Кристина Осельская: ‘Моя жизнь превратилась в абсолютный кошмар’

Известная в Сакраменто певица и преподаватель вокала Кристина Осельская-Калмыков решилась на очень откровенный, можно сказать, интимный рассказ. Это для нее единственный способ добиться правды и заставить врачей признать свою вину. После родов в госпитале Mercy San Juan в Сакраменто Кристина, как она сама говорит, стала практически инвалидом: «Благодаря халатности госпиталя моя жизнь превратилась в абсолютный кошмар.».

Вскоре после рождения ребенка Кристина с мужем Самуилом и сыном Моше уехала в Израиль, где живут родители Самуила. Друзья и ученики устроили прощальный концерт, были слезы, но тогда никто не знал, что плачет Кристина не только потому, что приходится расставаться с родными. Уже тогда она пела и жила,превозмогая боль. Но была надежда, что вот-вот все заживет. Ведь роды были непростыми, и Кристина была морально готова к долгому восстановительному процессу.

– 30 сентября 2016 года, в 3:33 утра я родила нашего прекрасного сына Моше, – вспоминает Кристина. – Но вспоминать мои роды без ужаса и слез невозможно. Когда у меня было 36 недель и пару дней, примерно в 1:00 a.m. я попала в роддом со схватками. Я знала, что рожаю – схватки были через каждые 2-3 минуты. Я сразу попросила эпидуральную анестезию. Укол в итоге мне смогли предложить почти через 2 часа. Но уже было поздно, медсестра, проверив меня, сказала, что я полностью раскрыта, что видит голову ребёнка, и что я рожу через несколько минут. Позвав врача и команду мне сказали, что надо тужиться… 1,2,3 раза – и на 4 потуг забежала какая-то медсестра в нашу комнату и сказала, что ещё одна женщина рожает. И АБСОЛЮТНО ВСЕ убежали в другую комнату, оставив меня со схватками и потугами. Мой муж, видя все это, в шоке побежал за ними, умоляя кого-то вернуться назад. Мне было очень страшно и больно, я боялась, что ребёнок сейчас упадёт на пол, и я никак не смогу его поймать.

Я не понимаю, как можно было оставить в опасности мать и ребёнка? Я отчаянно плакала от безысходности. Но никто не слышал меня, я была одна.

Ребёнок стремительно выходил, я не знала как контролировать схватки и потуги, это были мои первые роды, и в результате произошли разрывы. Когда медперсонал вернулся, они даже не проверили наличие разрывов, схватили меня за ноги начали давить на живот, тем самым повреждая меня ещё больше. Итог: 4-я степень разрывов.

Через несколько секунд ребёнок «вылетел» из меня, и доктор поймала его в воздухе. Ребёнок был очень маленьким – только 2,650 кг. Как я узнала позже, ребенок с таким маленьким весом не стал бы причиной разрывов, если бы помощь при родах  была оказана вовремя.

После родов, как вспоминает Кристина, ей сразу сказали, что требуется операция под общим наркозом, и что в будущем рожать она сможет только с помощью кесарева сечения.

– Тогда я была настолько рада и рождению сына, и что с ним все порядке, что даже не хотела думать о боли, – говорит Кристина. – Но когда меня выписали домой, то швы начали расходиться, и началась инфекция. Мне неоднократно приходилось ездить в Emergency Room, боли были такие, что я кричала. После нескольких осмотров врачи в Mercy San Juan мне обещали, что все заживет, что я должна немного потерпеть.

– Прошло 1,5 года в мучении и болях, но исцеление не пришло, – рассказывает Кристина. – Буквально пару месяцев назад я узнала, что мне нужна полная реконструкция органов, потому что у меня очень большие повреждения, и поэтому постоянные боли из-за порванных нервов. При приступах боли мне приходится ехать в госпиталь, чтобы мне ввели двойную порцию морфия. В остальное время мне нужно постоянно быть на обезболивающих. За несколько часов халатности врачей я стала инвалидом.

Основное время мне приходится проводить в постели в ужасных болях. Это очень отражается на нашей семье, я просто не могу быть полноценной матерью и женой.

Мы пытались договориться с госпиталем, я умоляла их сделать мне операцию. К сожалению, они не хотят нести ответственность, хотя в госпитале не отрицают, что медперсонал оставил меня без примотра. Но ответ один: мы не будем говорить с тобой без адвоката. Я просила о расследовании, мне обещали, что проведут, но этого не произошло.

Помочь Кристине не берутся даже адвокаты. Это на словах и в кино в Америке можно «засудить всех на миллионы». В реальности компенсация может быть настолько маленькой, что адвокаты в один голос говорят: мы взялись бы, если надо было защищать ребенка, а в случае с мамами компенсация не покроет затрат, ничего личного, это бизнес. Получив отказ 150 (!) адвокатов, Кристина решилась предать ситуацию огласке и попросить поддержки:

– Мне остаётся только одно – обратиться к вам, к народу, за помощью! Только благодаря вам правосудие может восторжествовать, и в конце концов мне сделают операцию. Я хочу, чтобы закончился не только мой теперешний личный кошмар, но и права матери при родах были в будущем защищены больше.

Кристина Осельская-Калмыков обратилась с призывом ко всем матерям, пострадавшим во время родов, не молчать. После обращения о составлении  петиции Кристине стали звонить и писать сотни, а сейчас уже и тысячи женщин, которые пострадали во время родов.

– Каждый год около 65,000 женщин в США получают повреждения в родах из-за халатности врачей, – делится статистикой Кристина. – Закон не защищает матерей, пострадавших в родах,  и они остаются наедине с собой в этой проблеме и без помощи.

По хэштегам #motherscry, #mothersrights, #motherssafety, #mothersunited, а также на странице Кристины в Facebook можно услышать полный боли рассказ и узнать, как подписать петицию в защиту рожениц и помочь Кристине добиться от госпиталя спасительной операции.