Истории людей, пострадавших от антииммиграционного указа Трампа

Niloofar Radgoudarzi,right hugs her father Mehdi Rad, of Iran and all living in Sacramento, after he was detained for a few hours and released from U.S. Customs and Border Protection at Francisco International Airport in San Francisco, Calif., on Saturday, Jan. 28, 2017. U.S. President Donald Trump banned Muslims from entering in the United States. (Ray Chavez/Bay Area News Group)

27 января 2017 года Дональд Трамп временно запретил въезд в США гражданам семи мусульманских стран — Сирии, Йемена, Ирака, Ирана, Судана, Ливии и Сомали. Трамп объясняет свой самый жесткий указ необходимостью обезопасить границы; оппоненты считают действия президента антиконституционными. В первый же день действия распоряжения в аэропортах США были задержаны почти 200 человек — в том числе обладатели виз и вида на жительство. Многие не смогли даже вылететь в Штаты. Американские СМИ опубликовали десятки историй людей, которые из-за указа Трампа не смогли приехать к родным, вернуться на работу и учебу и даже попасть домой в Европу — потому что даже пересадка в американском аэропорту для них стала проблемой. «Медуза» публикует несколько таких историй.

Разделенная иракская семья

Cемья аль-Обаиди — муж с женой и пятеро сыновей — жила в Багдаде. Во время войны в Ираке члены семьи помогали американцам; отец держал продуктовую лавку и интернет-кафе на территории одной из американских баз. В 2006 году одного из сыновей похитили боевики «Аль-Каеды», но вскоре отпустили. После этого семья решила бежать в Иорданию, чтобы оттуда перебраться в США. Эмигрировать успела мать, Маха аль-Обаиди, с тремя сыновьями. Отец и еще двое остались в Аммане и собирались переехать в ближайшем будущем. После распоряжения Трампа семья оказалась разделена: отец не может поехать в США, а его жена не может приехать к нему в Иорданию: как граждан Ирака ее с детьми не впустят обратно в Америку.

«Америка забыла о своей ответственности, о том, что должна защищать тех, кто ей помогал, — рассказывает один из сыновей аль-Обаиди, оставшийся в Аммане. — И основанием для этого решения стало только одно: мое вероисповедание. Это дискриминация по религиозному признаку».

Христианская семья из Дамаска, выдворенная из аэропорта Филадельфии

К 25-летней мисс Асали, уроженке Сирии, которая учится на врача в Пенсильвании, должны были приехать родственники. Семья из шести человек — дяди, тети и двоюродные сестры, христиане из Дамаска, — получили иммиграционные визы и утром 28 января прилетели из Катара в Филадельфию. В аэропорту их задержали и через три часа отправили назад в Доху.

«Отец уже поехал их встречать, когда ему позвонили из погранично-таможенной службы и сказали, что родственников не впустят, — рассказывает Асали. — Ему сказали ехать домой, а на вопрос почему, ответили: это конфиденциально, у них не все в порядке с документами».

Известный сирийский правозащитник, застрявший в Стамбуле

Радван Зиаде — директор расквартированного в Вашингтоне Сирийского центра политических и стратегических исследований и сотрудник нескольких американских научно-исследовательских организаций. Он также известен своей правозащитной деятельностью. Зиаде живет в Америке уже десять лет, трое его детей — граждане США. В январе он поехал в Стамбул и теперь не может вернуться обратно.

«Это просто ужасно, — пишет об истории с Зиаде бывший посол США в Москве Майкл Макфол. — В Сирии его преследует Асад, ИГИЛ хочет его убить. Почему Лидер Свободного Мира так с ним обращается? Уважаемые конгрессмены, пожалуйста исправьте эту несправедливость, а также бессчетное количество других».

Биолог из Ирана, которую не пустили на работу в США

Гражданка Ирана Самира Асгари много лет живет в Швейцарии. Здесь она занималась биологией, изучая геномику. Несколько лет назад Самира решила продолжать карьеру в США и получила стипендию, которая позволила бы ей работать в госпитале при Гарвардском университете. Асгари получила визу и отправилась из Женевы в Бостон. После пересадки во Франкфурте ее отказались посадить на рейс в США. Человек, представившийся сотрудником американского консульства, объяснил, что в соответствии с президентским распоряжением граждане Ирана не могут въезжать в Штаты — и посоветовал ей купить обратный билет в Швейцарию.

I was pretty excited to join @soumya_boston‘s lab but denied boarding due to my Iranian nationality. Feeling safer?

Я так ждала, когда смогу присоединиться к лаборатории в Бостоне, но меня не пустили на самолет из-за того, что я иранка. Ну как, вам стало безопаснее?

«Я всегда считала, что Америка — это страна возможностей, и если ты готов стать частью этого общества, оно ответит тебе взаимностью, — рассказывает Асгари. — Теперь все изменилось. Америка уже не кажется мне свободной страной, которая борется против дискриминации и предрассудков».

Студентка Стэнфорда, задержанная в аэропорту Нью-Йорка

39-летняя Нисрин Омер — гражданка Судана, живет в США с 1993 года. Она закончила Гарвардский университет и сейчас пишет диссертацию в Стэнфорде. Омер возвращалась из рабочей поездки в Судан. В аэропорту Нью-Йорка на нее надели наручники и допрашивали на протяжении пяти часов. По ее словам, сотрудники пограничной службы извинялись перед ней и не понимали, как им стоит поступать с задержанными.

«В какой-то момент, когда на меня надели наручники, я не выдержала и расплакалась, — вспоминает Омер. — Это было так унизительно. Я думала, что меня отправят обратно в Судан».

Niloofar Radgoudarzi,right hugs her father Mehdi Rad, of Iran and all living in Sacramento, after he was detained for a few hours and released from U.S. Customs and Border Protection at Francisco International Airport in San Francisco, Calif., on Saturday, Jan. 28, 2017. U.S. President Donald Trump banned Muslims from entering in the United States. (Ray Chavez/Bay Area News Group)

Ветеринар из Глазго, которая не может вернуться в Великобританию

Иранка Хамасе Таяри провела детство в Италии, а сейчас работает ветеринаром в Глазго. В январе 2017 года она поехала в отпуск в Коста-Рику с пересадкой в Нью-Йорке. На обратном пути ее отказались пустить в самолет. Новый билет домой, по ее словам, обойдется ей в месячную зарплату.

«Меня это просто уничтожило, — рассказывает Таяри. — Я даже представить себе не могла, что в состоянии так долго плакать. Кажется, что это начало конца. Как такое вообще возможно? От того, что происходит, очень страшно».

Ставьте LIKE на странице DiasporaNews в Facebook. Мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ