Главным по школьному образованию в Сан-Франциско нужно поставить `двойку`

"Жизнь Вашингтона", деталь фрески, 1935
Slider

Работникам Управления Школьного Образования г. Сан-Франциско пора снова сесть за парты. Что случилось?

Школа George Washington High School намерена убрать фреску художника Виктора Арнаутова. Конгресс русских американцев уже давно ведёт борьбу с этим решением (смотрите петицию выставленную на сайт КРА). КРА собрала более 1000 подписей и это не достаточно, что бы сохранить фрески в школе. Город решил, что либо закроют, или закрасят (не смотря на то, что большинство подписей,  даже не от русских, а от американцев и других наций, которые считают, что это художественное творчество, и его нельзя уничтожать).   

Рассказывает Lope Yap, Jr. — кинорежиссёр и Вице-Президент Ассоциации Выпускников Школы им. Дж. Вашингтона (перевод Марины Сапожниковой).

На заседании Управления, состоявшемся 18 июня, главной темой для обсуждения стала судьба настенных росписей, исполненных художником-эмигрантом Виктором Арнаутовым в школе имени Дж. Вашингтона в 1936 году. Эти фрески являются венцом архитектурного ансамбля школы, который был спроектирован архитекторами J.R. Miller и Timothy Pflueger, и оформлен скульптором Гарлемского Ренессанса Sargent
Johnson, вместе с художниками Ralph Stackpole, Lucien Labault, Gordon
Langdon, и Виктором Арнаутовым.

Архитектор города Charles Silver назвал эту живопись и архитектуру “уникальной.” Но по мнению 4-х членов Управления, фрески Арнаутова несут в себе расистскую трактовку, провозглашающую “превосходство белой расы.”

Как же они могут так заблуждаться? Ведь Арнаутов был учеником и ассистентом знаменитого Мексиканского муралиста Diego Rivera, вместе с которым он совершенствовал технику росписи по сырой штукатурке. Кроме того, приверженность Арнаутова левым взглядам была настолько велика, что в одном из фрагментов его монументальной фрески “Городская Жизнь,” украшающей Coit Tower, в витрине газетного киоска художник изобразил Daily Worker (орган издания Коммунистической Партии США – прим. перевод.) вместо газеты Chronicle.

Работая над росписью в школе имени Дж. Вашингтона, Арнаутов не стал изображать знакомые всем эпизоды из жизни нашего первого Президента – такие, как историю о срубленном им в детстве вишнёвом дереве, или переправу через реку Delaware. Вместо этого художник применил радикальный подход и показал Вашингтона со всеми его недостатками, а именно как личность в конфликте с собой.

Пример Президента Вашингтона стал для Арнаутова платформой для наглядного урока о жестокой реальности Американской истории. В своё произведение он включил сцены, документально отражающие несправедливость рабства и геноцид коренного населения Америки — то есть темы, которые практически не упоминались в учебниках того времени. Таким образом, фрески запечатлели историю, и по ним учащиеся могут
узнать правду.

Чтобы избежать нападок цензуры, Арнаутов следовал примеру Мексиканских муралистов, которыми он так восхищался, и умело пользовался символикой.

Если посмотреть на его фрески с точки зрения католицизма, то можно увидеть, что фигура “мёртвого индейца,” вызвавшая так много разногласий, напоминает скульптуру святого, преданного мученической смерти. А поломанные вишнёвые ветки рядом с лежащим означают только одно: Вашингтон, который якобы никогда не лгал, на самом
деле обманул индейцев. На другой фреске с изображением горы Вернон, рабочие на плантациях как будто бы сошли с фотографий Администрации по Защите Фермеров. Так художник наглядно показал, как в эпоху Великой Депрессии рабство продолжалось в виде системы долевой аренды. Публика 1930-х годов прекрасно поняла бы намёки на эти сравнения.

Но всего этого члены Управления так и не поняли. Большинство из них зациклились на неприятных деталях, которые по их мнению могут травмировать сегодняшних школьников. Однако при этом они упустили самое главное — то, что Арнаутов бросил вызов работникам просвещения, призывая их научить своих подопечных тому, как извлекать уроки из прошлого. Да, он предъявил Вашингтону обвинение в изначально
Американских грехах — рабстве и геноциде коренного населения, но он также показал и вклад иммигрантов, и жизнеспособность простых Американцев, и важную роль образования, и восхождение Сан Франциско как “сияющего города на холме.” В общем и целом, фрески несут в себе идею объединения, которая адресована каждому, кто захочет найти время, чтобы поразмышлять над ними.

Сан Франциско всегда притягивал к себе любителей искусства. Туристы приезжают сюда, чтобы посетить музеи и полюбоваться настенной живописью в районах Mission и Tenderloin, фресками Diego Rivera и монументальными росписями в Coit Tower.

Какое же наследие мы оставим потомкам, если Управление Школьного Образования последует рекомендациям своего последнего заседания, и одни из самых ранних
фресок, сохранившихся в нашем городе, исчезнут навсегда?

Жители Сан Франциско должны потребовать, чтобы работники Управления умерили свой цензорский пыл, и вместо этого поощряли новые формы искусства. Таковыми могут стать видео-инсталляции (видео-показы — прим. перев.), при помощи которых школьники любой расовой и этнической принадлежности смогут лучше понять содержание и значение фресок, а также поделиться собственным опытом на фоне постоянно меняющегося понимания Американской истории.

Выдающееся искусство, представителем которого является Арнаутов, всегда отличается своей остротой. В этом его преимущество, и цензура здесь бессильна. Пусть наши школьники учатся у истории и создают новое искусство, которое отражает их мнения и взгляды.