‘Просто работаешь, чтобы не сдохнуть’ Минчанка эмигрировала в США и теперь рассказывает, как там

Фото: из личного архива героини.

В рубрике «Я эмигрировал», на сайте citydog.by, минчане, уехавшие на ПМЖ в другие страны, рассказывают о новой жизни и делятся своими лайфхаками. Героине этого блога, Карине, на первых порах было очень тяжело – и вот почему.

«Переезжать в Штаты не было никакого смысла»

– Мы с мужем выросли в провинциальном белорусском городе и познакомились, когда нам было по 14 лет, – вспоминает Карина. – В 18 он решил уехать в Америку. Я такого варианта даже не рассматривала, поэтому мы расстались, и он улетел. Но через четыре года приехал по случаю свадьбы друзей и сделал мне предложение. Я согласилась. Но переезжать в Штаты мне не было никакого смысла – у меня в Минске все было налажено: любимая работа, хорошая зарплата, друзья.

Какое-то время ему пришлось меня даже поуговаривать. Конечно, он и сам мог бы вернуться в Беларусь, но тогда потерял бы свой небольшой бизнес, над которым так упорно работал все это время. А давалось все нелегко.

Фото: из личного архива героини.

 «Нужно было приложить распечатанные личные переписки»

Буквально через пару месяцев после свадьбы Игорь подал документы на воссоединение семьи, чтобы я могла переехать к нему. Ждать пришлось три года.

Для подачи тебе нужно подготовить пачку всяких бумаг, в числе которых огромная анкета страниц на 200, которую ты заполняешь только под контролем юриста, потому что все очень серьезно. В самой анкете вопросы как действительно важные, так и из разряда «А не хотите ли вы совершить террористический акт?», «Занимались ли вы раньше проституцией?» и так далее.

Кроме того, нужно пройти полное медицинское обследование у единственного в Беларуси врача с американской лицензией. Проверяют на все: СПИД, сифилис, туберкулез, гепатиты, венерические заболевания. Весь пакет заключений ты везешь с собой в запечатанном конверте и отдаешь сотрудникам аэропорта – там с этим очень строго. В общем-то, их можно понять: сейчас очень много людей едет в Америку. Очень много. Сбегаются как тараканы, непрерывным потоком.

Плюс к документам нужно было приложить наши совместные с мужем фотографии и распечатанные личные переписки – как доказательство, что брак не фиктивный. Получилось 1000 листов фрагментов наших разговоров в мессенджерах – по чуть-чуть с каждого месяца в течение трех лет.

Это все очень выматывает. Видеться с мужем получалось чаще всего на нейтральной территории раз в три месяца – надо ли рассказывать, как тяжелы отношения на расстоянии…

«Попытаешься соврать – путь закрыт»

Многие боятся прохождения интервью на американскую визу – и правильно делают. Все очень серьезно, нужно быть готовым на 1000%, никаких шуток. Меня наша юристка гоняла по всем вопросам, какие только могут задать. Говорить во время собеседования нужно только правду, потому что на тот момент они уже знают о тебе все. Попытаешься соврать – путь закрыт. Визу могут не дать уже никогда.

К моменту прохождения интервью муж приехал меня поддержать, ему даже разрешили присутствовать во время разговора. В целом можно сказать, что мне повезло: мне задали пару формальных вопросов и дали грин-карту. Мы с мужем рыдали как ненормальные – потому что сколько уже можно-то?

На тот момент я уже отдала квартиру, попрощалась с друзьями и родственниками, собрала чемоданы – на собеседование ехала уже с билетами до Америки. Поэтому на следующий день после интервью мы туда и улетели.

«Сидишь просто как собачонка и ждешь мужа с работы»

Со дня моего приезда в Америку прошел уже год, я более-менее адаптировалась, но поначалу мне все очень не нравилось – и в этом признаются все эмигранты. Я была закрыта от страны, конфликтно настроена по отношению к людям, меня все бесило и раздражало, я ни с кем не могла наладить коммуникацию и все воспринимала достаточно болезненно.

В Минске я работала журналисткой, привыкла быть активной, постоянно писать статьи. А тут тебя закрыли дома – и все: американских водительских прав у тебя нет, города ты не знаешь, по-английски говоришь плохо – сидишь просто как собачонка и ждешь мужа с работы.

Это период адаптации. Он есть у всех, просто каждый переживает его по-своему: кто-то держит внутри, а кто-то, как я, открыто демонстрирует.

«Боже, что я делаю в этой стране?»

Мы живем в Миннеаполисе, штат Миннесота. С первых дней после приезда я пошла в public school – бесплатную школу для эмигрантов, где четыре раза в неделю по пять часов в день учила и продолжаю учить язык. До этого я всю жизнь изучала немецкий и только года за полтора до переезда начала заниматься с репетитором английским.

Через какое-то время чисто случайно нашла работу на неполный день в салоне по пошиву свадебных платьев. Потом начала работать хостом еще и в русском ресторане – гостями там были преимущественно американцы, а мне нужно было совершенствовать язык. Нужно было поставить себя в такую ситуацию, когда нет другого выбора, кроме как открывать рот и общаться с людьми.

Я работала на двух работах, у меня был только один вечер в неделю, когда я могла отдохнуть и провести время с мужем и друзьями. Спустя несколько месяцев из мастерской меня уволили, потому что закончился сезон, а из ресторана я ушла сама со слезами и скандалами.

Там была девушка-мексиканка, которая, работая в русском заведении, открыто ненавидела русских. Она постоянно меня как-то задевала, унижала, дискриминировала – и нарочно делала это при всех. И в один прекрасный день, когда она в очередной раз стала предъявлять мне претензии без причины, я разрыдалась прямо посреди зала. Во мне все накопилось, как ком, который я просто была больше не в силах держать в себе: «Боже, что я делаю в этой стране? Ко мне здесь так ужасно относятся, я не работаю по любимой профессии – что я здесь делаю? Чем здесь лучше?» В тот момент я готова была просто собрать чемодан и уехать в Беларусь.

«Сразу по приезде ты не особо соображаешь»

Долгое время я пыталась найти работу в сфере журналистики. Ходила в разные американские издания и просилась работать бесплатно: в чем-то помогать, искать информацию, писать небольшие заметки, фотографировать – только бы дали поучиться. Но вместо работы получила пять отказов.

Пару статей написала для русской газеты для эмигрантов «Северная звезда» – но там ты можешь делать не более одной публикации в два месяца.

Начала писать интервью с эмигрантами, открывшими в Америке свой бизнес, для портала «Пробизнес». Но идея работать с ними мне пришла совсем недавно.

Неделю назад начала работать у мужа в логистике. Долго этому сопротивлялась, чтобы и отношения не портить, и не давать поводов для лишних разговоров за спиной. Но потом решила, что, хоть и не работа мечты, но лучше так, чем пахать на чужого дядю. Начала готовиться к экзаменам, чтобы поступить в университет и получить MBA.

Все эмигранты отмечают, что в среднем нужен год после переезда, чтобы адаптироваться, прийти в себя и понять, чем ты хочешь тут заниматься. И не важно, есть у тебя деньги или нет – сразу по приезде ты не особо соображаешь.

«Просто работаешь, чтобы не сдохнуть»

Здесь кто-то находит работу быстро, кто-то ищет годами. Если нет образования и знания языка, но нужны деньги, можно пойти на стройку или в клининговые компании убирать дома. Неплохо зарабатывают официанты. Сантехники и электрики нарасхват.

На таких позициях можно снимать жилье, питаться и даже купить какую-то машину. Но это инвестиции в никуда. Ты никак не развиваешься, не идешь к своей мечте – а просто работаешь, чтобы не сдохнуть.

«Американцы очень мало путешествуют по стране»

Самым удивительным для меня остается тот факт, что американцы очень мало путешествуют по стране – не говоря уже о мире. Бензин дешевый, машины стоят недорого – садись и езжай! Но нет.

Я сама за год побывала в 23 штатах. И сделала это осознанно: чтобы полюбить страну, нужно увидеть ее всю. Америка – это не только Нью-Йорк и Калифорния. Это самое большое заблуждение, которое я когда-либо слышала.

Самый красивый штат для меня – Северная Каролина. Там комфортный климат и зимой, и летом, очень красивая природа, люди живут совсем по-другому. Калифорния, конечно, тоже очень крута, но тот же Гранд-Каньон не дотягивает до того, что я видела в Северной Каролине.

Фото: из личного архива героини.

«Все борются с проблемой полных людей, но питаться фастфудом в разы дешевле»

В Америке все борются с проблемой полных людей, но здесь питаться фастфудом в разы дешевле, чем покупать нормальные продукты. У людей не всегда хватает на них денег.

Я сама по себе экономная, не люблю бездумное потребление и живу с философией минимализма, поэтому нашла для себя компромисс: хожу в магазин, в котором нет лишнего обслуживающего персонала, пластиковых пакетов (просто приносишь с собой не пластиковые!) и других «привилегий» известных супермаркетов, – и благодаря этому продукты там стоят в 2-3 раза дешевле. Тот же набор продуктов можно купить не за $200, а за $70. К примеру, миндальное молоко в моем магазине стоит около $1,9-2, во всех остальных – $4,5-5.

То же касается и одежды: на распродаже можно купить брендовую вещь хорошего качества за $10. Тот же Michael Kors, Calvin Klein, Tommy Hilfiger. Сами американцы говорят, что абсолютная глупость покупать что-то за полную стоимость, если можно немного подождать и забрать с 90-процентной скидкой.

Конечно, если ты хочешь Gucci, то и стоить оно будет как Gucci. Но я себе такое не покупаю – не вижу смысла отдавать столько денег за тряпки. Зато я готова отдать состояние за путешествия! У каждого свои приоритеты.

«Из главных минусов – неоправданно дорогая медицина»

Один из главных минусов жизни в Америке – неоправданно дорогая медицина. Особенно услуги дантиста. Не могу привыкнуть к этому до сих пор. Вот например: средняя зарплата в нашей местности – $3–4 тысячи, а коронка тебе обойдется в $1,5 тысячи, имплант – в $3 тысячи, обычная пломба плюс чистка зубов – около $500. Аренда квартиры в месяц столько стоит!

«В Америке гораздо проще купить свой дом или открыть бизнес»

В Америке гораздо проще, чем в Беларуси, купить свой дом или открыть бизнес. Нам с мужем по 26 лет, а мы живем в собственном доме – на родине о таком и не мечтали бы. А здесь, если у тебя хорошая кредитная история, ты можешь взять ипотеку на выгодных условиях.

Люди открывают собственные магазины, заведения общепита, организуют строительные и клининговые фирмы, занимаются логистикой, ремонтом и покраской машин. Многие работают с недвижимостью: покупают старый дом, ремонтируют и продают дороже. Или просто делают ремонты – это выгодно.

«Дома сидят только русские жены»

Экономика США построена так, что все живут в кредит и из-за этого вынуждены много работать. Большие выходные у них могут быть только на День благодарения или Рождество. Отпуск – две недели в году. Декрет – от 1,5 до 3 месяцев в зависимости от компании. С животом ходят на работу до последнего дня. У мужа на работе даже была ситуация, когда позвонила беременная сотрудница и сказала: «Кажется, у меня начались схватки. Файлы я сохранила там-то. Поехала рожать».

Дома сидят только русские жены. Американки пашут. Потому что понимают, что если не будут пахать, то не будет денег оплатить счета за ипотеку, отложить ребенку на учебу. А колледжи страшно дорогие – попробуй найти $25–45 тысяч в год, а учиться четыре года.

Многие упрекают американцев в необразованности. А правда в том, что просто не все могут себе позволить обучение, поэтому вынуждены рано идти работать. По 10–11 часов в сутки.

«У всех свои семьи, друзья – а ты кто?»

Все американцы очень улыбчивые и добродушные – но только внешне. В действительности никому до тебя нет дела. У всех свои семьи, друзья – а ты кто?

Среди эмигрантов тоже никто не стремится тебе помочь. Многие считают, что ты сам должен съесть свой кусок дерьма. Поболтать с тобой – поболтают, но больше – нет. Моя единственная опора и поддержка здесь – муж. А мои друзья – пока только его друзья, которых он нашел здесь за восемь лет своего пребывания. Причем все они эмигранты.

Главные люди в жизни американца – его семья. Выбирая между родными и друзьями, он всегда выберет первых. И воскресенье у них, как правило, семейный день, когда с самого утра все идут в Pancake House есть блины. Мы пару раз тоже сходили из любопытства, но не все так просто – в 9 утра ты можешь отстоять 1,5 часа в очереди, прежде чем попадешь в кафе. Все отдыхают!

«Комфортно себя чувствую пока что только у себя дома»

Только сейчас, спустя год, я начинаю понимать, что в Америке, наверное, мне все-таки лучше. Но все равно очень скучаю по дому, по родным, по друзьям. Здесь нет того уровня доверия и понимания, какой был в Беларуси. Не с кем поговорить о личном. Такой душевно русский разговор у меня может случиться только с мужем. Хотя мы каждый день переписываемся с подругами, я регулярно созваниваюсь с мамой – но все равно не хватает живого общения.

До сих пор вспоминаю наши прогулочки от Немиги до Зыбицкой, «круг почета» по барам и обратно – очень скучаю по Минску. А здесь комфортно себя чувствую пока что только у себя дома.

Оригинал опубликован на CityDog.by