Наследство Обамы: что оставит преемнику президент Америки

Никогда еще россияне не жили так плохо, как при Обаме, шутят в Рунете. То же самое готовы сказать о себе и многие американцы. Оставим в покое конспирологов, которые восемь лет пытаются убедить широкую публику, что обитатель Белого дома — рожденный в Кении криптомусульманин, чья цель — уничтожить Соединенные Штаты. Но и среди обычных избирателей еще два года назад его рейтинг стоял на близкой к рекордно низкой отметке в 38%, и в 2014 году демократы не только потерпели сокрушительное поражение на выборах в нижнюю палату конгресса, но и лишились большинства в сенате.

Республиканцы часто называют Обаму «худшим президентом в истории», а Дональд Трамп и вовсе отзывается о нем не иначе как о «катастрофе» (disaster).

Однако, возможно, как раз благодаря Трампу, а также Хиллари Клинтон, чьи собственные негативные рейтинги находятся на исторически беспрецедентном уровне, примерно с начала марта отношение американцев к Обаме начало меняться. Его рейтинг вдруг пополз вверх и сегодня составляет 52%, что выше среднего для президентов прошлого в последние полгода их правления.

Таким образом американцы наконец-то присоединились к мировому сообществу, где Обама был все эти годы стабильно популярен. Недавний опрос граждан 19 стран показал, что в 18 из них к Обаме положительно относятся около 70% населения. И лишь в одной стране мира отношение к нему остается крайне негативным — в России. Тут его одобряют лишь 18%.

Обама, несомненно, обаятелен, прекрасно образован, сдержан и остроумен. Его выступления приятно смотреть, а речи слушать, и, сравнивая его с Трампом и Клинтон, начинаешь понимать, что Обамы будет сильно не хватать. Но, конечно же, главная причина, почему американцы вдруг прониклись симпатией к Обаме, — это тот факт, что при нем они действительно стали жить лучше. Кризис, который Обама унаследовал от Буша, преодолен, уровень безработицы упал, цены на недвижимость вновь растут, процентные ставки по кредитам остаются крайне низкими, бензин на 30 центов за литр дешевле, чем в 2008 году.

К тому же Обама вывел основной контингент американских войск из Ирака и Афганистана и избежал военных конфликтов в других странах. Да, в США за годы его правления произошло три связанных с исламом теракта, но совершили их одиночки. По сравнению с Европой Америка остается достаточно безопасной страной.

И все же насколько американские избиратели недооценивали Обаму ранее, настолько сейчас они склонны его переоценивать. Обама — не реформатор и не борец. Основные черты его характера — спокойствие и терпение. Во время первой предвыборной кампании в 2008 году его команда даже придумала ему прозвище: No drama Obama — поскольку ничто не могло вывести его из равновесия. Точно так же он управлял страной, предпочитая в любой ситуации выжидать, а когда он начинал действовать и встречал отпор, его инстинктивной реакцией было отступить и не лезть на рожон. Выжидать, когда экономика сама начнет постепенно выправляться. Выжидать, когда кризисы «арабской весны» выдохнутся. Выжидать, когда устаканится ситуация на Украине.

Выжидательная тактика обеспечила экономическую и политическую стабильность в США на годы его правления, но и создала вялотекущие конфликты как на международной арене, так и в самой Америке. Конфликты эти находятся в динамическом развитии, продолжая более или менее интенсивно тлеть, в то время как общая ситуация как внутри страны, так и за ее пределами становится все более напряженной. Следующему президенту отсидеться в Белом доме, скорее всего, не удастся. Непрочная стабильность, которую оставляет за собой Обама, может довольно быстро и болезненно взорваться. Но это уже будет не его проблема. Скорее, даже наоборот: годы его правления тем более будут вспоминаться как некий «золотой век».

Вот несколько самых наглядных примеров, когда кажущаяся стабильность чревата большими или малыми неприятностями следующему обитателю (или обитательнице) Белого дома.

1. «Арабская весна»

Причина серии революций на Ближнем Востоке и в Северной Африке примерно та же, что и американского вторжения в Ирак. Неоконсерваторы в администрации Буша-младшего считали — наверно, не без основания, — что урбанизированные, образованные, состоятельные классы в арабском мире устали от своих диктаторов радикального толка и созрели для демократии. Американцам достаточно скинуть диктаторов, чтобы демократия установилась сама собой — примерно так же, как в Германии или в Италии после войны. Однако они сильно недооценили несколько факторов: огромный рост малообразованного населения за последние десятилетия, религиозный фанатизм возрожденного исламского фундаментализма и этнические и конфессиональные конфликты.

Американское вторжение в Ирак привело в движение все эти силы, столкнув старые авторитарные режимы со светской городской молодежью и со все более фанатичными, радикализированными исламистами. Арабская весна застала администрацию Обамы врасплох, она не знала, чью сторону принять и как реагировать, и в суматохе сделала ряд половинчатых шагов. В результате Ливия распалась и радикализировалась, в Сирии произошла гуманитарная катастрофа, но зато ситуация в Египте, Тунисе и на Аравийском полуострове более-менее стабилизировались. Правда, ни о какой демократии западного толка речи там не идет.

Даже сторонники Обамы критикуют его за бездействие в Сирии, но, кроме как ввести туда довольно большой контингент американских войск и создать там второй Ирак, никто никаких конкретных мер не предлагает. В Сирии различные региональные игроки ведут каждый свою игру. Несмотря на то что уход Башара аль-Асада остается заявленной целью Вашингтона, выжидательная позиция Обамы, оставившая Саудовскую Аравию, Иран и Турцию — а теперь еще Россию — биться за развалины сирийских городов, оказалась наиболее правильной.

Но, конечно, вечно так продолжаться не может, тем более что, помимо полигона для испытания оружия и соперничества региональных держав, картина войны в Сирии включает в себя радикальных исламистов, объявивших террор всего остального мира, и мечтающих создать свою страну курдов, и толпы беженцев, стремящихся в Европу.

Проблему беженцев совместными усилиями удалось замести под ковер, но она не была решена и расшатывает и без того ослабленный Евросоюз. Обама, выступая в своем репертуаре, никак не способствовал решению этой проблемы. США со скрипом согласились принять абсолютный минимум беженцев, что не мешает Трампу заявлять, что волны мусульманских эмигрантов обрушиваются на американские берега и что среди беженцев одни сплошные террористы.

2. Израиль — Палестина

В этом вопросе Обама начал свой первый срок очень активно, пообещав в 2009-м в Каире принципиально новый подход в отношениях между США и мусульманским миром. Новый подход должен был включать в себя решение вопроса о границах Палестинского государства. Однако попытки Обамы надавить на Израиль и заставить его сесть за стол переговоров натолкнулись на упрямое сопротивление Беньямина Нетаньяху. Обама тут же отступил.

Сейчас, после распада Сирии и роста исламского терроризма, в сложившейся ситуации на Ближнем Востоке никакое израильское правительство не может позволить палестинцам создать свое государство. Обаму статус кво, похоже, вполне устраивает, хотя для урегулирования израильско-палестинских отношений он сделал меньше, чем кто-либо из его предшественников. Но, конечно, проблема не решена, и кто-то из будущих президентов США, несомненно, столкнется с новым кризисом.

Успех Обамы в переговорах с Ираном тоже, похоже, создал лишь временную передышку. Санкции с Исламской Республики постепенно снимаются, но Израиль остается ярым противником любой сделки с ней.

Конфликты по всему Ближнему Востоку значительно обострились, но, в отличие от прошлых лет, они практически не влияли на общую стабильность, потому что сам регион во многом потерял свое первостепенное стратегическое значение, которое он имел главным образом благодаря запасам нефти. Во-первых, доля произведенной в регионе нефти уменьшается по мере того, как разрабатывается сланцевая нефть и глубоководные месторождения. Во-вторых, в мире сейчас избыток нефти, что показывает ее низкая цена. В-третьих, мировая экономика постепенно уходит от нефти. Еще где-то 15 лет назад подобный кризис в регионе ощущался бы значительно более остро на мировых рынках и вызвал бы более активную реакцию ведущих мировых держав. Тем не менее цены на нефть имеют обыкновение скакать довольно резко, и Персидский залив и Северная Африка в какой-то момент вновь будут иметь первостепенное значение.

3. Украина

Обама подвергался критике и из-за своей крайне осторожной политики в отношении Украины: Вашингтон скрупулезно избегал конфронтации с Россией и, вопреки давлению республиканцев в конгрессе, отказывался снабжать украинскую армию оружием. Тем не менее Обама умело создал объединенный фронт с европейскими союзниками и на Россию были наложены санкции — достаточные для того, чтобы заставить Москву задуматься о цене дальнейшего наступления на Украине, но не настолько губительные для экономики, чтобы позволить Путину идти ва-банк.

На этом, однако, успех Обамы и закончился. США и их союзники позволили Москве заморозить конфликт на востоке Украины. Угроза ее суверенитету сохраняется, и война может перейти в горячую стадию в любой момент, который Путин сочтет для этого удобным.

4. Внутренние конфликты

Война во Вьетнаме и ее последствия показали, что США может эффективно заниматься внешней политикой, лишь когда внутри страны существует определенная стабильность. Поэтому внутренние противоречия в США, которые с особой силой начали проявляться во время текущих президентских выборов, несут наибольшую угрозу безопасности страны, а также стабильности всей мировой экономической и политической системы.

Да, американская экономика поднялась за эти восемь лет, но практически весь ее подъем был обеспечен накачиванием банковской системы бесплатной наличностью, которую до сих пор проводит Центральный банк США. Финансовая система, рухнувшая в 2008 году, была полностью восстановлена, и «пузыри», которые лопнули в последний год правления Буша-младшего, уже давно снова надуваются.

За годы правления Обамы практически весь рост доходов населения пришелся на долю самых богатых 5–10% населения, в то время как показатели бедности увеличились и разрыв между имущими и неимущими достиг самой высокой отметки за последние 100 лет. Президентская предвыборная кампания этого года показали, что значительная часть среднего класса чувствует себя обделенной и больше не верит ни в американскую мечту, ни в широкие возможности социального роста, предоставляемые Америкой ее гражданам.

Более того, хотя страной руководит первый в истории чернокожий президент — а может, и благодаря этому факту, — взаимоотношения между черным и белым населением не только не улучшились, но значительно ухудшились. Сейчас смешно и горько вспоминать, что после победы Обамы на выборах 2008 года в прессе много говорилось о «пострасовом обществе». Сегодня впервые с 1960-х годов в стране проходят расовые волнения. В ответ на серию убийств безоружных афроамериканцев оставшимися безнаказанными полицейскими возникла организация под названием «Жизнь чернокожих имеет значение». Эта организация ставит своей задачей протестовать мирно, но в последнее время было несколько случаев, когда полицейских убивали чернокожие «мстители», и в результате даже мирные протесты теперь вызывают страх и ненависть у определенных групп белого населения.

Это, наверное, не вина Обамы, а его беда, но он оставляет страну разделенной на черных и белых. Симптомом этого нового конфликта стала кандидатура Трампа, играющего на страхах и расовой ненависти определенных групп малообразованных, небогатых белых американцев. Новая волна расизма, увы, является прямым ответом на правление Обамы, который за восемь лет так и не сумел убедить многих граждан, что он их президент.

Алексей Байер

Ставьте LIKE на странице DiasporaNews в Facebook. Мы будем сообщать вам о важном и интересном.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Кто пишет шутки для президента США

“Саутсайд с тобой”: История любви Барака и Мишель Обамы (ВИДЕО)

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ