“Сладкая ловушка”: как быть, если вас считают русской шпионкой?

СВЕТЛАНА ЛОХОВА. Фото bbc.com

Когда Светлана Лохова увидела, что по всему интернету ходят сообщения, что она, может быть, российский шпион, она сначала подумала, что это шутка. Но родившаяся в России сотрудница Кембриджского университета скоро почувствовала себя, по ее сосбтвенному выражению, случайной жертвой разногласий, окружающих администрацию Трампа, и постоянных пересудов о российских шпионах.

Все началось с ее связей с генералом Майклом Флинном в 2014 году. Флинн провел всего 24 дня на посту советника президента по вопросам национальной безопасности, с которого ему пришлось уйти из-за того, что он не сказал всю правду о своих встречах с российским послом в Вашингтоне.

Вскоре после его увольнения в американской и британской прессе начали задавать вопросы о Лоховой, в том числе и заявление, что контакты Флинна с ней якобы обеспокоили американскую контрразведку.

В социальных сетях стали появляться сообщения, что, может быть, она российский шпион, или же в отношениях с Флинном играла роль “медовой ловушки”.

“Так вы русская шпионка?” – первым делом спрашиваю я ее. “Ни в коем случае, – отвечает она. – У меня нет каких бы то ни было формальных или неформальных связей с российской разведкой”.

Она признает, что циники скажут, что никакого другого ответа от нее и не ожидали, в результате чего она оказывается, по ее словам, в кафкианской ситуации.

Часть проблемы, продолжает Лохова, заключается в контексте этой истории. Она – женщина, родом из России и работает в Кембридже, который известен тем, что российские спецслужбы в 30-е годы сформировали там целую шпионскую сеть.

“И смешно, и грустно, что человека, который пишет про кембриджских предателей, самого таким называют”, – говорит она.

Все началось во время ужина в Кембридже в феврале 2014 года.

Колледж Корпус-Кристи, Кембридж

Ужин организовал сэр Ричард Дирлав, бывший глава британской разведки МИ-6, который тогда возглавлял кембриджский колледж Пембрук и создавал “Кембриджскую инициативу по безопасности” (CSI). На ужине также присутствовал Кристофер Эндрю, официальный историк МИ-5 и профессор из колледжа Корпус-Кристи.

На ужине было чуть больше десятка человек. Почетным гостем был Флинн, который тогда возглавлял разведывательное управление министерства обороны США (DIA). Как говорит Лохова, целью встречи было наладить отношения между CSI и DIA, в преддверии конференции, которая должна была пройти в следующем году.

“DIA надеялось, что, посещая самые престижные европейские университеты, они могли бы заметить людей, которые сумели бы как-то помочь этой организации”, – продолжает Лохова.

Во время ужина она сидела довольно далеко от Флинна. После выступлений более именитых гостей, молодым исследователям было предложено рассказать о своих изысканиях.

Светлана Лохова – специалист по советской разведке 30-х годов. Ей предложили немного рассказать о своих исследованиях. “Идея состояла в том, чтобы удивить DIA высоким уровнем кембриджских исследований”, – говорит она.

По словам Светланы, весь свет на нее ополчился лишь за то, что она сходила на ужин. Фото bbc.com

Она показала Флинну открытку, которую в 1912 году Сталин отправил невесте своего лучшего друга. Та помогала ему раздобыть фальшивый паспорт, с тем чтобы скрыться от слежки царской охранки.

Сначала Флинну это просто показалось курьезом, но затем Лохова перевела текст открытки и объяснила, что ни за одним лидером не следили так, как за Сталиным, который затем сам следил за всеми больше, чем кто-либо другой.

По ее словам, Флинн попросил ее переслать ему этот документ, потому что вскоре в Вашингтон должны были приехать высокопоставленные российские представители. В то время предпринимались попытки укрепить сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом, так как незадолго до того стало известно, что российские спецслужбы располагали информацией о людях, организовавших взрыв на бостонском марафоне.

Лохова говорит, что и Флинн, и его помощник дали ей свои адреса электронной почты и надеялись показать эту открытку российским гостям, рассчитывая улучшить атмосферу на переговорах.

Заявления, что Флинн пригласил ее поехать с ним в Россию в качестве переводчицы, не соответствуют действительности, говорит она.

По ее словам, она обменялась несколькими письмами с Флинном и его помощником, хотя вскоре Флинн был вынужден покинуть DIA. “Было всего несколько имейлов”, – продолжает Лохова. Среди прочего, они обсуждали кембриджский ужин.

Она говорит, что Флинн интересовался вопросами шпионажа, и она послала ему статью Би-би-си (написанную мной, в которой я цитировал свое интервью с Лоховой) о “шестом члене” кембриджской шпионской группировки: “Генерал Флинн ответил мне, сказав, что очень важно раскрывать шпионов и предоставлять о них информацию не только контрразведке, но широкой публике”.

Американские СМИ пишут, что проблема Флинна заключалась в том, что он не сообщил о своих контактах с Лоховой, хотя она родом из России. Британская пресса вспомнила о кембриджских шпионах, сообщив, что этот эпизод обсуждается как в ЦРУ, так и в ФБР.

Адвокат Флинна отказался комментировать эти заявления.

В интернете и социальных сетях все зашло гораздо дальше. Там люди писали, что Лохова – российская шпионка и что она пыталась завербовать Флинна. Это вновь пробудило интерес прессы: журналисты появились перед ее домом, и спрашивали соседей шпионка ли она. Ей пришлось переехать.

Лохова говорит, что обвинения в том, что ей удалось завербовать Флинна – на глазах у бывшего главы МИ-6 и официального историка МИ-5 – смехотворно: “Я завербовала генерала Флинна за 15 минут при помощи открытки, которую Сталин отправил в 1912 году?”

“Если бы я завербовала Флинна, это было бы одним из величайших, если не самым величайшим российским достижением за все времена. Так что это совершенно нелепо и абсолютно невероятно. Но почему-то наш мир стал таким, что люди в это верят”.

Светлана Лохова родилась в России, но вскоре после того, как она приехала в Великобританию в 1998 году, она получила британское гражданство (сохранив российское). “Я британка, у меня британский паспорт… Если бы я и в самом деле была российским шпионом, это означало бы, что я предатель… Для меня абсолютно нормально встречаться с теперешними и бывшими сотрудниками контрразведки, учитывая мои исследования”, – говорит она, отрицая, что у нее есть особый доступ к архивам российской разведки. “Это абсолютная неправда”, – говорит она.

Наоборот, говорит она, из-за ее работы с профессором Эндрю, который работал с советскими перебежчиками, в том числе и бывшем шпионом КГБ Василием Митрохиным, который бежал на Запад со многими советскими секретными документами, в России к ней относятся с подозрением.

“В Британии меня обвиняют в том, что я российский шпион. В России некоторые думают, что я британский шпион. А я ни то, ни другое. Я просто историк, которого интересует период, который стал чрезвычайно политизирован”.

“Из-за всего этого моя жизнь полностью изменилась”, – продолжает она. Незадолго до того, как в прошлом году в интернете появились все эти обвинения в ее адрес, у не родился первый ребенок.

Она говорит, что теперь боится, что за ней следят, нервничает, когда ей приходится звонить по телефону или встречаться с друзьями, так как она не уверена, считают ли они тоже, что она шпионка. Ей уже пришлось судиться со своим бывшим работодателем – российским банком. Суд она выиграла, но все это ее сильно задело.

“У меня такое чувство, что меня предали, после того как все на меня так ополчились… лишь за то, что я сходила на ужин для того, чтобы помочь западным разведкам лучше понимать Россию”, – говорит она.

Гордон Корера
Корреспондент Би-би-си по вопросам безопасности

Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Ставьте LIKE и мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ