Что ждет тех, кто нарушит закон в Калифорнии

Photo: AVN Photo Lab

Губернатор Калифорнии Джерри Браун подписал революционный законопроект, который в ближайшем будущем станет федеральным законом. Билль SB10: California Money Bail Reform Act отменил существовавшую несколько столетий систему выхода обвиняемых в преступлениях людей под денежный залог (bail).

С 1 октября 2019 года калифорнийские судьи будут оценивать уровень опасности обвиняемых для общества не в денежном эквиваленте, а по специальной шкале. Если опасность низкая (law), то человека можно оставить на свободе до суда. Если высокая (high), то обвиняемый будет дожидаться слушаний в тюремной камере. Если же опасность средняя (medium), то судьям придётся провести дополнительные консультации с адвокатами и прокурорами, а потом принять максимально взвешенное решение.

Новая система оценки опасности обвиняемых, естественно, будет совершенствоваться. Через несколько лет калифорнийские судьи должны найти ту самую грань, которая позволит выносить оптимальные решения и отправлять одних подсудимых на свободу, а других – за решётку.

Любопытно, что система выхода из тюрьмы под залог в Америке существовала с периода колонизации континента европейцами. Уже в те времена Bail воспринимался юристами и простым народом как привилегия для богатых преступников.

“Перед законом все равны, но люди с деньгами – равнее”, – гласила народная мудрость.

Досудебный залог на протяжении столетий противоречил и Конституции США, и уголовному законодательству. Бедные отправлялись в тюрьмы, а богатые выходили на свободу за одни и те же преступления, что выглядело невероятным цинизмом. При этом юристы и даже верховные судьи умудрялись находить происходящему разумное объяснение.

Во все времена система залогов была очень плотно переплетена с коррупцией. В 17-м – 18-м столетии Bailявлялся скрытой взяткой, которая частенько делилась между стороной защиты и стороной обвинения. Именно поэтому в 19-м веке появились первые общественные движения за отмену денежных залогов и беспристрастное судебное разбирательство.

Противники залогов не только жаловались на неравенство бедных и богатых перед законом, но и считали Bail причиной ужасающих условий в американских тюрьмах. Если бы зажиточные преступники чаще попадали в камеры, примеряли тюремные робы и привыкали к рациону питания для зэков, то они бы активнее выделяли деньги на поддержку заключённых и обустройство исправительных учреждений. В условиях залогов, однако, адвокат часто показывал судье на своего клиента в дорогом костюме и говорил, что тюремные условия “не для этого человека”. Мол, убийца или насильник привык к комфорту и жизнь за решёткой может повредить его психику. Судьи шли на поводу юристов, хотя куда разумнее было бы отправить оторвавшихся от реальности богатых отморозков на социальное дно.

Ещё одной негативной стороной залогов являлось абсолютное безразличие судей/прокуроров к личностям людей, вносящих Bail, а также природе денег. Этим активно пользовались мафия и наркокартели. Грабители, вымогатели и наркоторговцы зачастую выходили на свободу за деньги, которые умудрились украсть.

Рядовые жители, впервые обвинённые в преступлениях, наоборот, сильно страдали из-за залогов. К примеру, родители часто продавали дома, которые выплачивали 30 лет, а также залезали в огромные долги, чтобы только их ребёнок не угодил в тюрьму.

Ещё одной негативной стороной залоговой системы является человеческий фактор. Судья может назвать любую сумму за выход обвиняемого на свободу. Поэтому размер Bailчасто зависел от настроения вершителя закона. Кто-то избегал тюрьмы за $500, а кто-то за десятки миллионов.

Принято считать, что новая антизалоговая кампания, приведшая к принятию соответствующего закона в Калифорнии, стартовала в 2009 году, когда перед нью-йоркским судом предстал основатель финансовой фирмы Galleon Group Радж Раджаратнам.

Этот невероятно богатый и влиятельный человек проводил виртуозные мошенничества. Он обманул огромное количество людей и заслуженно удостоился народной ненависти. Видеть циничного и невероятно жадного Раджа в оранжевой тюремной робе мечтал весь Нью-Йорк. Люди говорили, что в случае обвинительного приговора Раджаратнам отправится в комфортную федеральную тюрьму, поэтому пусть хотя бы немного побудет в камере с наркоторговцами и бандитами.

Судья, изучивший дело Раджаратнама, тоже захотел немедленно изолировать его от общества. Однако закон обязывает предоставлять право выйти под залог “белым воротничкам”, поэтому вершитель закона решил пойти на хитрость и назвать самую большую сумму залога в истории Америки – $100 млн. Судья посчитал, что такого количества наличных денег мошенник точно не найдёт. Подельники  Раджаратнама, однако, притащили их через несколько часов.

В конечном счёте, Радж всё-таки отправился за решётку на 11 лет, однако простые смертные до сих пор помнят, как виртуозно он вышел из тюрьмы до суда под астрономический залог. Ничего подобного в то время не мог позволить себе ни один житель Большого Яблока.

Тот факт, что Калифорния отменила залоговую систему, а в остальных 49 штатах она до сих пор существует, говорит о несовершенстве и чрезвычайной отсталости всей судебной и юридической машины Соединённых Штатов.

Если бы залоги ушли в прошлое 100, 200 или 300 лет назад, то это было бы вполне логично. Система вынесения наказаний развивается, а приговоры становятся всё более объективными.

Этого, однако, не произошло. Залоги существуют, а вместе с ними остаётся неравенство людей перед законом. Поэтому калифорнийским опытом должен воспользоваться каждый штат. Для американской свободы и демократии федеральный запрет на Bailгораздо важнее, чем дурацкие законы вроде легализации марихуаны, снижения корпоративного налога или безумных тарифных войн со всем остальным миром.

Максим Бондарь