Анна Лянна: Почему христиане боятся психологов

Бог создал душу. Психология взялась ее изучать. Изучать такой сложный механизм непросто. Сложно поспорить с тем фактом, что у нашей психики есть определенные законы, механизмы и динамика. Этого никто не отменял. Изучать это вполне хорошо и нужно. Но почему же так много споров вокруг темы “Психология+Христианство”? Почему столь многие христиане видят угрозу в психологии, психологах и процессе консультирования, как таковом?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно заглянуть хотя бы немного в историю постсоветского пространства. Возьмем сначала просто культурную окраску советского времени, без религиозных привязок.

В Советском Союзе, в принципе, было стыдно иметь проблемы нематериального характера. Что это значит “вам плохо на душе”, “грустно”, “тревожно”? Это что за слабость такая? До сих пор работаю с клиентами, молодыми взрослыми, у которых спрашиваешь: говорили ли в семье о чувствах, эмоциях и подобного рода проявлениях нашей психики? Какое там! Клиенты отвечают, что до сих пор слышат голоса родителей, которые твердили, что грустно, тревожно, или еще чего страшно находиться в темноте – все это глупости!

Глупости… Вот как это тогда называлось, да и часто по сей день называется… Итак, не секрет, что чувствовать много и сильно, откровенно нам не давали, и уж тем более, этому не учили. Поэтому, слишком откровенные чувства, как в садиках, так и в школах обычно быстро пресекались – сильно много смеется, балуется, шалит, всем интересуется, плачет, а если еще и мальчик плачет – это же вообще катастрофа, ведь мужчины, как известно, не плачут.

А если к этому культурному контексту еще добавить и вероисповедание? Стоит лишь вспомнить о временах, когда любое проявление веры и практики христианских ценностей соотносилось с фанатизмом и решалось очень быстро с помощью помещения человека в психоневрологический диспансер. Ну, разве не такие истории мы, нынче тридцатилетние, слышали от наших бабушек и дедушек? Нет, конечно, всех подряд туда не помещали, это были определенные случаи, или определенное выполнение “плана”, когда нужно было найти виноватого и обвинить верующих в том самом “опиуме для народа”. Так вот, кто из тех, кому пришлось побороться за веру, побывать в психбольницах или тюрьмах, будет нормально воспринимать разговоры о психологах, а еще и психологах в стенах церквей? Это неприемлемо. О том, что стоило бы разграничивать психолога и психиатра…, работу над поведением и клинические проявления…, ну, в это особо не вникают, и по-быстрому все складывают в один файл: психолог, психология, психотерапия, психиатрия – все это нехорошо или еще ярче – “от лукавого”.

Церковь: причины сопротивления психологам

Тема оппозиции церквей по отношению к психологии поднимается давно по всему миру многими известными авторами и проповедниками. То, что культурная составляющая имеет огромное значение – это очевидно. Но помимо культурного аспекта, несмотря на то, что он ну очень велик, есть просто человеческий фактор. Не хотелось бы повторяться и пересказывать книги Ларри Крабба, например, где он четко и подробно объясняет две крайности данного вопроса: или пастора (опять-таки, это ближе к культуре США) отправляют всех и вся в кабинет психолога, снимая с себя ответственность пасторской заботы о своих членах церкви, или же вторая крайность (более присуща странам бывшего СССР) – ни в коем случае никаких психологов, только пастор, его слово и его совет.

Во второй крайности сразу вырисовывается ожидание от пастора, чаще всего это ожидание пастора от самого себя, что он может быть всем для всех, т.е. именно у него есть ответы на все вопросы. Поэтому какой-то там психолог, даже если, а то и тем более, он “христианский” – это прямая угроза компетентности пастора. И еще почему-то преждевременное заключение о работе психолога (речь идет о психологе-христианине), что он якобы заменяет Евангелие психологией. Таким образом, руководствуясь подобными установками, пастора зачастую, ну совсем не открыты к сотрудничеству с профессионалами. Это требует огромной зрелости и открытости сказать: “Я здесь и здесь не знаю, но нам есть к кому обратиться – у нас в церкви есть профессионалы, люди компетентные в области психических нарушений, пограничных состояний и клинических проявлений. А мы, в свою очередь, можем и будем продолжать молиться, верить и оказывать пасторскую заботу и поддержку людям нашей церкви”. Хотелось бы подобного сотрудничества и комплексного подхода в наших церквях.

Мои личные ответы как психолога и христианки на вопрос об интеграции психологии и христианства

Помню, когда я училась на психолога, мне, человеку верующему все казалось предельно ясным – психология пытается изучать человеческую душу, психические процессы и поведение человека. Бог – Творец всего и, конечно же, Он знает, как это все устроено. Но на простом примере физиологии, когда я верю в то, что мое тело удивительным образом создал Бог, и я также верю, что он удивительным образом может его коснуться, при этом я и не отвергаю медицину, изучающую удивительное устройство человеческого тела и докторов, которые это тело берутся лечить. Они уж точно знают побольше меня, как и что там работает. Соответственно, для меня не было никакого конфликта в том, чтобы христиане обращались за помощью к психологам, а психологи также были открыты направлять людей к пасторам и наставникам, когда вопросы клиента выходили за рамки их компетенции и непосредственно касались духовных поисков человека. Но… так ясно и просто это было лишь для меня. Для многих и даже большинства такое простое объяснение и “детское верование” о совместимости психологии с теологией вызывали скепсис.

Тогда я поняла, что мне нужно личное откровение, личные подтверждения из Библии, на которых я могу основываться в своих взглядах на профессию психолога и, возможно, донести (нет, не переубедить), а всего лишь попробовать донести другим.

Ниже я хочу рассмотреть лишь несколько примеров в отношении христиан, которые особенно яростно настроены против психологии и процессов связанных с психологическим консультированием или, говоря профессиональным языком, процессом терапии.

Итак, я нашла ответы в Библии в противовес некоторым аргументам.

“Слишком много самокопания, внимания человеческой персоне и рассусоливания его или ее чувств”, – я слышала подобные реплики часто, много, в больших–больших дозах.

Мне было просто необходимо как-то объяснить для начала самой себе, почему же процесс личностного роста так важен. Важность эту я понимала исходя из собственного опыта и на примере своих клиентов, ведь это, как бы очень логично – человек должен развиваться и расти. Но вот как это аргументировать пастору, который под духовным ростом понимает лишь чтение Библии и молитву, а все остальное и даже психологическое консультирование считает лишним?

Как-то в очередной раз читая послание к Тимофею стих, “до боли знакомый”, отчетливо выделился и открылся по-новому: “Вникай В СЕБЯ и в учение; занимайся сим постоянно…”. А вот еще нравится версия современного перевода: “Следи за собой и за тем, чему ты учишь… ”

Вникай в себя… Следи за собой… – не просто пожелание, а повеление. Интересно… А не есть ли это та самая работа над собой, рефлексия над своим поведением, реакциями, эмоциями? Ведь если почитать притчи, как много места отдается именно мудрости, она в буквальном смысле воспевается, автор призывает ее приобретать, т.к она дороже золота и является огромным сокровищем. А может ли человек быть мудрым, не работая над собой, не разглядывая себя честно и без прикрас? Кто-то скажет, что мудрый – это опытный, но ведь мудрость приобретается как раз тогда, когда из любого опыта делаются выводы и выносятся необходимые уроки. Итак, “вникай в себя” и “следи за собой” – библейский призыв и повеление.

Искала я также подтверждение из Библии при выборе психологического направления, в котором хотела работать. В психотерапии есть определенные школы и направления, которые в той или иной степени больше других концентрируются на определенном методе и, соответственно, используют конкретные и особенные инструменты подхода к проблеме. Для себя я выбрала направление когнитивно-поведенческой терапии, которое в основу закладывает работу с мыслями, установками и убеждениями (когнициями), которые впоследствии определяют эмоции, действия и, в итоге, всю жизнь человека. По сей день работая в данном подходе, все больше открываю для себя его созвучность с Библией. В частности, подтверждением для меня стали два следующих стиха из Писания:

– “Каковы мысли в душе человека, таков и он” (Притчи 23:7);

– “Наконец братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте” (Филипийцам 4:8).

Эти два стиха очень конкретно и настойчиво призывают следить за своими мыслями и осознавать, что это влияет на то, кем мы становимся и кем мы есть, и определяют то, как мы живем.

Список подобных конструктивных совпадений можно продолжать. Стихи из Библии и принципы психологии на самом деле очень часто созвучны.

Христианам есть чему поучиться у психологии

У психологии хорошие намерения: помочь человеку разобраться в себе, в своих поисках и глубинных вопросах. Посмотреть честно на свои раны и подавленные эмоции. Психология открывает дверь в длинный и часто непростой путь роста и исцеления. Но она зачастую не дает ответа – глобального и окончательного. Поиски продолжаются. И только лишь у Бога ответ – настоящий и вечный. Поэтому психология – прекрасный инструмент, который стоит и нужно изучать, использовать, с помощью которого можно помочь. Но просеивать любой психологический подход и принцип нужно через библейское сито. А христианам, в свою очередь, при проповеди истины стоит учитывать и использовать основные базовые психологические принципы работы с человеком, такие как полное безоценочное принятие, конфиденциальность, уважение и принятие свободы выбора, отсутствие осуждения и т.д.

Зачастую, увы, христиане, с правильными намерениями научить и направить на путь истинный элементарно не умеют слушать и услышать другого (и тут снова же отсутствует навык активного слушания); не способны принять решение человека и уважать его выбор, если он расходится с их взглядами; используют подмену понятий для оправдания себя и своих действий; используют истину с целью не исцелить, а изменить человека по своему усмотрению. Не зря все больше мы слышим о религиозном стыде и религиозном насилии в церквях, когда человеку не оставляют ни права выбора, ни права голоса.

Нам, христианам, нужно быть предельно внимательными в том, как мы используем Истину. И помнить о том, что перестаравшись, и из благодати можно сделать закон.

Source

Анна Лянна-Монье13344688_10156998811185553_7214897750909997450_n,

психолог, общественный деятель, мотивационный спикер в сфере развития личности и отношений.