Жертва насилия из Флориды выходит замуж за своего спасителя

Мелиссе Доум из штата Флорида было 20 лет, когда бывший поклонник нанес ей более 30 ножевых ран и оставил умирать. Несмотря ни на что, она выжила. Хотя после случившегося ей казалось, что она никогда не сможет построить ни с кем отношения, ей неожиданно удалось найти свою любовь. Вот ее рассказ.

До нападения я училась в колледже и параллельно работала в регистратуре местной больницы. Я мечтала стать медсестрой.
Я встречалась с Робертом Бертоном, с которым познакомилась еще в старших классах в школе. Мы проводили вместе много времени: разговаривали, писали друг другу сообщения. Он казался мне очень милым, забавным и даже добрым.

По словам Мелиссы, Роберт был добрым и забавным, когда они познакомились

Но я заметила, что его отношение ко мне стало меняться после того как я начала подавать документы в университеты. Он стал страшно меня ревновать. Начал говорить обо мне пренебрежительно и не хотел, чтобы я поступила. Он стал обманывать меня по разным поводам, а когда я ловила его на чем-то, выходил из себя.
Я попыталась расстаться с ним, но он сказал, что я должна помогать ему, а не бросать. Он угрожал покончить с собой, если я от него уйду.

В итоге дошло до физического насилия. Однажды в октябре 2011 года мы ехали домой, я была за рулем, поскольку он выпил. Он обвинил меня в том, что я закрыла дверь до того, как он закончил говорить, и его это взбесило. Он стал меня бить. Мне удалось вырваться и убежать, после чего я вызвала полицию и его арестовали. Роберту предъявили обвинение в домашнем насилии и приговорили к 10 часам тюрьмы. Я думала, что наконец-то от него избавилась.

После этого он на пару месяцев оставил меня в покое. Из социальных сетей я узнала, что у него появилась другая девушка, и решила, что он про меня наконец забыл.

И вдруг 24 января 2012 года он позвонил мне в 2 часа ночи. Утром того дня он снова ходил в суд из-за того обвинения в побоях. Он сказал мне по телефону, что хочет повидаться со мной в последний раз, чтобы обняться и поставить точку в наших непростых отношениях, после этого он обещал оставить меня в покое.
Интуиция подсказывала мне, что здесь что-то не так, но я решила не обращать на это внимания, и это было самой большой ошибкой в моей жизни. Я взяла с собой перцовый баллончик и телефон, думая, что в случае необходимости смогу себя защитить.
Как только я подошла к нему, он протянул мне руки, как будто для объятья, но на само деле у него в руке был складной нож. Он открыл его и стал наносить мне удары один за другим.

Помню боль от первых ударов ножа, но затем я стала сопротивляться и пыталась укусить его за руку. Я кричала и била его, но все время падала, потому что теряла много крови.

Мои крики услышали молодые парень с девушкой, девушка позвонила в службу спасения. Увидев их, Роберт достал из своей машины большой нож с зазубренным лезвием и стал наносить мне удары им. Он явно хотел меня убить. Он знал, что полиция скоро приедет и хотел довести дело до конца.
Он оставил меня лежать на улице, и я думала, что умру. Я только молилась богу, чтобы он спас меня.

В реанимации

Я уже теряла сознание, когда увидела свет от фонарика, который направил на меня полицейский. Я почувствовала, что ко мне возвращается жизнь, и смогла назвать свое имя и сказать, кто на меня напал. Речь у меня была очень путанной из-за того, что я потеряла много крови.
Последнее, что я помню, это машину скорой помощи. Вокруг было очень светло, все кричали и пытались привести меня в сознание. Мне дали кислородную маску, и я знала, что это очень плохой признак. Я подумала: “понятно, они считают, что я вот-вот умру”. Затем кто-то сказал, что в больницу меня придется везти на вертолете, который уже вызвали.

Позже мне рассказали хирурги, что во время операции я несколько раз была в состоянии клинической смерти и они раз за разом возвращали меня к жизни.

Я получила очень тяжелые ранения. У меня была пробита голова, сломаны челюсть и нос. Нож повредил лицевой нерв, и правая часть лица у меня была парализована. Мне перелили 12 единиц крови, притом что обычно у человека в среднем семь единиц. То, что я выжила, было чудом.


Мне казалось, что всё это продолжалось один долгий день, но на самом деле я пробыла в реанимации несколько дней. Помню, как я знаками попросила дать мне карандаш, чтобы написать вопрос о том, что случилось с нападавшим. Я не могла писать раненой правой рукой, поэтому с трудом нацарапала левой вопрос: “Умер, жив или в тюрьме?”
Близкие заверили меня, что бояться нечего, что Роберта задержали и что больше он не причинит мне вреда. Я почувствовала большое облегчение.
Он пытался покончить с собой, приняв снотворное и разбившись на машине, но ему это не удалось. Он очнулся в больнице привязанным к койке, а рядом дежурил полисмен.

Мне предстоял долгий путь к выздоровлению. 19 из 32 колотых ран были нанесены в области лица, шеи и головы, поэтому я выглядела ужасно. У меня было выбито несколько зубов. Волосы мне сбрили, чтобы зашить и обработать раны. Половина лица была парализована.

Когда я первый раз взглянула на себя в зеркало, то просто зарыдала. Мне было всего 20 лет. Я была потрясена до глубины души, но моя вера была сильной, и я знала, что чудом осталась жива и что думать мне надо не о внешности, а об этом чуде.
Мне сделали импланты зубов, а шрамы на лице постепенно затянулись. В Бостоне мне сделали операцию по восстановлению нервов и мускулов лица. Я снова обрела способность улыбаться. Я хотела как можно скорее вернуться на работу и в колледж.
Я была уверена, что на всю жизнь останусь одна. Думала, никто никогда не захочет со мной встречаться, зная, что я пережила весь этот ужас. Но я считала, что могу помочь другим жертвам насилия своим опытом. Я хотела рассказать таким людям, что они заслуживают уважения и любви.

Я стала выступать на публике, рассказывать о себе, и в октябре 2012 года мне устроили встречу с командой, которая спасла мне жизнь. Среди них был пожарный Кэмерон, который пригласил меня и мою маму на обед в пожарном депо через неделю. Я была очень рада этому приглашению.

После этой встречи я всё время думала о Кэмероне. Я знала, что питаю к нему теплые чувства, но пыталась не обращать на это внимание. Я думала – может, это просто потому, что он был в числе тех, кто спас мне жизнь? Но чем больше мы говорили, тем больше оба понимали, как у нас много общего.

Он дал мне номер своего телефона и сказал, что всегда готов мне помочь, но я думал, что он просто проявляет любезность. Однако я понимала, что хочу снова его увидеть и спустя неделю все же позвонила ему и сказала, что хочу принести благодарственную открытку для сотрудников спасательной службы. Он ответил, что будет ждать меня в депо. Я отдала ему открытку и думала, что мы на этом распрощаемся, но на самом деле в тот раз мы проговорили шесть часов кряду.

Казалось, мы можем говорить без конца, и именно тогда стало очевидно, что между нами существует особая связь.

Мы стали встречаться, как-то раз устроили барбекю – они очень популярны в южной Флориде, – в другой раз сходили в тир. Кэмерон научил меня лучше стрелять, и теперь у меня есть разрешение на ношение скрытого оружия. Я стала чувствовать себя увереннее, понимая, что могу себя защитить.

Кэмерон был со мной, когда в августе 2013 года я пошла в суд, чтобы встретиться с человеком, который хотел меня убить.

Когда меня вызвали для дачи показаний, Роберт не сводил с меня глаз. Он пытался запугать меня своим видом, но я не стала отводить глаза. К концу процесса, когда были заслушаны все показания, он опустил голову. Ему пришлось в конце концов признаться самому себе в том, что он натворил, и он понял, что больше не имеет надо мной власти.
Его приговорили к пожизненному заключению без права на помилование, и я испытала большое облегчение и чувство благодарности к судьям. Я вышла из зала суда с ощущением, что мне вернули право на жизнь.
Кэмерон и я продолжали отношения. Я вернулась в колледж в Санкт-Петербурге, но решила отказаться от карьеры медсестры. Я хотела посвятить жизнь борьбе с бытовым насилием, поэтому я записалась на курс руководства и менеджмента.
Два года спустя меня пригласили открыть бейсбольный матч в Тампе в знак признания моей работы в школах, где я выступала на тему насилия в семье.
Я вышла на поле, чтобы бросить мяч, но мяча не было. Пока не появился Кэмерон и не вручил мне мяч, на котором было написано: “Ты выйдешь за меня замуж?”

Для меня это было полной неожиданностью. Он встал на колено и попросил моей руки.
В эту минуту я потеряла дар речи и не могла найти нужных слов. Но конечно, в конце концов слова нашлись, и я дала согласие.

Он подарил мне замечательное кольцо с бриллиантами, и через несколько недель у нас будет свадьба. На нее приглашены все, кто спас мне жизнь – от полицейского, который прибыл на место преступления, до хирурга, который делал мне первую операцию.

Сегодня я чувствую, что жизнь моя не напрасна. Я осознаю, что прошла через страшное испытание, но моя жизнь продолжается, несмотря на всё пережитое.

Ставьте LIKE на странице DiasporaNews в Facebook. Мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ