Лица столицы: Елена Щипунова

Елена Щипунова, программный директор и голос ETHNO FM, профессиональный журналист и продюсер, 25 лет успешно проработавший на российском телевидении.
Slider

Знаете, чем прекрасна Америка? В огромном иммигрантском «салате» ты встречаешь уникальных людей, с которыми на родине никогда бы не пересекся. В одной компании здесь могут собраться доктор наук, работник космодрома, артист цирка, нейрохирург. Причем в своей новой жизни все они могут быть представителями одной профессии. Редакция ETHNO FM (а в прошлом – «Нового русского радио» – лучшее тому подтверждение. И, поверьте, каждым коллегой мы можем гордиться, что с радостью и делаем. Как можно не гордиться тем, что ты каждый день встречаешь в студии радио ETHNO FM человека, который получил две премии ТЭФИ – российские национальные телевизионные премии за высшие достижения в области телевидения, снимал одну из самых популярных программ российского ТВ, «Ревизорро» и находился за кадром других проектов, которые заставляли нас прилипнуть к телевизору.

  • Я – ПОТОМСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛИСТ. ЖУРНАЛИСТОМ БЫЛ ДЕД, МАМА, ПАПА, ЭТУ ЖЕ ПРОФЕССИЮ ВЫБРАЛ БРАТ, КОТОРЫЙ СТАЛ МОИМ НАСТАВНИКОМ И МНОГОМУ НАУЧИЛ. Когда в школе, в 1989 году, на выпускном, все гуляли и отмечали, я снимала свой первый сюжет и была увлечена будущей профессией. Когда, спустя 14 лет, жизнь в Ташкенте стала очень тяжелой и заработать журналистикой было сложно, мы собрались и уехали в Москву. Я решила так: если помирать, то какая разница, где?! Лучше там, где говорят на родном языке.

  • В МОСКВЕ БРАТ СРАЗУ ПОШЕЛ В БИЗНЕС-ИЗДАНИЕ, А Я НАЧАЛА РАБОТАТЬ СКАНИРОВЩИКОМ. ЭТО ПЕРВАЯ И ПОСЛЕДНЯЯ РАБОТА ЗА МНОГО ЛЕТ, НА КОТОРУЮ Я УХОДИЛА В 9 И ПРИХОДИЛА В 6. В Большую Ленинскую библиотеку привозили редкие книги. Их привозили в ведрах, потому что они рассыпались, как труха. Мы складывали страничку как пазл, восстанавливали ее, подправляли качество и создавали цифровые архивы. Мне повезло – во дворе дома, где мы снимали квартиру, был круглосуточный логопедический садик. Детей взяли туда без прописки и без документов. У нас ведь была только иммиграционная карточка, которая позволяла находиться 90 дней на территории РФ. В 2004 году меня позвали на Авторское телевидение, к Кире Прошутинской, шеф-редактором программы «Народ хочет знать».

  • МОИМ ГЛАВНЫМ БАГАЖОМ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ ИММИГРАЦИИ БЫЛ МОЙ АРХИВ – КАССЕТЫ С СЮЖЕТАМИ. Выбросила его лишь недавно, когда собирались в США. Сегодня все это доступно в Интернете, и можно найти утреннее шоу, которое я два года продюсировала на НТВ, программу «Хочу верить» с Борисом Корчевниковым на СТС, программу «Свидетели» на Первом канале, которая стала настоящей школой выживания. Я по пятеро суток не выходила с работы, спала по несколько часов в сутки. Одну из таких тяжелых программ я делала, когда произошло крушение теплохода «Булгария». Тогда, в июле 2011 года, экипаж не задраил иллюминаторы, в них залилась вода и теплоход накренился и затонул. На борту находился 201 человек, лишь 79 удалось спасти. Следующую тяжелую программу снимали через два месяца, в сентябре, когда упал Як-42Д с хоккейным клубом «Локомотив». Я продюсировала обе программы.

  • КТО ТАКОЙ ПРОДЮСЕР? Тот, кто должен подготовить все для работы съемочной группы: кто и что снимает, где снимает, договориться с людьми, организовать место, поставить задачи корреспондентам, если у них что-то не получается – придумать, как сделать так, чтобы получилось. А если совсем не получается, – ехать самой. Так было в 2010 году в Челябинской области, после Миасской бойни – избиения зрителей рок-фестиваля «Торнадо». Мне дали задачу – узнать и показать, кто заказал эту драку. Я взяла корреспондента, мы обвешались скрытыми камерами (в 2010-м это не было запрещено) и полетели в Челябинск. Это было страшно, но мы смогли достать эксклюзив, уйти от тех, кто стал нас преследовать и привезти материал в Москву.

  • ОБЕ ПРЕМИИ ТЭФИ Я ПОЛУЧИЛА ЗА «РЕВИЗОРРО» – ПРОЕКТ ПРОВЕРЯЛ ОТЕЛИ, РЕСТОРАНЫ, НОЧНЫЕ КЛУБЫ И ДРУГИЕ ЗАВЕДЕНИЯ. Мы приезжали без предупреждения, выходя из машины, включали камеру и снимали все, что видели – тараканов, просроченные продукты, протухшее мясо. Программа была скандальной, и эти скандалы были нам только на руку, но мы их не провоцировали. Мы просто включали камеру и шли. Ведущей программы долгое время была Лена Летучая. Казалось, что ее знают даже муравьи в каждой щели. Когда мы приезжали в аэропорт и ждали рейс, чтобы лететь в очередной город с проверкой, из аэропорта уже звонили в тот город и предупреждали, что к ним летит «Ревизорро». Помню, как в Ульяновске на перроне нас встретила толпа, хотя мы меняли планы, маршруты, старались приехать незамеченными. В городе тогда оказалось практически все закрыто. Те заведения, что работали – в них все было идеально, а на остальных просто висели таблички «Закрыто по техническим причинам».

  • ТО, ЧТО ЗРИТЕЛИ ВОСПРИНИМАЛИ КАК ШОУ, ДЛЯ СЪЕМОЧНОЙ ГРУППЫ БЫЛО ОПАСНОЙ РАБОТОЙ. НАС НЕ ПЫТАЛИСЬ ПОДКУПАТЬ ИЛИ ДАВАТЬ ВЗЯТКИ, НАС ПРОСТО БОЯЛИСЬ, НЕНАВИДЕЛИ, ДАЖЕ БИЛИ. Когда у меня пытались вырвать камеру – заработала трещину в руке… Но нас это не останавливало. Лишь один раз нам не дали выпустить сюжет. Это было в Сочи. Мы пошли в самый крутой и пафосный ресторан, на набережной. Зашли на кухню, открыли холодильники, а там просрочка за просрочкой, стухшие салаты. Вокруг нас, как обычно, все бегают, суетятся, нервничают. Мы все отсняли и вышли на улицу. Я взяла телефон и увидела 68 пропущенных звонков. Перезвонила своему руководителю и услышала в трубке: «А сейчас, сохраняя улыбку, просто уходите оттуда! Вы зашли в ресторан к человеку, которому принадлежит наш телеканал». В эфир это так и не вышло…

  • КОГДА УЗНАЛА, ЧТО МУЖ ВЫИГРАЛ ГРИН-КАРТУ, Я РАБОТАЛА В США, ПРИЕХАЛА НА ПОЛГОДА, ЧТОБЫ СНЯТЬ НЕСКОЛЬКО ПРОГРАММ. Я ходила и «топорщила пальцы», говоря, что тут все не так, как в Москве. А потом позвонила домой и узнала, что мы выиграли… Как мои коллеги в США тогда надо мной смеялись! Да, у нас с мужем была в Москве работа, ипотека, но у нас дети, и мы решили уехать. Я уже пережила одну иммиграцию, поэтому знала, что меня ждет, и ту ломку, которую проходят здесь многие иммигранты, я уже прошла в Москве. Там я жила без документов, но с языком, здесь у меня были документы, но не было языка. Наверное, единственная ошибка, которую я сделала в жизни – не выучила английский.

  • МОЕЙ ПЕРВОЙ РАБОТОЙ В АМЕРИКЕ СТАЛА УБОРКА. Мой сын хотел устроиться на эту работу, и я поехала с ним, чтобы посмотреть, где и с кем он будет работать. Оказалось, что компании нужны люди, и мы стали ездить вместе, на автобусе, через полгорода. Я не понимаю, когда мне задают вопрос, мол, каково мне было. В этом нет ничего постыдного и зазорного, я сложившийся человек, который не должен никому ничего доказывать. Наоборот, я видела в новой жизни только плюсы: у меня появились выходные, я узнала, что такое ходить в гости. А из багажа прошлой жизни, который мне пригодился здесь, можно отметить одно правило: на телевидении нет слова «невозможно». Надо просто упереться рогом и идти. Наткнулся на стену – обойди. И так до тех пор, пока не найдешь выход.

Фото из личного архива Елены Щипуновой.