Что говорил Путин в интервью Fox News после встречи с Трампом

Фото Fox News

16 июля в Хельсинки прошла первая масштабная встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Лидеры двух стран на протяжении двух часов обсуждали темы, вызывающие многочисленные разногласия, в том числе Сирию, Украину и выборы в США в 2016 году. Сразу после встречи российский президент выступил на пресс-конференции, а затем дал интервью телеканалу Fox News.

О ядерной угрозе и терроризме

Мы сегодня с президентом Трампом отмечали, что терроризм представляет даже большую угрозу, чем это кажется на первый взгляд. Ведь если, не дай бог, произойдёт ужасное, они доберутся до каких-то средств массового уничтожения, то это может привести к ужасным последствиям. […]

В 2021 году заканчивается действие договора СНВ-3 [соглашение о сокращении объёмов вооружения между США и Россией — прим. TJ]. Что с этим делать дальше? Я заверил господина президента в том, что Россия готова к продлению этого договора, пролонгации, но, конечно, мы должны говорить о деталях. […]

Мы говорили о том, что и как мы можем сделать для того, чтобы улучшить ситуацию в Северной Корее. Я уже отмечал, хочу ещё раз повторить: считаю, что президент Трамп сделал очень много для урегулирования этого кризиса.

Но для того, чтобы добиться полной денуклеаризации Корейского полуострова, безусловно, потребуются международные гарантии, и Россия готова внести свой вклад в том объёме, который от неё будет требоваться.

Об офицерах ГРУ, обвинённых во вмешательство в выборы США

Перед вопросом журналист Fox News Крис Уоллес показал Путину список 12 офицеров ГРУ, которых 13 июля Минюст США обвинил во вмешательстве в президентские выборы в 2016 году. Российский лидер попросил положить распечатку с именами на столик и больше к ней не возвращался. Судя по заявлению с пресс-конференции, Путин пока не до конца в курсе этого дела.

Вы действительно считаете, что с территории Российской Федерации можно было повлиять на выборы в Соединённых Штатах и повлиять на выбор миллионов американцев? Это просто смешно. […]

Почему бы господину Мюллеру не направить нам официальный запрос в рамках этого договора? Более того, наши российские следователи в соответствии с этим договором могли бы допросить всех людей, которых американская сторона в чём-то подозревает.

Об отношениях с Трампом

Что касается, почему мы говорили как интеллигентные люди друг с другом. Вас это удивляет? Разве стоило встречаться, ехать в Хельсинки: ему за океан лететь, мне из Москвы сюда прилетать, чтобы здесь друг друга поносить неприличными словами и ругать друг друга? […]

Нет у нас никакого компромата [на Трампа] и быть не может. Не хочу обидеть господина президента Трампа и боюсь показаться невежливым, но до того, как он объявил, что будет кандидатом в президенты, он не представлял для нас никакого интереса.

О войне на Ближнем Востоке

Всегда встаёт вопрос, кто виноват. На мой взгляд, виноваты террористические группировки, которые дестабилизировали ситуацию в этой стране. Это ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и им подобные. Они и являются виновниками.

Именно так отвечают американские военные, когда они наносят удары по гражданским объектам в Афганистане, Ираке либо какой-то другой стране. И в целом, хотя кому-то может показаться это спорным, но в целом ведь это правда.

О переговорах по Крыму

Мы знаем позицию президента Трампа по поводу того, что Крым – это часть украинского государства, он мне сегодня об этом ещё раз сказал, я ему сформулировал нашу позицию, которая близка к тому, что я сейчас транслировал вам. На этом наша дискуссия по Крыму завершена.

О политических противниках

Уоллес спросил, почему столько людей, критиковавших Путина, погибли. В пример журналист привел отравление бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и убийство репортёра «Новой Газеты» Анны Политковской.

У вас президентов не убивали, что ли? Вы подзабыли об этом? Кеннеди где убили, в США или в России? А с [Мартином] Кингом что случилось? Что вообще происходит во время столкновений между полицией и членами гражданского общества, скажем, этнических негритянских организаций? Это у нас, что ли, происходит или у вас? Это у вас происходит. У вас много своих проблем. […]

А то, что в России происходят криминальные проявления, да, к сожалению, это так. Россия находится ещё в значительной степени в состоянии своего государственного становления.

О Скрипалях и «Новичке»

Мы хотим, чтобы нам дали хотя бы какие-то документы на этот счёт, хоть какие-то материалы. Ведь никто конкретного ничего не говорит. Так же, как в случае обвинения нас во вмешательстве в политические процессы в США. Ведь ни одного документа не дали. […]

Теперь мы слышим, что ещё два человека пострадали от этого так называемого химического препарата, который называют «Новичком» (речь о двух британцах, попавших под действие препарата — прим. TJ) Но я даже фамилий этих никогда не слышал. Что это за люди, от чего они пострадали, почему? […]

Какую бутылку [они подняли]? Кто поднял? Где поднял? Где химический состав? Или, может быть, есть другие причины, от которых эти люди пострадали? Может быть, они находятся внутри Великобритании? С этим же никто не хочет разбираться как следует. Просто голословные обвинения.

О создании вокруг себя образа «лидера России»

Я не претендую на то, чтобы быть символом России. Но с точки зрения действующего закона флаг, гимн, сам институт президентской власти в известной степени являются символами страны, и не только России, но и любой другой страны.Надеюсь, что и моя работа отражает то, чем занята Россия, чем она обеспокоена и на что готова пойти для того, чтобы нормализовать наши отношения со всеми странами, в том числе, конечно, и с такой великой страной, как Соединённые Штаты Америки.

Мы заинтересованы в развитии отношений в сфере безопасности, стратегической стабильности, преодолении кризисов, борьбе с терроризмом, в сфере экономики. Надеюсь, что сегодня мы с президентом Трампом сделали хотя бы первый шаг в этом направлении.