Лица столицы: Кевин Асланян, юрист, который полвека помогает иммигрантам

Slider

Кевин Асланян известен многим русскоязычным эмигрантам Сакраменто. Именно он помогает вновь прибывшим в Америку получить первую помощь, социальную поддержку, медстраховку и другие блага. Впрочем, помощь Кевина не ограничивается только талонами на питание и другими бенефитами. В своей работе с диаспорой он часто помогает вновь прибывшим решить иммиграционные проблемы, получить необходимые документы и даже поступить в колледж. Потомок армянских эмигрантов, Кевин родился в Сан-Франциско, но в возрасте шести лет в 1949 году вместе со своей семьей переехал в советскую Армению, еще застав время правления Иосифа Сталина.

  • Мои родители верили, что в Советском Союзе их ждала лучшая жизнь, чем в Америке. На тот момент они были членами Компартии США и потому автоматически стали жертвами развернувшейся с конца 40-х годов антикоммунистической кампании сенатора Джозефа Маккарти. Однако Советский Союз в реальности оказался совсем не таким идеальным местом, каким казался из далекой Америки. Родители быстро поняли, что стоит им только открыть рот и обронить хоть одно критическое замечание, мы мигом могли бы оказаться в Сибири. Нам приходилось верить в «дедушек» Сталина и Ленина – именно в таких условиях я рос. К счастью, моя семья хотя бы не стала жертвами репрессий. Мы жили в Ереване, и я учился во втором классе, когда умер Сталин. Разочаровавшись в советских реалиях и воспользовавшись временным облегчением возможности выезда из страны в период хрущевской оттепели, в 1964 году семья вернулась в Америку и вновь обосновалась в Калифорнии, на этот раз – в Сан-Хосе.

К тому времени, когда мы вернулись, я с трудом мог разговаривать по-английски, поскольку практически забыл язык за 16 лет жизни в Советском Союзе. Поэтому, конечно, мне не так легко было начать карьеру здесь. Я провел в Сан-Хосе около 10 лет, затем переехал в Сан-Франциско, а оттуда – в Сакраменто.

  • Получив юридическое образование, я начал помогать вновь прибывшим эмигрантам получать первую помощь от государства. В первые же годы стало обращаться множество россиян и украинцев. Помогать им с получением welfare было не только частью работы, но и отражением искреннего желания помочь людям. На самом деле каждый из нас в каком-то смысле получает welfare, даже если не осознает этого. К примеру, вы работаете и не обращаетесь за помощью к государству. Но вы все равно пользуетесь публичными дорогами и парковками, если водите машину, и, если вы не оплачиваете дорогу или стоянку, значит, что кто-то другой платит за это. На этом построено все комьюнити. Каждый имеет право на публичные бенефиты, если не зарабатывает достаточно.

Порой для того, чтобы помочь людям получить помощь от государства, мне приходилось сначала помогать им с решением иммиграционных вопросов. Несколько раз мне приходилось использовать связи, в том числе по линии церквей, и даже лично ездить в Вашингтон для лоббирования конкретных иммиграционных вопросов, к примеру, получения людьми статуса беженцев.

  • Если у кого-то были проблемы с получением отдельных документов, мы помогали им разобраться в бюрократических процедурах и советовали, куда им стоит обращаться для разрешения тех или иных вопросов. Нередки были случаи, когда беженцы просто не имели возможности самостоятельно заплатить пошлину в несколько сотен долларов за получение грин-карты и даже не знали, что если они являются малоимущими, они не должны сами платить такие деньги. В случае если процесс выдачи документов или принятия решения затягивается, я мог помочь людям связаться с офисом их конгрессмена, и сотрудники этого офиса, в свою очередь, связывались с конкретным агентством и узнавали причину задержки.

говорю всем иммигрантам: Не упускайте возможность учиться! При довольно высокой стоимости обучения, сити-колледжи в большинстве американских городов бесплатны как минимум в течение первых двух лет.

  • Бывали случаи, когда люди не могли получить бесплатное образование только из-за иммиграционных проблем – к примеру, их грин-карты были просрочены. Тогда я помогал им решить проблемы с документами, продлить необходимые формы, после чего они уже могли получить какие-то бенефиты, включая образование. Когда вы приезжаете сюда, вам в первую очередь следует начать учить английский. Мне много раз встречались примеры, когда из-за языковых проблем эмигранты вынуждены были много лет работать на своих русскоязычных соотечественников за гораздо меньшую плату, чем получали бы в американской компании, и без перспектив сделать карьеру. К сожалению, это довольно распространенная вещь среди русскоязычного сообщества – недоплачивать своим соотечественникам.

Будьте начеку и с американцами. Да, они реже будут лгать вам или давать пустые обещания, но они могут настаивать, чтобы вы подписали те или иные бумаги.

  • Не подписывайте ничего, пока вы не уверены, что ваш английский достаточен, чтобы понять все, что написано в тексте. Один из самых распространенных советов, которым, к сожалению, порой пренебрегают русскоязычные эмигранты – это абсолютное табу на ложь, особенно в американских госорганах. В советской России ложь была порой единственным средством выживания, и мне порой приходилось предупреждать людей, приезжающих в США: вы не можете лгать здесь.

Совет от Кевина Асланяна: Честность – это лучшая форма поведения в Соединенных Штатах. Эмигранты доверяют мне именно потому, что знают: я не обману их.

Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Подпишитесь на нашу страницу и мы будем сообщать вам о важном и интересном.