Девушка из Калифорнии, найденная на улице в Краснодаре, ищет свою семью

Кате Хайс сейчас 29 лет. Русские имя и краткая драматичная биография — это все, что связывает ее с далекой родиной. 25 ноября 1992 года трехлетнюю девочку нашли на улице 40 лет Победы в Краснодаре.

В милиции место жительство «потеряшки» вскоре выяснили — малышка жила вместе с бабушкой в 12-этажном доме по улице 40 лет Победы, 43 в квартире 28, пишет Комсомольская Правда.

— Когда они пришли в квартиру, то там нашли только безжизненное тело моей бабушки, — говорит Катя по-английски. Родной русский язык в ее памяти не отпечатался. — И они поместили меня в Афипский детский дом, дав имя Катя Иванова. С ним я живу по сей день, сменив только фамилию.

Что произошло в том далеком детстве, остается тайной для нее по сей день.

— Я обращалась в детский дом в надежде, что они прольют свет на то, как я к ним попала. Возможно, кто-то навещал меня, когда я там была, — говорит американка. — Знаю, что спустя 3 года меня, 6-летнюю, удочерили супруги-американцы. Так я оказалась в США.

На побережье Тихого океана в маленьком городке Темекула (с населением чуть больше 100 тысяч жителей) между двумя городами-гигантами Сан-Диего и Лос-Анджелесом она счастливо живет жизнью среднестатистической американской семьи. Катя замужем и растит двух белобрысых мальчишек, по-дочернему любит Америку.

— Моему старшему сыну Тристану сейчас 5 лет. Он пошел в школу, — с гордостью рассказывает Катя.

Тем не менее, она приняла решение во что бы то ни стало разгадать загадку своей судьбы.

— Я хочу найти хоть кого-нибудь из своих родственников, не бывает так, чтобы ты появился из ниоткуда. Неужели кроме бабушки у меня не было никого, раз меня отдали в детдом, а не родителям? Если мои биологические мама и папа умерли, я хочу узнать, кем они были, где похоронены…

Катя помнит, как улетала из Москвы в Сан-Франциско

— Мама рассказывает, что первое время я была очень напугана, — говорит женщина. — Языковые трудности были у меня в течение полугода, а потом все стало замечательно. Я выросла в округе Ориндж с двумя братьями, пошла в частную школу, и имела все, что хотела.

А сейчас муж Кати — Крэг (он морской офицер) поддерживает ее в поисках русской родни.

— Он очень хочет, чтобы я расплела этот таинственный клубок, — продолжает русская американка. — Я очень мало понимаю Россию, прозвучит странно, но при этом чувствую связь с ней…

Иногда в памяти Кати всплывают какие-то лица и события из прошлого:

— Я помню, как качаюсь на качелях…Много всего помню, только ни с кем не говорю об этом. Вам впервые, пожалуй…

Конкретно

В краснодарской 12-этажке никто не помнит семейную драму маленькой девочки.

— Я живу здесь уже 30 лет, — пытается напрячь память по нашей просьбе местный старожил баба Вера. — Этот дом сдавали в 1987 году. Но видите, какой он гигантский, подъезды все как попало, столько квартир. Мы встречаемся порой здесь с людьми, живем много лет вместе, но даже не знаем, как друг друга зовут.

Действительно, дом 43 по улице 40 лет Победы — памятник советского жилищного строительства 80-х. По таким монументам буквой «П» наши потомки на всем постсоветском пространстве будут определять страну их происхождения. И если 29-летняя американка Катя Хайс здесь жила со своей бабушкой, то они должны были быть его первыми жителями.

На восьмом этаже, где из той самой 28 квартиры в последний раз неизвестно с кем вышла 3-летняя девочка, дверь «Комсомолке» никто не открыл. Но судя по разнообразию обуви у дверей, — она не пустует.

— А вы не знаете нынешних жильцов 28-й квартиры? — спрашиваю у других пенсионерок на детской площадке. В ответ они только отрицательно мотнули головой.

Звонок по поводу

В Афипском детском доме, ссылаясь на тайну усыновления, предложили продолжить поиски родни Кати Хайс в ЗАГСе.

— Дело в том, что у нас не хранится нужная вам информация, — поясняют в спецучреждении. — Обычно усыновление ребенка происходит по решению суда, где его интересы представляют органы опеки.

— А в 90-х годах эта процедура была такой же?

— Мы можем предположить, что тогда функции органов опеки и попечительства исполняла районная администрация. Тогда нужно искать концы там. В ЗАГСе, если Кате Хайс меняли имя, должны быть ее прежние данные — имена родителей. Возможно, это путь к развязке…

В этой истории слишком много вопросов. Например, почему 26 лет назад, найдя ее дом, милиционерам пришлось придумывать Кате имя? Свидетельство о рождении должно было его содержать. А еще, кто наследовал квартиру в доме по улице 40 лет Победы в Краснодаре, когда ребенка отправили в детский дом? Неужели в богатой семейными традициями Кубани не нашлось ни одного родного человека для 3-летнего ребенка?

«Комсомольская правда» — Кубань» обращается ко всем, кто располагает хоть какой-нибудь информацией и слышал историю девочки, оставшейся в одиночестве после смерти бабушки, звоните по телефонам: 89086898008 (WhatsApp, Viber, Telegram) или 8(861) 992-7992.