Лица столицы: Сергей Малько

Фото: facebook.com/sergey.malko

Сергей Малько, Руководитель Танцевальной академии

В этом году будет отмечаться десятилетие Malko Dance Academy. Праздник состоится в Harris Performing Arts Center на большой сцене. «Это, – по словам Сергея Малько, – уже говорит о том, что десять лет прошло не впустую. Выстроена многоуровневая система по принципу учебного заведения: от младшего возраста к старшему и от простого материала к сложному. Вроде бы все просто, но это все было создано на пустом месте, так как до нас детским спортивным танцем в городе никто не занимался. А сейчас наша студия – это часть спортивно-культурной жизни Сакраменто, куда каждый может прийти сам или привести своего ребенка».

…В США я приехал в 2005 году из северного города Норильска, Красноярского края, где прожил 25 лет и считаю его своим родным, в нем прошло мое личностное и профессиональное становление.

А детство мое прошло на Украине, во Львове, немного в Беларуси, и затем возник Норильск. Самым важным в детстве для меня была свобода, когда, выйдя на улицу, я мог отправиться в любую сторону: это могла быть соседняя стройка, все подвалы, крыши, недалекий лесок, пруд и далекие торфяные поля. Теперь я понимаю, что это развило во мне радость поиска и желание узнать, а что там дальше…

То, что в моей жизни есть танцы – заслуга отца, который все время напоминал мне слова деда. А дед, надо заметить, был до революции русским офицером, а затем директором школы, и он повторял, что образованный человек должен уметь танцевать вальс, играть хотя бы на одном музыкальном инструменте и знать минимум один иностранный язык.

Я пошел в школу танцев на трехмесячный курс, чтобы научиться танцевать вальс. А получилось, что это открыло для меня мир танца и постепенно поменяло вектор моей жизни.

Моментов юношеского отчаяния, когда хотелось все бросить, у меня не было, ведь я только начал танцевать в этом возрасте, а вот уже после 30-ти много раз возникали такие мысли. Причина тому – травма голеностопа, которую я получил в подростковом возрасте и которая, в целом, не мешает в жизни, но сказывается во время танцев. Так что танец для меня – и радость души, и постоянная работа со своим телом над исправлением  личных физических недостатков.

Из-за физической травмы я в принципе не мог быть чемпионом, хотя и старался, я всегда видел свое призвание в том, чтобы зажигать других своим энтузиазмом и помогать им расти до вершин танцевально-спортивного мастерства. И для меня моя вершина как учителя – это уровень моих учеников.

Танцевльный труд – это постоянное и целенапраленное развитие себя, в физическом (это тело), психологическом (это целеустремленность и умение работать в паре или в группе) и эмоциональном (артистизм) направлениях.

Это соревнование в первую очередь с самим собой – чтобы сегодня сделать лучше, чем вчера. При том, что внешне это все выглядит легко и красиво.

Эмиграция не была целью как таковой. Просто Сакраменто оказалось тем местом, куда я мог уехать, чтобы быть как можно дальше от той ситуации, которая случается со многими: разрыв семейных отношений и связанная с этим депрессия. А уже потом, когда обжился и стал нужным здесь, оказалось, что я эмигрировал.

Визуально Калифорния сильно отличается от всех тех мест на Украине и в России, где я рос и жил, и я точно помню, что ушло два года на то, чтобы перестать смотреть на все глазами приезжего. Плюс я приехал без знания английского языка. Но практически сразу я начал преподавать танцы, и теперь это вспоминается с улыбкой, так как возникало много курьезных ситуаций.

Отдельная история связана с тем, как я здесь научился водить машину, и при этом ни один автомобиль не пострадал! Но если серьезно, оглядываясь назад, думаю, что чувство дома пришло между тремя и пятью годами жизни в штатах, когда я встретил женщину, которая стала моей женой, и мы вместе открыли танцевальную студию, и теперь мой дом здесь.

Сначала у меня был один-единственный ученик, потом два, три и больше, первые соревнования, первые концертные выступления в рамках студии, которая меня пригласила на работу. Затем открытие своей студии и первый опыт бизнеса в штатах, который, к сожалению, совпал с началом кризиса 2007 года. Было очень трудно, и просто удивительно, что мы не закрылись.

Первый отпуск я взял только через пять лет, но и он был вынужденным, так как мне надо было по делам уехать а Россию, а реально в отпуск как таковой мы с женой смогли поехать только на восьмой год работы студии.