Калифорния без прикрас: как мы выглядим в глазах туристов из России

Фото: Нина Миронова, Сноб

Самолет приближается к взлетной полосе и вот-вот произведет посадку в аэропорту города ЛА. Под крылом самолета показались сотни прямоугольных сот, рассеченных многополосными дорогами с проносящимися по ним на скорости 65 миль в час автомобильчиками.

Помимо бесчисленных одноэтажных коробок Лос-Анджелеса на съездах фривэев стоят просвечивающие насквозь 2-3 этажные стоянки для автомобилей – на 18 миллионов жителей большого Лос-Анжелеса (88 городов) зарегистрировано 20 миллионов автомобилей. Американцы начинают водить практически с раннего возраста и заканчивают это делать, когда перестают ходить.

Собственно ходить, а вернее гулять у американцев не принято. Они доезжают на автомобиле до гигантского супермаркета или ресторана, даже если идти до этого места всего пять минут, загружаются там покупками в багажник или фастфудом в свои желудки и возвращаются домой.

Американцы двигаются и разминаются не во время прогулок, а в фитнес-центрах, в закрытых кондиционированных помещениях.

Кстати, кондиционированные помещения – это их все. Во время моего путешествия в пяти из семи гостиниц окна не открывались в принципе, а поскольку кондиционеры на тепло (в теплое время года) работают не всегда, то теплолюбивым русским, в отличие от холодоустойчивых американцев, невозможно просто открыть окно, чтобы впустить свежий воздух и согреться, нет — вы должны мучиться клаустрофобией в холодном душном помещении. Альтернативы фитнес-клубам, где ситуация, судя по всему, аналогичная по большому счету нет, ведь даже если вы соберетесь на вечернюю прогулку, то полиция легко может вас остановить и поинтересоваться, что вы на хрен тут делаете.

Фото: Нина Миронова, Сноб

Дети же до 13 лет в любое время суток не имеют право находиться на улице без сопровождения родителей. И еще один важный момент в Штатах, на который не все обращают внимание: «гулять — это значит ходить по чьей-то территории», а это уже — нарушение закона.

Но гулять в Штатах не принято еще и потому что негде (часто нет тротуаров) и некуда, тот же Лос-Анджелес растянут на гигантское расстояние и если вы хотите проехать его из одного конца в другой, то это займет у вас 3,5 часа на автомобиле. Коробки, коробки, дороги, супермаркеты, ну еще Родео-Драйв и Беверли-Хилс и протяженная линия пляжа…

Плавать в океане в Штатах не принято. Как говорят сами американцы: «океан – это для созерцания».

А что, собственно говоря, еще остается, если температура воды на западном побережье не превышает +17+18 градусов, в районе Сан-Диего, на границе с Мексикой +19 градусов, а в Сан-Франциско +12+14 градусов. Тихий океан не просто охлаждает воду, вблизи там проходит холодное опасное течение со скоростью 6 км в час, и вас легко может затянуть в водоворот.

В океане водятся акулы, в Калифорнии ежегодно регистрируются случаи нападения на серферов, в песке любят зарыться жалящие острым наконечником скаты, о чём свидетельствуют таблички на пляже, а в воде можно наступить на морского ежа или поплавать с морскими змеями. Ну и, наконец, «яхты загрязняют море» (о, ужас!), последняя причина по сравнению с предыдущими кажется мне смешной, но возможно, что для американцев — наоборот. Поэтому местные жители «брезгуют заходить в воду» и не купаются совсем.

Как-то лет 10 тому назад в Токио на местной экскурсии я познакомилась с жительницей Нью-Йорка, которая приехала в Японию к своему сыну, работающему там по контракту. За обедом мы мирно перекидывались фразами, пока в какой-то момент не зашел разговор о будущих путешествиях и я не упомянула, что ни разу еще не была на североамериканском континенте. И вот «размышляю сейчас, куда бы мне поехать для начала, в Мексику или США».

И после паузы, вспомнив о древних цивилизациях, о Теотиуакане, о городах с испанской архитектурой, произнесла вслух, что поеду-ка я в Мексику… И случился большой американский взрыв. Общий смысл её высказываний сводился к следующему: «как можно ехать в Мексику, в эту жуткую страну, где один сплошной криминал и убийства, а на границе с Мексикой только и делают, что продают наркотики… и как вообще можно сравнивать их великую страну с какой-то там Мексикой…». На следующий год первым делом я поехала в Мексику.

И вот спустя несколько лет, в Калифорнии, я вновь увидела это пренебрежительное отношение «к другим и прочим».

Мне уже стало казаться, что у американцев просто отсутствует любопытство к тому, что находится за пределами их собственной жизни или напрямую не влияет на их благополучие. Мой гид, выходец из России, проживший в Лос-Анджелесе лет двадцать, впитал в себя всю однозначность американского восприятия, неукоснительно следовал местным правилам и установкам, восхищался.

И вот на вопрос о том, как далеко от Сан-Диего находится граница с Мексикой, он ответил, что «на Мексику лучше всего смотреть как можно дальше, а лучше всего — со стороны. Что Сан-Диего — это и есть Мексика и что если вдруг кто-то из вас был до этого в той стране, то подтвердит, что Сан-Диего ничем от неё не отличается…» Гид, конечно же, имел в виду то, что зачем утруждать себя поездками в опасную и неопрятную Мексику, если можно приехать в Сан-Диего, чем, собственно говоря и занимаются жители Лос-Анджелеса, проводя так свой weekend.

В качестве «Мексики» я увидела площадь Дикого запада с административными зданиями столетней давности, деревья-кактусы и мексиканские рестораны, где на сцене с самого утра отплясывали неопытные девчонки. В общем, Сан-Диего от реальной исторической Мексики отличается примерно так же, как украшенный гипсокартоном и пластиком Лас-Вегас — от Европы. Немного позже, после просмотра фильма Мела Гибсона Apocalypto (о крайне жестоких традициях государства Чичен-Ица), гид объяснил его смысл так, что индейцы непременно бы самоистребились, если бы не пришли белые и не освободили индейцев от самих себя. В общем, конечно, хотелось спросить, почему, по их мнению, эволюция и развитие могли происходить только с европейцами и американцами.

Америка — это страна чаевых и я бы сказала — чаевых с непрерывно растущей процентной ставкой.

В американской прессе недавно развернулась бурная дискуссия на тему того, сколько оставлять чаевых в дорогих ресторанах — 15 или 20 процентов. И вот в кафе отеля Беладжио в Лас-Вегасе, там, где снимались «8 друзей Оушена», находится кафе с самым большим в мире шоколадным «фонтаном» (медленно перетекающие из одних чаш в другие струйки шоколада) и продается довольно гадкий по вкусу за 3,59 долл. эспрессо.

Кофе продается за стойкой, без какого-то дополнительного сервиса, но терминал, тем не менее, предлагает вам оплатить дополнительные 20%, 15% или 10% чаевых. И подобная схема, как ни странно, вполне себе вписывается в негласное американское правило: оставлять минимум 1 доллар чаевых, если за вас убирают посуду, ведь пустые чашечки от кофе тоже кто-то должен будет забрать.

Если вам приносят и ставят на стол напитки (предположим у вас шведский стол), то нужно оставить 1 доллар/с человека за то, что официантка поставила чашку на стол, и доллар «за то, что улыбнулась», как говорится, спасибо, что не плюнула. Пару раз в ресторане я была свидетелем довольно хамоватого, на повышенном тоне поведения официантов и непрофессионального обслуживания. Но когда дошло дело до счета, то нам с приятельницей-британкой (глаза в глаза) сообщили, что чаевых официанта в счете нет (типа, не забудьте).

Да уж тут забудешь. А все та же британка рассказала мне, что когда она расплачивалась в Сан-Франциско за какой-то напиток купюрой в 20 долларов, то продавец спросил её, нужна ли ей сдача. — «Да, черт возьми, мне нужна сдача!». Справедливости ради нужно сказать, что с чаевых в Штатах платятся налоги, причем рассчитываются они чуть ли не заранее (даешь план по чаевым!).

Но глядя на всю эту систему навязанных платежей создается впечатление круговой поруки с целью дополнительного налогообложения государством населения.

Помимо выклянчивания и выпрашивания чаевых я увидела много и других трюков для увеличения прибавочной стоимости их услуг. Вот предположим вы садитесь в трамвай в городе Сан-Франциско и вам нужно купить билет, для этого нужно обязательно иметь в деньгах точную его стоимость, что-то типа 1,75 доллара (но вы дадите 2 доллара), поскольку автоматы для билетов на остановках отсутствуют, а водитель сдачу не дает в принципе.

Если вы хотите покататься по городу на сити-бас по расширенному маршруту, то купить билет можно только на два дня, соответственно — по двойному тарифу, а на части маршрута автобус вместо заявленного получаса будет ходить раз в час/полтора. Депозиты в гостиницах берут только по карте, в двойном размере и возвращают иногда спустя три месяца.

Американские принципы «любая работа – хороша» и «любой способ заработать в рамках закона — это круто» витают в воздухе. В Штатах меня не покидало чувство, что все здесь, начиная с раннего возраста, постоянно думают «об этом». Примерно также, как в Бразилии все думают о сексе.

Фото: Нина Миронова, Сноб

Так, например, во время нашей совместной поездки по Калифорнии один из иммигрантов, бывший преподаватель в университете, рассказал, что уже полгода стоит в очереди, чтобы устроиться на работу белбоем в фешенебельный отель. За таскание чемоданов там предусмотрены чаевые (опять!) в размере 20 долларов за сумку, а ежедневный доход якобы составляет 400 долларов. В Штатах у этого человека вполне себе приличная работа, он не нуждается, но если есть такая возможность, то «почему нет».

А вот примеры из популярных голливудских фильмов, на которые раньше я бы не обратила внимания. Уже дома включив телевизор я пересмотрела «Аферу Томаса Крауна». Детям в музее пытаются рассказать что-нибудь об импрессионистах, но не найдя отклика, учительница говорит, что картина стоит 100 млн. баксов, УАААООО. За этим фильмом по программе шел фильм «Человек-паук», здесь маленькая девочка в нужный момент предлагает корреспонденту свою одноразовую камеру, чтобы тот смог запечатлеть человека-паука, но камера оказывается без плёнки и тогда маленькая су.., девочка предлагает продать её за дополнительные 100 баксов.

Непрерывная погоня за заработком, сложная система налогообложения (практически у всех есть персональный бухгалтер, который рассчитывает, какие налоги вы должны заплатить и за вычетом каких расходов), необходимость выплаты многочисленных страховок, расходы на дом, дорогое образование, вероятно, заставляют жить именно так.

Но то, что прекрасно для бизнеса, рано или поздно может разрушить чью-то нервную систему, особенно людей susceptible. Возможно, что из-за этого в Сан-Франциско проживает 7,5 тыс. бомжей, а вернее, как настаивал наш гид — бродяг. По его словам у них есть счета в банке (пособия от государства + подачки), есть ночлежки, есть возможность найти какое-то жилье за пределами дорогого Сан-Франциско, но они предпочитают жить так. Потому что сами американцы считают их «психически ненормальными, которые из-за этого и не могут работать».

Позже одна из жительниц Нью-Йорка, переехавшая в Штаты из Прибалтики, прокомментировала его фразу так, что когда идёшь по Нью-Йорку, то каждый пятый попадающийся тебе навстречу — психически-ненормальный. -А почему? -От одиночества, наверное… А может дело в том, что не все выдерживают эту гонку века за деньгами и успехом?

Американцы — сами по себе довольно приятные люди. Они — вежливы, доброжелательны, никогда не спорят, считается, что твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Личные интересы здесь всегда превалируют над общественными. В отношении общества в целом считается, что американские законы «написаны для людей», поэтому в Штатах все понятно и хорошо организовано и в первую очередь — для бизнеса.

В Америке присутствует гендерное равенство и отсутствует сексизм (и это без тени сарказма). Здесь строго соблюдается privacy (это если встать на расстоянии одного метра за спиной у американца, то когда он обернется, то тут же отскочит и извинится, потому что уважительным расстоянием между людьми считается 1,5 метра). Бытует мнение, что в Штатах нет закадычных друзей и что друзья — это твоя семья, в первую очередь — твоя жена. Можно сказать, что в человеческом смысле это такая страна будущего, где многочисленными способами лишили людей многих рефлексов (отрицательных?) — желания размножаться, конфликтовать, спорить, слишком много общаться и дружить, здесь много этой самой дистанции.

И в связи с этим мне вспомнился Лас-Вегас, который большинство людей представляют себе как крупнейший центр игровых развлечений. Но на деле он оказался городом, куда американцы приезжают в первую очередь, чтобы провести время по-другому — снять проститутку, купить в аптеке марихуану и покурить на улице, нажраться в баре, спустить денег, этаким местом немедленного удовлетворения потребностей. И не случайно здесь так любят повторять: «то что происходит в Лас-Вегасе, остается в Лас-Вегасе». А потом тишина…, а потом жена-друг на всю оставшуюся жизнь (что безусловно хорошо).