Crazy Russian Dad: как эмигрант из России стал мега популярным блогером

Ролик «Speaking with ACCENT is ok!!» только в Facebook набрал 700 000 просмотров. Его автор, Crazy Russian Dad – новый герой проекта «Цветы эмиграции» портала Тут и Там. Чтобы не рушить образ свое имя Crazy Russian Dad оставил за кадром.

— Расскажите, с чего началось занятие видеоблогерством?

— Я живу в Америке, я простой человек. Началось все с ерунды, с шутки: мы со старшим сыном поспорили пять лет назад, когда вышел фильм «Кунг-фу панда 2», и в самом конце, после титров, когда уже все нормальные люди должны выходить из зала, и только мои дети ещё сидят и смотрят, на экране показали, что один из родителей этой панды якобы жив. Так совпало, что сидела вся семья и друзья, и мой одиннадцатилетний сын сказал: «О! Это, наверное, папа!», а я сказал наоборот: «Это, видимо, мама». Так бывает в семье: сказал и сказал. Тогда я предложил: «Давай с тобой поспорим, сынок, заключим пари: если когда-нибудь выйдет следующий фильм и будет понятно кто это, проигравший заплатит выигравшему кучу денег – 250 долларов». Это немало для ребёнка. Что особенно важно, эти деньги нужно заработать: он не может взять из копилки, а я не могу забрать из зарплаты.

Мои резоны были понятны: кто его знает, сделают ли вообще этот третий фильм, ну а если сделают – я, конечно, выиграю, и тогда-то ребёнок разберётся, откуда ноги растут. Прошло пять лет, и когда я уже думать забыл об этом споре, выходит третий фильм и выясняется, что я проиграл: это папа, а не мама. Естественно, про пари все помнят, и я должен заработать и отдать проигрыш.

— Какие были идеи заработка?

— Как заработать – я совершенно не представлял, вед я уже работал в софтверной компании. И тут сын мне говорит: «Папа, ты же можешь стать ютубером! Ты постоянно шутишь, всякой ерундой занимаешься, так ты надиктовывай это на камеру и публикуй в YouTube».

Смех смехом, но мне за три месяца надо было заработать 250 долларов, и я решил провести социальный эксперимент и заодно посмешить детей. Придумал себе персонаж Crazy Russian Dad – такой эмигрант из России, который не совсем вчера приехал, который уже всё знает и понимает. Короче, это я, только ещё больше я, чем я. Началось для смеха, а потом пошло-поехало, сейчас уже больше 20 тысяч человек за этим смотрят.

— Не только началось, но и продолжается?

— Да. Я всегда говорил, что раньше мечтал делать кино, но раз в жизни не сложилось – теперь снимаю такие видеоролики.

— Деньги удалось заработать?

— Да, я собрал 250 долларов, в основном благодаря родственникам и друзьям. Напечатал футболки, календари, плюс заработок от YouTube, который составил 10-11 долларов за месяц. Большую часть денег принесли друзья-родственники, которые считали, что я сошел с ума, но уж если сошёл, то почему бы не купить мою футболку. Неожиданно начали появляться покупатели и подписчики со стороны.

— То есть дело оказалось выгодным?

— Проигранное я отдал, но сейчас никаких особых доходов от виделооблогерства я не получаю. Я простой смертный, был программистом, сейчас продакт-менеджер. Работаю 12 часов в день в стартапе в Бостоне, у меня то, что можно назвать «обычная» – в кавычках – жизнь. Мне всегда было интересно всё, что связано с кино и видео, но жизнь сложилась так, как она сложилась. Видеоблогерство позволило мне выразить себя. Теперь мне интересно, во что это выльется. В конечном итоге это, конечно, не бизнес, но мне нравится. Люди меня находят, пишут потрясающие письма, спрашивают совета, делятся секретами.

— О чем пишут поклонники?

— Около 15% корреспонденции начинается словами: «Меня усыновили американцы, я из России» – и люди делятся такими потаёнными вещами, что я просто поражён. Настолько, видимо, это глубоко сидит. Некоторые пишут: «Я слышу ваш акцент, и мне даже неважно, что именно вы говорите: русский акцент – именно то, чего мне так не хватало». Для меня это было откровением. Другие просто пишут: «Классно, что есть такой канал, и ты не ругаешься, и мы можем показать это своим детям» – это вторая большая часть писем. Это резонно: так как я делал это в первую очередь для своих детей, стараюсь следить за языком. В Америке-то в основном юмор для нижней части спинного мозга.

— Как находите темы?

— На первом этапе ход мыслей был такой: Crazy Russian Dad, я – папа, уроки, математика, домашние задания и прочее такое же. Я, мой дом, мое кресло – думал, что буду обо всём этом говорить. Выяснилось, что, когда я снял об этом четыре ролика, тема исчерпалась, не мог ничего придумать. Но потом я понял, что людям, по большому счёту, неважно, что я говорю. Оказалось, что зрителям нравится, когда я сравниваю какие-то вещи из прошлого в России с Америкой.

Темы часто находят меня сами. Утром мне час ехать на работу. Я выезжаю, первые 10 минут о чём-то думаю, потом включаю камеру. Если мне что-то пришло в голову – из вчерашних новостей или как я поругался с женой – начинаю говорить, записывать. Получилось – публикую. Как правило, не ставлю задачу обязательно снять: пришла идея – хорошо, нет – значит, нет.

— В каких странах живут ваши поклонники?

— 85-90% зрителей живут в Америке и других частях света, и лишь 10-15% в России. Иммигранты или люди, которым по той или иной причине интересно.

Я думал: ну кому может быть нужно то, что говорит какой-то посторонний человек? Выясняется, что многим любопытно. В то же время, никогда не знаешь, какая тема заинтересует людей. Я иногда готовлюсь долго, вспоминаю какие-то факты, а потом оказывается, что никому это не нужно. В то же время, бывает, что-нибудь ляпнешь, как было про русский акцент, и неожиданно набирается больше 600000 просмотров просто на пустом месте. Я даже не собирался этот ролик размещать. Совершенно не предугадаешь, что может иметь вирусный эффект, а что нет.

Обычно я снимаю видео на английском языке, но есть парочка на русском: «Теремок – добро пожаловать в Америку!»

— Дети вас поддерживают? Сколько их у вас?

— Двое, как у Новосельцева: мальчик и мальчик, 12 и 15 лет. Да, поддерживают, особенно вначале: мол, у тебя всего 11 подписчиков, не волнуйся, всё будет хорошо. А теперь они уж гордятся тем, что папа у них такой… полузнаменитый в определённом кругу.

— Расскажите о семье. Как переехали в США?

— Мы жили в Ленинграде и уехали в 1989 году семьей: мама, папа, бабушка. В те далёкие 80-е можно было уехать в Америку по «воссоединению семьи», для этого надо было пройти два перевалочных пункта – Австрия и Италия, потом уже в Штаты. Так что мой «исход» длился где-то три месяца.

Советские жители тех лет не понимали, что жизнь СССР подходила к концу. Это было непонятно, по крайней мере простым смертным, как я. Когда в ноябре я был в Вене и услышал, что сносят Берлинскую стену, для меня это было сродни информации о том, что упала пирамида Хеопса – ну, упала и упала, а мне работать надо. Я вот по-английски и немецки не понимаю – вот это настоящая проблема!

Мы уехали, потому что могли уехать. Никакого диссидентства, ничего героического – по крайней мере в моей семье. У супруги, с которой я уже здесь познакомился, совершенно другая стезя. Она из Москвы, дедушка был учёным, и поэтому их долгие годы не выпускали из страны.

— Дети, наверное, настоящие американцы?

— Дети родились здесь, говорят по-русски дома, между собой болтают по-английски – как и все дети иммигрантов, наверное. Со старшим мы недавно говорили про путешествия, и он сказал: «надо съездить в Россию, папа, ты же родом оттуда, я тоже русский, надо же посмотреть». Меня это очень удивило и умилило, говорю: «Конечно же, ты можешь поехать куда угодно». Интересно, что у них это желание сидит глубоко и передалось из поколения в поколение. Мне это было приятно и несколько ностальгически. Они нормальные американские дети, но помнят, откуда они. Понимают, что папа и мама 20 лет назад вышли из аэропорта, и у них ничего не было. Мы живем в Бостоне, у нас довольно зажиточные соседи, дети понимают, что у нас такого нет и, видимо, не будет, но это нормально, потому что папа и мама – иммигранты из России. Во всем остальном они обычные дети: хотят играть да дурью маяться.

— Бывало ли у вас, что посмотрели на ребёнка, и в голове зародилась очередная тема для видео?

— Да. Постоянно. Как начинающий фотограф: что он фотографирует? Детей, собаку… Так и я. Много говорю о детях, конечно, более тенденциозно, сгущая краски. Понятно, что мой сын не совсем идиот, и он не играет 18 часов в день в видеоигры. Не обманешь – не продашь, но я, по крайней мере, стараюсь говорить, как оно есть, не придумывать лишнего. Но приукрасить, подать, чтобы было весело, чтобы зрители не заснули – это нужно обязательно.

— Нравится быть влогером?

— Я ужасно рад, что со мной всё это произошло, что я наконец-то могу себя почувствовать в большей степени собой, чем я себя обычно чувствую. Я не могу чего-то сказать, а Crazy Russian Dad – может. Я нормальный цивилизованный человек, я не стал бы орать, ругаться или сходить с ума, но тем не менее внутри меня сидят доктор Джекил и мистер Хайд. Мы все живем в каких-то своих маленьких кандалах, и моё занятие позволяет мне больше быть собой, чем на самом деле.

— Дайте совет человеку, который хочет из России уехать в США?

— По моему мнению, лет пять занимает привыкание к стране с точки зрения языка и всего остального: тебя словно забросили с парашютом, и надо влиться в новую реальность. У меня переход из одной стадии в другую занял 5-10 лет. Женщинам проще, они более гибкие, а мужчинам, по-моему, сложнее.

Мне раньше было двадцать с чем-то лет, теперь сорок с чем-то. За эти годы я понял, что люди везде примерно одинаковые. Конечно, есть декорации: здесь такая еда, там другая, тут улыбаются, там нет – но это всё мелочи. Я для себя понял, что в Америке ты можешь запросто построить свою жизнь, если будешь прилагать себя и стараться. Google, Microsoft – все эти компании образованы иммигрантами. Почти всё, что происходит в Америке, имеет эмигрантскую подоплёку. Если ты человек образованный и работаешь, нет никаких препонов.

Ставьте LIKE на странице DiasporaNews в Facebook. Мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ