Как хорошие дети из благополучных семей становятся наркоманами

Мало кому из горожан известна в деталях и подробностях история Наташи “малой”. Биографии и жизненные обстоятельства таких людей широкую общественность по обыкновению не интересуют: их считают маргиналами, не только не достойными особого внимания, но и субъектами, упоминания о которых неэстетичны, портят настроение и, следовательно, вредны.

Последние несколько лет своей жизни Наталья провела в статусе бездомной. Ушла она при невыясненных обстоятельствах. Очевидцев жизни и, особенно, смерти Натальи на данный момент почти не осталось, оставшиеся же крайне неохотно дают какие-либо комментарии. Один из тех, кто согласился говорить о ней – отец Бонифатий (имя по его просьбе изменено), проведший с Натальей ее последние месяцы.

Богатый папа

Для того, чтобы оказаться на улице, совершенно не обязательно финансово бедствовать. Например, Наташа родилась и росла в семье, мягко говоря, весьма обеспеченной.

“Говорили, что ее папа был одним из состоявшихся, вполне успешных материально “героев России 90-х, – рассказывает Бонифатий. – У него был некий бизнес, и мы совершенно ничего ни об этом бизнесе, ни о его законности не знаем. Но что-то в его биографии было не вполне чисто (и что именно – мы тоже не знаем), в связи с чем отец Натальи решил покинуть страну и улететь в Европу. Где и обретался всю дорогу, до последнего своего дня. Смерть дочери он встретил там же, но это мы сильно забегаем вперед. В общем, улетев в Европу, он оставил весь свой бизнес Наташке, коей в тот момент было года приблизительно 23. За плечами у нее был филфак МГУ, она прилетела из России, чтоб жить с отцом в Штатах”…

В этом опухшем человеке никто из знакомых из “прошлой” жизни не мог сразу признать Наташу. Фото из личного архива отца Бонифатия

Далее следуют достаточно нечеткие воспоминания со слов, якобы, самой Наташи, когда она попала в русскую православную общину, будучи уже бездомной, с ярко выраженной алкогольной зависимостью.

“Кто-то хотел забрать у ее папы этот бизнес, – вспоминает Бонифатий, – кто-то имел на него виды… И этот кто-то подсадил ее на героин. Нет, я не думаю, что это было насильственно: скорее всего, приобнял на вечеринке, предложил попробовать разок-другой-третий”…

Другой мой комментатор, имеющий наркодиллерское прошлое, говорит, что третьей дозы вполне достаточно для того, чтобы прочно “подсесть”.

Однако Наталья довольно быстро поняла, что с ней произошло. Говорила, что она спрыгнула с героина самостоятельно. И, как это часто бывает с людьми, химически зависимыми, “попала под стакан” (прямая речь).

“Мы, – отец Бонифатий имеет в виду общину, -нашли её, когда она уже жила на улице. Ни бизнеса, ни квартиры у нее не было. Все наши подопечные попадают туда довольно похожим образом. Многие спиваются, употребляют много наркотиков, финансы утекают в трубу, тем или иным способом их выселяют с территорий, которые они не способны оплачивать”.

Как именно Наташа попала на улицу, мы уже вряд ли узнаем. Не все подопечные общины в силу особенностей физиологического состояния помнят этот момент и детали тех дней, когда это случилось.

Как это работает

Как функционирует помощь бездомным в рамках общины?

“Во-первых, чисто медицинские меры: реабилитационные клиники, государственные и частные доктора-наркологи, которые с нами на связи, – рассказывает отец Бонифатий. – Мы им периодически кого-то приводим, однако привести в кандалах мы никого, сами понимаете, не можем, всё только на добровольной основе, никакого принуждения. Соответственно, наша задача – убедить человека в том, что ему необходимо туда идти.

Но с Наташкой была другая история – она долго не хотела лечиться, хотя зависимость свою понимала. У нее был жених – ну, мужчина, с которым она все время ходила под ручку. Звали его Эдик, крещен был Адамом. Вроде бы у них были серьезные отношения, при том, что оба бомжевали. Адам тоже пил. Насколько я знаю, в Калифорнии бездомными занимается протестанская местная община.

Далее, нам иногда жертвуют какие-то средства, и мы хоть и редко, но можем помочь снять комнату кому-то, кто готов проходить реабилитацию, менять стиль жизни, начинать работать. Также многие бездомные жили (прежде, сейчас такой практики нет) и кормятся (в том числе, в настоящем времени) при церкви, иногда помогают нам, работают за еду: плотничают, готовят, преподают, поют. И вот, мы и Наташку с Адамом тоже подкармливали.

Фото DrugAbuse.com

Однажды повез ее в рехаб (реабилитационный центр, – авт.) – это был период, когда она хотела бросить пить, что мы всегда воспринимаем как временное явление – многие срываются, но и рехаб проходить тоже всегда нужно.И вот, по дороге на детокс, она наклоняется ко мне и начинает шепотом читать Пастернака. Я спрашиваю ее: “Наташенька, откуда?” – а она говорит: “А я ведь закончила филфак МГУ”…

Последний день рождения

Как ни странно, перед гибелью она вроде бы шла на поправку. Как-то раз была у нас на службе, попросила себе в подарок икону святого Николая. “Батюшка, – говорит, – пойми, я же – Николаевна!”. Примерно тогда же была история с ее днем рождения. Она сказала о нем опять же, у нас, мы отвечаем: “Ну и прекрасно! Вот давай отметим сейчас твой день рождения, купим торт, заварим чаю”. Она сказала – “Нет, я должна выпить со своими”. С  братвой уличной, значит. Говорю: “Понимаешь, Наташка, я тебя насильно тащить не буду, ты сама решай. Но вот сейчас я предлагаю с тортом и без водки. Ничего другого предлагать не хочу”. Говорит: “Без водки дни рождения отмечать нельзя”.

С тех пор я ее не видел. В следующий раз уже увидел тело. Нашли ее в каком-то притоне, изувеченную, побитую. Стали думать, где будем хоронить. Нашли место для православного обряда похорон, для могилы на Новодивеевском кладбище. И конечно же, решились найти ее отца, чтоб сказать ему, что же произошло.

Отца ее долго искали, по всем знакомым пытались выйти на него, наконец – нашли номер телефона. Он тогда в Швейцарии на горнолыжном курорте отдыхал. Услышал от меня, что мы собираемся хоронить ее на Доводивеевском, говорит: “Никаких похорон. Тело в крематорий, урну мне по почте.

Я ее душеприказчик, и ты будешь делать то, что я говорю”.

Лет ей было приблизительно 26-27, точно никто не знал. Мы сделали так, как захотел отец, а впоследствии кто-то из найденных нами его поверенных сказал, что его в Швейцарии застрелили. Об этой семье и ее истории мы больше ничего не знаем”.

Адам

После смерти Наташи Адам остался один. Точнее, в компании таких же бездомных, как и он. Вскоре его также не стало, и вот каким образом.

“Иногда, – говорит отец Бонифатий, – местные бандиты подкупают бомжей для того, чтоб устроить фейковую аварию и развести страховую компанию, через которую оформлена страховка. Схема простая: человека (бездомного, с которого нечего взять и которому нечего предъявить) сажают в машину, потом машину бьют.

Фиксируют аварию, получают деньги. Причем, деньги по закону должен получить сам этот бездомный, а потом, понятно, большую часть суммы “браткам” вернуть. Или же все вернуть, а получить за это ящик водки. Как договорятся. И вот, если “жертва аварии” начинает качать права и деньги братве отдавать не хочет – то она получает ящик отравленной водки.

А Адам деньги отдавать не захотел. Умер он тогда не один, друг его пил вместе с ним, и, что называется, “попал под раздачу”.

Фото Willamette Week

Общая картина

Вообще с 2003 года община похоронила 85 бездомных из бывшего СССР. Однако сам отец Бонифатий смотрит на ситуацию, скорее, оптимистично: “6% успешных реабилитаций – это та максимальная цифра, которой может похвастаться средний рехаб. Если же человек с нами, в нашей общине, то у нас примерно 30% реабилитаций”.

Правда, и эту цифру полностью обнадеживающей считать нельзя, поскольку люди даже излечившиеся могут сорваться в любой момент, и подобных случаев также предостаточно.

Редко, но случаются люди и непьющие – попросту ставшие жертвами болезней, финансовых афер и не связанных с алкоголем обстоятельств. Им община также помогает всеми силами, многих (по желанию) отправляет на родину.

Ната Потемкина

 

Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Ставьте LIKE и мы будем сообщать вам о важном и интересном.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе