
Этот закон застал врасплох сотни тысяч иммигрантов. В какой-то момент они потеряли право на фудстемпы, но потом трудоустроились на неполный рабочий день и это право возобновили.
Во-вторых, темпы строительства льготного жилья в Америке почти в 40 раз ниже, чем приток новых иммигрантов.
Аренда жилья за последние 12 лет выросла на 60% – 140% (в зависимости от штата). В городе Нью-Йорк средняя стоимость аренды 1-спальной квартиры по данным на июнь 2016 года составляет $2.848 в месяц.
Раньше многие иммигранты  въезжали в квартиры и переставали платить арендную плату. Они сознательно затягивали судебные тяжбы с лендлордом и порой жили бесплатно на протяжении 12 или 24-месячных лизов. Такую махинацию, однако, сегодня можно провернуть только один раз, поскольку жилищные суды делают отметку Derogatory public record or collection filed на номере социального страховании неплательщика.
Это означает, что следующий лендлорд, в чей дом попытается вселиться неплательщик, узнает о финансовых проблемах потенциального жильца.
В Сан-Франциско был случай, когда семья иммигрантов не могла снять квартиру из-за угробленной в предыдущие годы кредитной истории. Ни один лендлорд не хотел подписывать контракт с людьми, которые неоднократно бывали в жилищных судах.
В-третьих, социальные службы разных городов и штатов начали урезать и отменять бенефиты людям, которые получают их слишком долго.
В техасском Хьюстоне, например, семья иммигрантов из 7 человек получила письмо о грядущей отмене 13 видов бенефитов. Льготники лично встретились с офицером, распределяющим велфер, который объяснил, что из-за нехватки денег приоритетной категорией являются новые иммигранты. Поэтому семье, получавшей льготы 20 лет, придётся найти работу.
В-четвёртых, после большого количество банкротств физических лиц банки значительно ужесточили лимиты по кредитным картам. Если раньше человек мог не работать и при этом получать письма с предложением взять карточку на $20 – $30 тысяч с процентной ставкой 7% – 8%, то теперь даже $3 тысячи под 20% годовых банки льготникам не выдают.
Кредитная история ухудшается, если человек оформляет один или несколько видов бенефитов.
Иммигранты-мошенники уже не могут набрать кучу ничем не обеспеченных кредитов, а потом устроить банкротство, избавившись от долга в несколько сотен тысяч долларов (в 90-е годы этот вид мошенничества был очень популярен).
В-пятых, Департамент здравоохранения (DOH) очень сильно ужесточил контроль над Медикейдом. Раньше не чистые на руку иммигранты часто проворачивали аферы с этим иншуренсом.
Система позволяла ходить по врачам 365 дней в году и выкачивать из страховки миллионы долларов. Сегодня иммигранты не могут использовать Медикейд без лишней надобности чаще одного раза в три месяца. Исключение составляют только тяжелобольные.
Закручивание гаек в системе социальных льгот привело к ещё одной тенденции: почти в два раза за последние три года увеличилось количество заявок на пособия по инвалидности.
Не желающие работать трудоспособные иммигранты почувствовали, что классические бенефиты скоро закончатся и пытаются  перейти в категорию инвалидов. Уголовные дела по статье disability fraud возбуждаются редко, поэтому поток псевдоинвалидов не ослабевает.
Таким образом, если раньше иммигранты могли выбирать между «работать» и «не работать», то теперь их выбор сузился до «работать» или «оказаться на улице». Принцип «кто не работает, тот не ест» в конечном счёте начал работать даже в рамках ультралевой политики президента Барака Обамы.
Евгений Новицкий, “Русский Базар”

Ставьте LIKE на странице DiasporaNews в Facebook. Мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ