Маленькая Молдова в Калифорнии

Молдавская диаспора в Америке увеличивается с каждым годом: если в 2000 году в США насчитывалось 7859 молдаван, то в 2014 население увеличилось до 40000. Как живут, как сохраняют язык и культуру и как поддерживают связь с родиной молдавские иммигранты в Калифорнии?

К Дню Независимости Республики Молдова, который отмечается 27 августа, газета “Диаспора” подготовила специальный репортаж о жизни молдаван в солнечном штате.

Если вы хотите рассказать о том, как живут представители вашей диаспоры или хотите предложить героя для публикации, – пишите нам: diaspora@afishamedia.com

Виолетта Таскар: “Свою Молдавию я не отделяла от одной большой страны”

– Родилась я в Кишиневе, но мои родители были актеры, и все свое детство я провела на колесах. Города сменялись как цветные стекляшки в калейдоскопе, где уж тут их перечислить… Я закончила Кишиневскую государственную консерваторию по классу дирижирования. После этого меня понесло в университет, на юридическое отделение. Сдала все экзамены, но, тут выяснилось, что я отзанималась свое в консерватории,  и мне вeжливо объяснили, что государство не намерено оплачивать мне учебу в прямо полярном ВУЗе.  Пришлось смириться… и я запела. Я пела в ВИА  при Молдавской Государственной Филармонии.

Но… снова поездки, гостиницы, столовки. Я решила в корне изменить свою судьбу, и пошла работать на киностудию МОЛДОВА-ФИЛЬМ. Ассистентом режиссeра. Там я работала на художественных фильмах: “СПАСЕННОЕ ИМЯ”, “ТЕМА ДЛЯ ФЕЛЬЕТОНА”, “ЗАРУБКИ НА ПАМЯТЬ”. Удалось даже поработaть с Эмилем Лотяну на “ЛАУТАРАХ”.

Но,  снова экспедиции… и я решила осесть окончательно. Так я попала на телeвидение, где и проработала 25 лет. Сначала звукорежиссером, потом ассистентом режиссера, потом окончила Высшие режиссерские курсы в Москве и стала режиссером в музыкальной редакции. Снимала такие программы, как “РЕВЕЛИОН” (Новогодние шоу), МЕЛОДИИ ГОДА (аналог Московской программы ПЕСНЯ ГОДА). Снимала программы для Центрального телевидения (Москва)  с участием наших ведущих солистов. Ну и, кoнечно, – работала режиссером на фестивалях “МЭРЦИШОР”, куда съезжался, обычно,  цвет советской эстрады. Фестиваль этот проходил один раз в году (с 1 по 10 Марта) в Кишиневе, во Дворце “Октомбрие”.

Из всех молдавских традиций мне остро запомнились молдавские свадьбы. Это был настоящий спектакль. Мой папа был режиссером-постановщиком одной такой игровой свадьбы, которую повeзли в Москву на Фестиваль молодежи и студентов (1956). Мне было тогда 11 лет,  и я тоже там активничала, носилась среди актеров с “поросячьим визгом”. Помню,  невесту играла танцовщица ансамбля “ЖОК”  Штогря,  а  жениха – танцор Фурника. В молдавской свадьбе соединилось множество национальных традиций, все не перечислишь.

…Свою Молдавию я не отделяла от одной большой страны. Мы жили просто в цветущем раю. Мы никогда нe  задумывались над тем, кто какой национальности. Крах СССР был для меня трагедией.

А потом – ужасная война между Приднестровьем и Молдавией. Люди как будто изменились за один день. В Кишиневе могли избить и даже убить за русский язык. И такие случаи были. Молодчики заходили в троллейбус, становились на двух выходах, и, если ты плохо говорил по-молдавски или не говорил совсем – тебя избивали. Была одна страшная ночь погромов, когда националисты  прочесывали город, заходили в кафе и избивали людей. И этот ужасный призыв – “УТОПИМ РУССКИХ В ЕВРЕЙСКОЙ КРОВИ”… О каком патриотизме могла идти речь… Прошло 25 лет, а я ни разу не была в Молдове. Не дома, – его у меня отняли, – а в этой чужой, непонятной стране. Я ехала сюда не за колбасой, я спасала свою семью.

Привезла все, что мне велели местные родственники – прищепки, дубовую доску для шинковки капусты, старый немецкий ковер в пятнах, над которым потешалась все российская таможня. Но он был мне дорог, как память о той, прежней жизни. Один баул был весь забит альбомами с семейными фотографиями. Ну, и, конечно, – книги. Сколько могла увезти. Остальные раздарила подругам.

По чему отчаянно скучаю? По своим друзьям, по нашим посиделкам на кухне, с гитарой, красным столовым вином, песнями и самиздатом – по своей молодости. Она у меня была прекрасной.

Знаю я – разлуки этой стену

Лбом не прошибить нам никогда…

Если бы словам мы знали цену…

Если бы друзьям мы знали цену…

Если бы любимым знали цену –

Мы б не уезжали навсегда.

Но навеки сердце прикипело

К дому, где АПТЕКА на углу,

Где мое окно осиротело

Смотрит слепо в утреннюю мглу,

Где звенел трамвай на поворотах

В неизведанную даль маня,

Где качалось детство на воротах,

И где мамин голос звал меня…

Он летел над спящими домами,

Растревожив сонный их покой…

Никогда уже не будет мамы…

Никогда я не вернусь домой…

Никогда, подруга дорогая,

Не бродить в осенней нам листве,

Не встречать любовь в начале мая,

И не печь картошку на костре,

Не перебирать нам струн гитарных,

В тесных кухнях нам не пить вина…

Только ворох фотографий старых…

Только память – на двоих одна…

Это отрывок из моего стихотворения, – может, он поможет вам лучше понять, что я чувствую.

Мариана Майксел: “Ковер в доме молдованина – особая вещь”

– Родилась я в живописной деревне на севере Молдовы в большой семье. У мамы было семь сестер и брат, у отца пять братьев и сестра, так что я росла под пристальным вниманием тетушек и дядюшек. Помню времена, когда у нас дома собирались соседи и друзья – вязали носки и ткали ковры до рассвета, до пения петухов! Бабушка постоянно шутила, пела песни, рассказывала забавные истории из своей молодости. Все наслаждались жизнью!

Моя мама любит фольклор и традиции, она научила меня ткать ковры. Каждую зиму мы делали ковер с определенным узором – корзинка, уголок, виноградный лист. Ковры ручной работы повсюду в нашем доме, самые красивые мама сохранила для приданого мне и моей сестре Наташе. Молдавские домохозяйки хранят традиции и бережно собирают приданое для своих дочерей. Когда я вышла замуж, то привезла с собой за границу несколько шерстяных ковриков. Для меня это не просто предмет быта, а семейная реликвия, которая хранит тепло маминых рук.

Живя много лет вдали от дома, я часто вспоминаю вечера в кругу семьи и поучительные истории молдавского писателя Иона Крянгэ. Истории Крянгэ показывают дух страны, из его сказок я извлекала уроки, они вели меня по жизни. Например, в истории «Дочь старухи и дочь старика» я узнала: люди с честным и добрым сердцем всегда выигрывают. Другой писатель, который очаровал меня в детстве, это молдавский драматург Василе Александри, его пьеса «Яссы во время карнавала» очень ярко показывает жизнь румынской провинции.

Здесь в Сакраменто мы с группой единомышленников возродили молдавскую традицию празднования Рождества. Два года подряд накануне Рождества мы приглашали молдавские семьи на зимние встречи Sorcova Vesela, где объединили несколько молдавских обычаев.

Мы вспомнили традицию колядок, когда раньше дети ходили от дома к дому, пели рождественские песенки и получали в подарок яблоки, орехи, сладости.

В давние времена в декабре дети приносили в дом ветви яблони, груши, вишни, сливы или других плодовых и оставляли их в посуде с водой, пока на них не распустятся листья и цветы. В канун Нового года эти ветви связывали красной шерстяной нитью. Этот букет и назывался «соркова». С этими ветвями дети ходили по домам в новогоднее утро. Касаясь «сорковой» хозяина дома, они произносили поздравления. Считалось, что зеленая ветвь при прикосновении к человеку передает ему свою красоту и силу.

Мы в Сакраменто с детьми делали свою «соркову», украшенную самодельными цветами. Также мы организовали конкурс рисунка, который назвали «Зима моей Молдовы», четверо победителей из нашей диаспоры получили в подарок национальные костюмы. Столы ломились от молдавских угощений – мамалыга с брынзой, тушеная фасоль, куриный супчик.

Привет вам, земляки, желаю вам здоровья и приглашаю вас на зимние посиделки Sorcova Vesela в этом году!

Если вы хотите рассказать о том, как живут представители вашей диаспоры или хотите предложить героя для публикации, – пишите нам: diaspora@afishamedia.com

Аурика Кирквуд: “Я привезла с собой кусочек Молдовы”

Слева – Мариана Майксел справа Аурика Кирквуд.

– Живу в США более 18 лет, но воспоминания из моего детства всегда со мной! Когда мне было пять лет, мой дед давал мне в руки кнут и разрешал управлять повозкой с лошадью. Я как сейчас слышу этот ароматный букет – запахи свежей травы, сена и ближайшего озера. Я никогда не забуду вкус и аромат четырех видов черешни, которые выращивал дед. Айва, абрикосы, яблоки Симиренко – помню так отчетливо, как будто только что спустилась в погреб.

В Молдове я преподавала румынский язык студентам в возрасте от 11 до 17 лет. Мои ученики участвовали в международных конкурсах по журналистике. Здесь, в Сакраменто – я тоже учитель с 12 летним стажем. Последние восемь лет я обучаю первоклассников в Williamson Elementary School в Ранчо Кордова.

Когда преподавала студентам в Молдове, старалась привить им наши ценности – учила любить землю, чтить традиции, сохранять нашу культуру, литературу. Мы отмечали в школе Мэрцишор – праздник встречи весны. Мы делали мэрцишоры, сувениры, названные в честь праздника – красно-белые сплетенные два цветочка и дарили их друг другу в первый день марта. Красный цвет символизирует любовь, а белый – чистоту души.

Эмма Кирквуд держит в руках соркову

Мы привезли все эти традиции в США. В последнюю субботу сентября в Royal Park в Roseville мы отмечаем фестиваль молдавской и румынской культуры. Несколько лет подряд мы устраиваем стенд, где показываем Молдову в деталях. Корзины с фруктами и овощами, свежеиспеченный хлеб и даже молдавское вино! Вы увидите наши вышитые полотенца и традиционные костюмы, которые я привезла из Молдовы. Глиняные кувшины и горшки, картины, сувениры, куклы ручной работы, скатерти и, конечно, книги! Есть и стихи моего любимого поэта Михая Эминеску и даже рукописная копия его поэмы “Лучафэрул”, в английском языке она была переведена как «Вечерняя звезда». В моей коллекции более 40 книг румынских и молдавских авторов, которые писали для детей и взрослых.

Когда я переехала в США, я привезла с собой кусочек Молдовы и очень скучала по родине. Но с каждым годом круг друзей становился больше, и встречи с друзьями на заднем дворе моего дома становились все веселей!

Звучала скрипка, аккордеон, цимбалы. На столе дымились голубцы и плацинды, а сердцем компании были мои новые друзья – Ирина и Георгий Арабаджи, Николай и Виктория Присакару, Алекс Робул, Мариана Майкселл и Славик Драгомир. Я так счастлива, что нашла свою маленькую Молдову в Сакраменто!

Виктория Ведрон: “В моем сердце нет границ!”

– Я работаю в Roseville High School District, помогаю детям наших соотечественников влиться в американскую школу, решить трудности перевода и сделать их пребывание в школе приятным и безконфликтным. Каждый год во время летних каникул я езжу на родину – в Тирасполь. В моем сердце нет никаких границ, которые появились в новейшей истории Молдовы!

В 50-е годы очень много энтузиастов из разных республик Союза приезжали восстанавливать Кишинев после землятресения 1940 года. Мой папа-архитектор приехал по комсомольской путевке и встретил маму. Я родилась в Тирасполе. Этот город построил полководец Александр Суворов по указу Екатерины Второй в 1792 году, тогда после победы в русско-турецкой войне возникла необходимость укрепления новой границы вдоль  реки Днестр. Я выросла в Тирасполе, преподавала историю в Теоретическом лицее.

Сейчас мои ученики стали министрами и часто просят провести экскурсию по городу для иностранных гостей. Этим летом я знакомила с городом двух преподавателей из Дюссельдорфа, они историки со специализацией «История Советского Союза», а советская символика и стилистика в Тирасполе на каждом углу. Дом Советов с памятником Ленина, памятник Суворову, поездка на катере по Днестру, с тех пор как я была пионеркой – ничего не изменилось. Архитектура соцреализма представлена в полной красе. Я обязательно веду своих гостей на блошиный рынок, где можно купить карты, книги с историей СССР, ордена.

В этом году я была одним из организаторов Детского фестиваля мороженого в городском парке.

Мой любимый пломбир в вафельном стаканчике стоит два приднестровских рубля, но дети за участие в конкурсах получали мороженое бесплатно. А кроме пломбира, приехав на родину, я конечно спешу отведать митетеи, плацинду с творогом и зеленью, вертуту с вишней!

Этим летом мы заехали с мужем в мой любимый Кишинев. В национальном зале «Октомбрия» смотрели выступление молдавского ансамбля “Флуераш”. Также ездили на Фестиваль Шампанского в знаменитые Криковские подвалы, где хранятся сотни коллекций вин из лучших сортов винограда Молдавии.

Георгий Куля: “Молдаване всех стран, объединяйтесь!”

Георгий Куля с сыном Степаном

– Я родился вблизи украинского города Рени, где проживали украинцы, русские, гагаузы, болгары, но больше половины населения были молдаване. Родился 7 января в светлый праздник Рождества Христова. Был старший из семи братьев, мы все обожали спорт. Как и положено парню из семьи, где постоянно звучала музыка, меня отдали на баян, но настоящей моей страстью стал бокс. За 12 лет спортивной карьеры провел 178 боев, из которых 164 выиграл. Выходил на ринг под речевку «Кулак Кули быстрее пули!»

Мой главный ментор, тренер и учитель по жизни Борис Давидович Литвак своим жизненным примером вдохновлял меня помогать людям, делать добро.  Около 40 лет он руководил Одесской детской юношеской спортивной школой и создал центр реабилитации детей-инвалидов «Будущее», в народе его называли «Дом с ангелом». Так вот в моей жизни Литвак стал ангелом. После переезда в Америку я открыл школу бокса в Сан Франциско, где выпустил четырех чемпионов Калифорнии и нескольких победителей турниров «Золотые перчатки» (Golden Gloves). Также открыл спортивную школу в Рени, где более 300 детей обучаются бесплатно футболу, волейболу, боксу и самбо.

Так почему родился фестиваль Мэрцишор? Захотелось вернуть людям праздник, чтобы почувствовали себя как дома в Молдавии, а вырученные средства направить на развитие спортивной школы в Рени. Я и лозунг придумал «Молдаване всех стран объединяйтесь!». На первый Мэрцишор в Сан-Франциско в 2013 году приехали гости из Молдовы, Румынии, Лос-Анджелеса и из Северной Калифорнии.

Мы провели уже пять фестивалей, в прошлом году Мэрцишор пришел в Сакраменто. И если в первый раз мы собрали человек триста, то в этом году пришло1500 гостей.

В тот первый год, когда я решился проводить фестиваль, я узнал, что народный артист Василе Морошану гостил в Лос-Анджелесе, покорял Голливуд своим золотым голосом. Я прыгнул в машину, приехал, нашел его и пригласил на фестиваль. Мы подружились, и вот уже пятый фестиваль сделали вместе. Я пригласил моего кумира рок-музыканта Валерия Гаина из группы «Круиз», снимал фестивал известный кинорежиссер Валерий Жереги. Мы показали традиции молдавской свадьбы – как девушку выдают замуж. Столы ломились от национальное еды, я сам рубил мясо на голубцы, было очень много помощников. Народ говорил «Мы попали в сказку! Мы попали домой». На всех фестивалях Мэрцишор песни и танцы с утра до ночи, у меня за день выступало по 70 артистов. Василе Морошану, Андреа Брага, Ленуца Бургила, Татьяна Тижирлаш, Дорина Манга и много еще дорогих сердцу имен. Всегда выручают мои любимые друзья и коллеги из Сакраменто – певцы, танцовщики, музыканты! Мечтаю обрасти спонсорами, чтобы помогать своей спортивной школе в Рени, пока все из своего кармана. А детям там нужен спорт, и любовь нужна, и ласка. У многих родители на заработках в других странах, дети маму не видят годами, и кулек конфет от нас в Новый год для них диковина.

Если вы хотите рассказать о том, как живут представители вашей диаспоры или хотите предложить героя для публикации, – пишите нам: diaspora@afishamedia.com

 

Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Ставьте LIKE и мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе