Американские наркологи сообщают о новой беде

Ведущие американские наркологи отмечают резко возросший спрос на метамфетамин (meth) – наркотик, который больше трёх лет оставался в тени сверхпопулярного героина. Если десять лет назад численность регулярно употребляющих мет американцев оценивалась примерно в 530 тысяч человек, то сегодня она перевалила за 1.1 млн. 

Мет вне всякого сомнения является одним из самых ужасающих препаратов в истории современной наркологии. Он поставляется на чёрный рынок в небольших кристаллах, которые курятся посредством шарообразной стеклянной трубки. Краткосрочная эйфория даёт эффект уверенности, непобедимости, вседозволенности, физическое и психологическое возбуждение.

Периоды “ломки” сопровождаются галлюцинациями, болью, чувством тотального беспокойства и жутчайшим страхом. Наркоман как будто видит  в реальности худший ночной кошмар в своей жизни, который к тому же не заканчивается.

Мет очень быстро уничтожает человеческое тело. Волосы и ногти выпадают, зубы чернеют, на коже появляются язвы, внутренние и внешние органы гниют.

Хроническим наркоманам часто ампутируют руки и ноги, они слепнут, теряют слух и сходят с ума. Если кому-то и удаётся излечиться, то 6 – 8 месяцев он находится в странном психологическом состоянии, которое имеет симптомы шизофрении, биполярного расстройства и глубочайшей депрессии одновременно.

Если ещё десять лет назад мет изготавливался в кустарных лабораториях преимущественно на территории Соединённых Штатов, то теперь рынок полностью принадлежит мексиканским картелям.

Гвадалахара в штате Халиско считается метамфетоминовой столицей всего континента.

Наркотик поставляется сюда из расположенных глубоко в джунглях лабораторий, а потом отправляется в США и Канаду. При этом чистота мексиканского мета сегодня составляет 70% – 75%. Кустарным методом можно приготовить только продукт с качеством 8% – 12%.

Свой продукт картели называют кристальным метамфетамином (crystal meth) за его высочайшее качество и “убойность”.

Зависимость от наркотика появляется после первого же употребления и, в отличие от того же героина, её нельзя снять альтернативными наркотическими препаратами (героиновые наркоманы могут принимать рецептурные болеутоляющие оксикодин, оксиконтон и т. п.). В этом заключается главная опасность мета.

Если человек начал его употреблять, то к нормальной жизни его может вернуть только длительная реабилитация (желательно в другой стране, где достать мет практически невозможно).

До недавнего времени Управление по борьбе с наркотиками (DEA) отлавливало партии мета на границе посредством служебных собак и специальных сканирующих устройств. Однако несколько лет назад в свободной продаже появились дроны и ситуация стала по-настоящему катастрофической.

Американцы закупают мет в Гвадалахаре по цене $2.000 за фунт, переправляют его с помощью дрона стоимостью $500 на территорию Соединённых Штатов и продают во много раз дороже.

Сегодняшняя стоимость кристального метамфетамина в Нью-Йорке – $22.500, в Калифорнии – $20.000, на Гавайских островах – $40.000.

Прибавьте сюда тот объём мета, который поставляется в Америку картелями, и вы увидите, как сильно национальный рынок наводнён убийственными кристаллами.

Самый мощный удар мет нанёс по глубинке страны и особенно – по Среднему Западу. Здесь зафиксировано рекордное количество жутких преступлений, совершённых под воздействием или в период “ломок” от нехватки кристаллов. Отцы и матери забивают насмерть своих детей. Прохожих кромсают ножами ради нескольких долларов в их кошельке. Люди сходят с ума и в дальнейшем становятся неспособными обслуживать себя самостоятельно.

“От мета больше страдают не наркоманы, а их  друзья и родственники, – говорит нарколог Ричард Бэкс. – Никто не в силах предположить, как наркотик подействуют на психику человека. Поэтому произойти может что угодно.

Я видел наркоманов, которые вылечивались, но полностью теряли память или до конца своей жизни ходили со странной гримасой на лице. В одном случае молодой 20-летний парень перестал ходить. Физически он был здоров, но изменённая метом психика заставляла его только ползать, так как он считал себя червяком. Ни доктора, ни родственники уже ничего не могли изменить”.

Бэкс называет мет “самым жестоким и изощрённым рабовладельцем” в американской истории.

Так, 27-летняя Дэниз Р. из Алабамы “сгорела” на кристальном метамфетамине всего за 16 месяцев. Из красивой и стройной девушки она превратилась в глубокую старуху в гнойниках. Секьюрити в супермаркетах иногда на полном серьёзе просят её “снять с лица маску для Хеллоуина”, а когда узнают, что это настоящее лицо – в шоке отбегают в сторону, боясь подхватить от Дэниз какую-нибудь заразу.

“Для меня 16 месяцев пролетели как один день, – признаётся женщина. – После первой затяжки я думала только о двух вещах – как снова ощутить эйфорию и где достать на это деньги. Потом меня арестовали за кражу, посадили на год в тюрьму, где я впервые посмотрелась в зеркало…”

На начальной стадии своей деградации метамфетаминовые наркоманы имеют особенность находить большие деньги. Они снимают наличные с кредитных карт, сдают в ломбард драгоценности и электронику, берут займы на ремонт или развитие бизнеса, а потом тратят их на заветные кристаллы.

К тому моменту, как все источники финансирования иссякают, человек уже находится в сильнейшей психологической и физической зависимости от мета. Им легко манипулировать. Он согласен делать за дозу самые омерзительные вещи.

“Во многих случаях картели не ставят целью заработать на продаже мета, – говорит Джон Стэмсон, бывший работник DEA. – Им важно получить покорных слуг, которых можно использовать в своих целях. Метамфетаминовых наркоманов можно легко заставить совершить заказные убийства, вовлечь в занятие проституцией. В Техасе был случай, когда картель заставил наркомана во время ломок выпить два галлона бензина, а потом чиркнуть у рта зажигалкой. Человек сгорел, а наркоторговцы от души повеселились”.

Надо сказать, что сами картели употребление мета презирают и без всякой жалости расправляются со своими членами, пойманными за курением кристаллов. Наркотик принято продавать, а не употреблять. Это правило не распространяется на тот же кокаин или героин, которые разрешены в “умеренных дозах”.

Одна из самых главных дилемм заключается в том, что мет – наркотик преимущественно белых людей.

Чёрные и латинос прекрасно знают о его ужасающих последствиях, поэтому даже хронические кокаиновые и героиновые наркоманы (non-white) очень редко опускаются до метамфетамина. Картели об этом прекрасно знают и поэтому предпочитают распространять кристаллы в глубинке, чьё население составляют преимущественно потомки немцев, британцев, голландцев и итальянцев, прибывших в Америку много лет назад.

Картели считают свою работу эффективной, если количество метамфетаминовых наркоманов в городке с населением в 100 тысяч человек увеличивается с 0 до 2.500 тысяч в течение полугода.

“Подсадка” происходит по отработанной методике.

Сначала мет распространяется бесплатно среди любопытной молодёжи и опустившихся взрослых алкоголиков, потом на кристаллы устанавливается очень высокая цена. DEA узнаёт о метамфетаминовом буме по росту самых мерзких и логически необъяснимых преступлений.

Напоследок стоит сказать, что Трамп очень поторопился с созданием Комиссии по борьбе с опиодными передозировками (Opioid and Drug Abuse Commission). Главная цель этого государственного ведомства – снижение численности умерших от героина и рецептурных сильнодействующих. Комиссия не только не уделяет внимания проблеме метамфетамина, но и своей раскрученной антигероиновой позицией её замалчивает.

Максим Бондарь 

 

Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Ставьте LIKE и мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе