Бывший переговорщик ФБР рассказал о большой трагедии для США, которая стала его личной драмой

Бывший переговорщик ФБР рассказал журналисту “Диаспоры” Ксении Кирилловой о захватах заложников, самой кровавой осаде в истории США и разоблачении секты.

Гэри Неснер стал известен широкой публике в этом году, после выхода на американские экраны мини-сериала «Waco» (в русской версии – «Трагедия в Уэйко»), посвященного самой кровавой осаде в истории США. Речь идет о противостоянии членов религиозного культа «Ветвь Давидова» и федеральных сил, длившемся с 28 февраля по 19 апреля 1993 года. Во время этих драматичных событий погибло 82 члена секты, в том числе более 20 детей, а также четверо агентов ATF – Бюро по контролю алкоголя, табака и огнестрельного оружия.

Гэри Неснер с журналистом Ксенией Кирилловой

Следуя за «мессией»

«Ветвь Давидова» представляла собой ответвление от Церкви адвентистов седьмого дня. Главой организации был Дэвид Кореш (настоящее имя – Вернон Хоуэлл), провозгласивший себя «грешным мессией» – пророком, с которым, по его словам, непосредственно разговаривал Бог. Его почитатели переселились вслед за ним на ранчо Маунт Кармел недалеко от техасского городка Уэйко, где вели общинный образ жизни. Авторитет Кореша среди его последователей был непререкаем. В частности, «мессия» запретил членам культа физическую близость с женщинами, включая их собственных жен, объявив, что все женщины общины отныне принадлежат ему. Новоявленный «пророк» был единственным, кто позволял себе интимные отношения не только с чужими женами, но и несовершеннолетними девочками, некоторых из них родители приводили против их воли. Самой младшей «наложнице» Кореша было 12 лет.

По состоянию на начало 1993 года количество членов секты превышало 120. При этом Кореш внушал своим последователям ощущение приближающегося Армагеддона, спастись в котором могли только «верные». Концу Света, согласно доктрине Кореша, должно было предшествовать эпохальное сражение с темными силами «Вавилона», которые в данном случае олицетворяли собой власти США. «Мессия» готовил своих последователей к будущей битве, оперируя вполне земными ресурсами: сектанты активно запасались оружием и боеприпасами.

28 февраля 1993 года ATF предприняло попытку обыска в поместье, основываясь на полученной ими информации о незаконном хранении оружия и издевательствах над детьми. Однако давидианцы оказались готовы к рейду. Последовала перестрелка, повлекшая жертвы с обеих сторон, после чего правительство перешло к тактике осады. Ответственность за операцию отныне перешла к ФБР, которое сочетало в себе усилия переговорщиков и тактических сил, близких к российскому понятию «спецназа».

Техасский Армагеддон

Ответственным за переговоры был Гэри Неснер – один из родоначальников системы переговоров в кризисных ситуациях, включающих в себя захваты заложников, переговоры с террористами и другие случаи, когда преступники отказываются мирно сдаться властям. В своей книге «Выигрывая время: Моя жизнь в качестве переговорщика ФБР» (Stalling for Time: My Life as an FBI Hostage Negotiator) Гэри подробно описал драматичные события осады, равно как и другие случаи из своей практики. Именно по этой книге был снят упомянутый выше сериал, а сам Гэри, сыгранный актером Майклом Шенноном, стал одним из его главных героев.

Благодаря усилиям переговорной группы, Кореш согласился отпустить 35 человек, большинством из которых были дети. Однако, видя, что переговоры не приносят желаемого результата, командующие операцией, вопреки советам переговорщиков, перешли к более жесткой тактике, все активнее демонстрируя угрозу применения силы. 19 апреля ФБР решилось применить слезоточивый газ, после чего на ранчо вспыхнул пожар. Почти все его обитатели сгорели заживо. Из пламени спаслось только девять человек…

Выводы последовавшего за трагедией официального расследования однозначно утверждают, что пожар был начат лично по приказу Дэвида Кореша. При этом некоторые оставшиеся в живых давидианцы уверяют, что огонь начался случайно из-за действий ФБР, и намеренного поджога не было. Как бы то ни было, в последующих кризисных ситуациях и осадах правительство проявляло намного больше терпения, и подобного исхода уже не повторялось. Смена тактики властей во многом произошла благодаря усилиям Гэри Неснера.

На момент своей отставки в 2003 году Гэри руководил подразделением по кризисным переговорам. К тому моменту он проработал в Бюро 31 год. В своем эксклюзивном интервью газете «Диаспора» легендарный переговорщик поведал о самых успешных случаях в своей карьере, о допущенных ошибках, а также дал несколько советов тем, кому не посчастливилось оказаться в заложниках.

Баланс между силой и убеждением

Вопрос о том, как соотносится использование силы и переговоров – один из самых болезненных в книге Гэри Неснера. С одной стороны, уговорить человека в состоянии эмоционального срыва или тем более настоящего террориста отпустить заложников, не используя угрозу применения силы, почти нереально. С другой стороны, преждевременное использование силы вполне может привести к эскалации и гибели заложников.

«В правоохранительных органах использование физической силы рассматривается как последняя из возможностей, когда все другие тактики не приносят результата. При этом единственным фактором, который может подтолкнуть к использованию силы – это поведение самого нарушителя, а точнее, индикаторы, что его дальнейшие действия приведут к гибели невинных людей. Это может быть прямое насилие, психологическая нестабильность, физические атаки на заложников, возрастание враждебности и агрессии по отношению к ним, продолжающиеся угрозы убийством заложников. В таком случае важно подобрать подходящий момент для вмешательства тактических сил с целью спасения людей», – поясняет бывший сотрудник ФБР.

По словам Гэри Неснера, официальная политика ФБР определяет переговоры как приоритетный способ реакции на кризисные ситуации.

«Однако я замечаю желание части руководителей правоохранительной системы использовать силу для разрешения кризисов, возможно, раньше, чем это становится абсолютно необходимым. Сразу после трагедии в Уэйко ФБР придало намного больше веса программе переговоров, а сейчас, похоже, ситуация вновь меняется. Я не могу знать точно, каков баланс на данный момент, поскольку я вышел в отставку пятнадцать лет назад, но у меня есть ощущение, что сейчас маятник вновь качнулся в сторону приоритета силы», – предполагает ветеран.

Гэри Неснер отмечает: в 90% случаев заложников захватывают не террористы, а обычные люди, находящиеся в состоянии крайней эмоциональной нестабильности. Они делают это под влиянием порыва, и часто не имеют определенной цели своих действий, что делает почти невозможным предугадать и предотвратить подобные кризисы.

«Очень трудно предсказать, какие именно стрессовые ситуации способны подтолкнуть конкретного человека к насилию, и что способно спровоцировать его эмоциональную нестабильность. В 90% случаев преступники не имеют конкретной цели, и ведомы фрустрацией, гневом, яростью или болью потери. В таком случае первой задачей переговорщиков является помощь нарушителю определиться с его целями», – отмечает Гэри.

Удачи и ошибки

Самым успешным случаем в своей карьере Гэри Неснер считает осаду крайне правой группы Freemen («Свободные люди») в штате Монтана в 1996 году, длившуюся 81 день. Члены этого движения не были так невинны, как большинство давидианцев. Freemen провозглашали собственный суверенитет и отвергали власть правительства и законов США. Они выпускали множество поддельных ценных бумаг, уверяя, что по их собственным законам эти документы вполне легальны; занимались мошенничеством, не соблюдали решений суда, угрожали чиновникам и судьям и даже совершили вооруженное ограбление. Когда противостояние с правительством обострилось, радикалы перешли на осадное положение в нескольких ранчо в пустынной местности.

Боясь повторить ошибки, совершенные в Уэйко, ФБР подошло к переговорному процессу очень осторожно. Лидеры экстремистов были арестованы заранее, тогда как беседы с другими членами группы велись довольно мягко. Правоохранители старались избегать провокаций, не бравировали демонстрацией силы и активно подключали к переговорам родственников преступников и авторитетных в их глазах местных законодателей. В результате долгих усилий, ФБР удалось убедить радикалов сдаться мирно.

«Мы терпеливо придерживались очень позитивной стратегии, которая в результате привела к мирному исходу», – вспоминает бывший переговорщик.

Что касается личных ошибок, Гэри вновь возвращается к трагедии в Уэйко.

«Когда стало очевидным, что командование намеревается использовать слезоточивый газ, мы, как переговорщики, выступали против этого. В то время я подготовил меморандум, где отметил, что эту опцию возможно рассматривать только при определенных условиях. На меня оказывалось огромное давление, чтобы я это сделал, но теперь, оглядываясь назад, я сожалению о том, что допустил саму возможность использования газа, пусть даже обусловленную», – признается Гэри.

По следам Уэйко

Ветеран ФБР не скрывает: трагедия в Уэйко стала его личной драмой. При этом многие эксперты, оценивая ситуацию, выражают сомнение в том, что переговорщики могли убедить Кореша сдаться. «Решающая битва в Армагеддоне» была частью его религиозной доктрины, и конфликт с властями так идеально вписывался в нее, что у некоторых участников событий 93-го года складывалось впечатление: обезумевший «мессия» пойдет на все, чтобы усилить противостояние, независимо от действий правительства. Гэри Неснер не совсем согласен с этим утверждением.

«Теперь сложно дать точный ответ, но я думаю, оставался шанс, что мы могли бы убедить его, если бы с самого начала развития ситуации некоторые вещи были бы сделаны иначе. Другими словами, постоянный конфликт между усилиями команды переговорщиков и демонстрацией силы со стороны команды «тактиков» привел к тому, что мы посылали давидианцам неверные сигналы и разрушали отношения, которые сами же пытались выстроить с ними. Я считаю, что, если бы мы получили больше поддержки от руководства ФБР с самого начала, мы смогли бы избежать такого исхода», – убежден Гэри.

Бывший переговорщик также подвергает сомнению изначальную готовность Кореша погибнуть в битве с «неверными».

«Легко сказать: я готов умереть за свою религию, но совершить это на самом деле намного сложнее. У меня сложилось впечатление, что Дэвид Кореш сохранял некоторую амбивалентность: часть его души желала мученической смерти за свои убеждения, но часть хотела жить, и в его сознании происходил огромный конфликт между этими частями. То, что он так долго не принимал финального решения, на мой взгляд, давало нам возможность изменить ход событий», – полагает он.

Что касается причин рокового пожара, Гэри Неснер подчеркивает: для него ответ на этот вопрос не подлежит сомнению, однако он не собирается навязывать его другим.

«Если вы не доверяете правительству, вы считаете, что это сделали власти. Если вы думаете, что давидианцы были сумасшедшими, вы верите, что это сделали они. Для меня тот факт, что именно давидианцы подожгли здание, не вызывает вопросов. В пользу этого говорят, в первую очередь, технические доказательства. Огонь начался в трех местах, и у ФБР имеются аудиозаписи, сделанные пронесенными в здание микрофонами, на которых слышны приказы совершить поджог. Один из выживших в пожаре утверждает, что он лично видел своих соверующих, поджигающих ранчо. Независимое исследование поджога также указало, что огонь начался во вине сектантов, а не ФБР. Словом, все имеющиеся доказательства приводят к выводу: давидианцы подожгли здание из-за того, что ФБР использовало слезоточивый газ, но сам по себе газ не вызвал огня», – заключает Гэри.

Гэрри и актер, который исполнил его роль в Waco

Советы заложникам

Тем, кому не доводилось оказаться в заложниках, Гэри Неснер предлагает несколько элементарных советов выживания. Во-первых, не стоит быть слишком конфликтным – равно как и слишком покладистым.

«Любые экстремальные поведенческие реакции могут привлечь нежелательное внимание преступника к заложнику. Поэтому, разумеется, не стоит проявлять агрессию или раздражение, и постарайтесь использовать любую возможность персонифицировать себя перед захватчиком: показать, что вы человек, у вас есть семья, надежды, мечты, ожидания. Это основной подход, который мы рекомендуем», – поясняет переговорщик.

Также Гэри Неснер отмечает важность работы с родственниками преступников при разрешении кризисов – так, как это было сделано в случае с группой Freemen.

«Родственники, и особенно члены семьи, могут очень сильно помочь для понимания поведения своих близких. Мы могли, к примеру, попросить их сделать аудиозапись или попытаться повлиять на своих близких и убедить их сдаться мирно. Иногда бывает сложно убедить членов семьи сотрудничать с нами, иногда, напротив, это очень легко. Здесь все зависит от ситуации. Как правило, люди все равно любят своих близких, и охотно соглашаются сотрудничать с нами, чтобы убедить их выйти наружу живыми и невредимыми», – рассказывает Неснер.

Гэри признается: ФБР не скрывает от членов семьи преступников, что после мирной сдачи они, скорее всего, все равно окажутся в тюрьме за уже совершенные преступления.

«Хороший переговорщик никогда не скажет людям, что после сдачи их родственники вернутся домой, и все будет хорошо. Но мы стараемся сделать акцент на том, что мы – не прокуроры и не судьи, и что наша главная задача – помочь людям выжить в этой ситуации и остаться невредимыми, а с другими проблемами мы разберемся позже», – подытоживает ветеран ФБР.

Полную версию можно прочитать в газете “Диаспора” от 21 октября 2018 года. Газета доступна бесплатно во всех русских магазинах города и в редакции Афиши (по адресу 4555 Auburn Blvd, Sacramento)