Лица столицы. Александр Иванов о правилах иммигранта и личной истории переезда в США

Александр Иванов отец семерых детей и мудрый человек, рассказал журналисту “Диаспоры” Сергею Чурилову, как приехал в США с 50 долларами, почему не ленится давать иммигрантам советы и сколько времени нужно на адаптацию.

Герой нашего сегодняшнего рассказа, Александр Иванов, широко известен в узких кругах русскоязычной иммиграции Сакраменто. Не много найдется таких людей, которые не слышали бы о нем. Разве что те, кто в жизни никогда не видел компьютера и не знаком с социальными сетями. На страницах нашей газеты мы стремимся знакомить вас с интересными и неординарными людьми. Поверьте, что Александр – именно такой человек.

В США Александр приехал в декабре 1990 года по гостевой визе. С английским проблем не было, он закончил переводческий факультет Горьковского института иностранных языков. Еще живя в СССР, как раз заканчивая институт, Александр переписывался с американцем и получил приглашение приехать в США. На тот момент у него был выбор – ехать в Югославию или в США. Поработать, посмотреть, пожить 2-3 года. Он выбрал Америку. “Когда я спросил – как можно остаться, мне ответили, что нужно подать прошение на убежище. Мне подсказали, как оформить необходимые бумаги, и я подал соответствующее заявление. Разрешение на работу и другие документы тогда выдавали сразу в день подачи. Мое дело о предоставлении убежища на рассмотрении было очень долго. И, в результате, так и не было рассмотрено. ”

Через два года, в 1992 году, ему захотелось домой, но он понимал, что ехать обратно нельзя.

– Как-то я пришел на причал в Сан-Франциско и забрёл на российский корабль. Оказавшись в окружении русских людей, я почувствовал сильную тоску по дому. Но ребята с корабля сказали, что, исходя из той ситуации, которая сложилась в России – лучше не возвращаться.  Двое человек с этого корабля, так называемых «невозвращенцев», решили остаться в США.

В 1999 году я выиграл в лотерею Грин Кард. Все формальности, которые необходимо сделать после выигрыша, я прошел, не выезжая из страны. Тогда это было возможно. Вот так я и стал постоянным жителем США. В Россию я поехал только в 2001 году.

– Вы один из активных участников группы «Иммиграны Сакраменто» в Facebook. Ваши ответы на вопросы наших соотечественников четкие, лаконичные и по делу. Как Вам удается владеть таким количеством информации?

– Проживши в США долго, я имею опыт реалий этой жизни и знание законодательства. В социальных сетях я часто сталкиваюсь с информацией, выданной неправильно. По роду моей работы мне часто приходится выдавать точную информацию. Система в США работает достаточно логично, и я стараюсь дать логичные ответы. Эта система работает не так, как в России. В Сакраменто русскоязычные люди чаще дают неточные советы. Скорее всего, по причине своеобразности русской диаспоры, которая здесь живет. Подавляющее большинство дает советы на основании своего опыта, а не на основании действующего законодательства. При спорном вопросе я подкрепляю свой ответ ссылкой на закон или правила той службы, которая занимается данным вопросом. Я считаю, что нужно выдавать точную информацию. Кстати, у меня имеется опыт тяжбы с федеральным правительством. Я подавал иск, чтобы ускорить затянувшийся процесс по предоставлению мне гражданства США. Этот иск был удовлетворен.

– Чем отличаются иммигрантские волны – Вашего периода и теперешняя? Помогали Вам каким-то образом в США русскоязычные жители?

– Я бы не сказал, что я представитель какой-то волны. В моё время, в основном, иммигранты ехали в США по поправке Лаутенберга – это были евреи и представители некоторых религиозных конфессий. Тогда не было интернета и других доступных обширных источников информации, а также не было такого большого количества русскоязычных людей.

Мне интересно было общаться с детьми родителей, бежавших из России после революции 1917 года. Удивляло то, что они сохранили чистый русский язык, русскую широту души и национальную кухню. И в то же время они были уже американцами! С ними было приятно общаться. Они помогали мне и не трубили об этом, были доверчивы. Несмотря на достаточно долгое время проживания в США, они сохранили русскую культуру.

Сейчас другие люди. Если раньше приезжало больше верующих людей, то сейчас приезжают разные люди из всего бывшего СССР. И мне это разнообразие нравится.

Когда я жил в Сан-Франциско, у евреев была сильная поддержка своих, были культурные центры. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что они помогали не только евреям. Иммиграция тогда была другая.

А вот большинство баптистов и пятидесятников тогда и сейчас живут особняком и не хотят вливаться в это общество. Вообще, я думаю, что дело в вопросе веры и образе жизни, а не в национальности. Свежие иммигранты более старшего возраста тоже плохо вливаются в американскую жизнь, а также в общение с другими русскоязычными.

– Вы отец 7 детей. Как Вы думаете, легче ли было их воспитывать, если бы Вы жили в сегодняшней России?

– Да, у меня четыре мальчика и три девочки. В нравственном воспитании сейчас проблемы одинаковые, они такие же, как и в любой другой стране. А если взять материальную составляющую, то в США легче. У нас ребенок родился с медицинскими проблемами, и мы ощущаем очень большую помощь в материальном плане по разным программам из общественных фондов. Вряд ли в России помощь была бы на таком же высоком уровне.

– Вы вели свой блог под названием «Записки авантюриста». А сейчас как считаете – иммигранту лучше быть авантюристом или прагматиком?

– Я приехал в США с 50 долларами. Тогда не было возможности привезти бOльшие деньги. Мне помогли американцы и русскоязычные из русской диаспоры. Большое значение также имеет везение. Я сделал один интересный вывод – у положительно настроенных людей везения больше. Еще основополагающее значение имеет владение языком.

Как правило, в новой стране ты упадешь по статусу в социальной лестнице и потом будешь подниматься вверх. К этому нужно быть готовым. Это может занять не один месяц, и, часто, не один год. В иммиграции главное – не долететь до США, а суметь закрепиться здесь и влиться в это общество. Нужно быть открытым и не думать, как плохо устроена здесь жизнь, а принимать её, как данность. Идеальной страны не существует.

– Сколько времени лично у Вас ушло на адаптацию?

– Она никогда не кончается. Как сказали мне родители – ты иммигрировал, уехав в другую страну, и мы тоже иммигрировали, потому как мы из СССР перешли в другую Россию. Жизнь поменялась, и нам необходимо тоже приспосабливаться к новым жизненным реалиям. И так происходит всю жизнь.

– Есть мнение, что приехавшие в США в среднем возрасте никогда не добьются здесь такого успеха, как в будущем их дети. Каково Ваше мнение по этому поводу?

– Все люди разные, у всех разные понятия успеха. У иммигрантов среднего возраста более устоявшаяся жизнь, чем у молодых. Я думаю, что изначально здесь проблема в языке. При незнании языка трудно влиться в новое общество. Чем «больше языка», тем больше общения. Нужно работать над собой в плане адаптации, а мешает этому лень. Важно не отталкиваться от своего бывшего опыта, а вливаться в здешние реалии. Принимать всё как есть и подстраиваться под это общество.

Есть ли жизнь в США для русскоязычного вне русской тусовки? Чем хороша жизнь в США, почему сюда не иссякает поток иммигрантов? Полный текст интервью читайте в бумажной версии “Диаспоры”. Газета доступна бесплатно во всех местах распространения прессы в Сакраменто и округе, а также в редакции 4555 Auburn Blvd. Sacramento. Если вы знаете адреса, где газета нужна, а мы ее до сих пор не привозим, – сообщите в редакцию, мы исправим ситуацию diaspora @ afishamedia . com

Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Подпишитесь на нашу страницу и мы будем сообщать вам о важном и интересном.

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе