Российская актриса утонула во время свадебного путешествия на Аляске

Slider

Актриса Ника Никонова погибла, пытаясь повторить подвиг американского выживальщика. 24-летняя девушка утонула в свадебном путешествии – ее погубил “феномен Макэндлесса”.

Двадцатичетырехлетняя девушка, известная по роли Аньки в блокбастере «Брестская крепость», утонула на Аляске в свой медовый месяц. Избранником Ники стал белорусский активист Петр Маркелов. Свадьбу молодые люди сыграли первого июля этого года и тут же рванули на Аляску.

Родные и близкие не скрывают, что Ника двигалась по следам американского выживальщика Кристофера Маккэндлесса, известного как Александр Супербродяга. В девяностых молодой человек из состоятельной семьи бросил все и посвятил себя путешествию автостопом. Финальной точкой его путешествия стала Аляска. Летом 1992 года взяв с собой только небольшой запас пищи, Александр поселился в малообитаемой части штата. Он жил в автобусе сорок шестого года выпуска, найденном на берегу реки. Но когда решил, наконец, вернуться к людям – не смог этого сделать, потому что разлившаяся река отрезала путь назад. Через четыре месяца Александр (на фото ниже) умер от истощения.

Корреспонденту “КП” удалось связаться с Петром Маркеловым, супругом погибшей на Аляске актрисы Ники Никоновой. Молодой человек раскрыл подробности страшного происшествия на реке, когда он за двадцать минут лишился жены. Приводим его рассказ.

– Мы ехали из Фэрбенкса, хотели взять трейл на гору Хили. Словили машину, и речь зашла про этот автобус (имеется в виду автобус номер 142, в котором провел последние дни экстремал Александр Супербродяга, маршрут которого хотела повторить пара, – прим. ред.). Мы очень хотели туда попасть, но знали, что в это время реку очень сложно или невозможно перейти. Человек, который нас подбрасывал, сказал, что дождей давно не было, и это можно будет сделать. Мы решили пойти на Stampede Trail, которая ведет до автобуса (Stampede Trail – опасная тропа, на которой расположен автобус, где жил и страдал Супербродяга, – прим. ред).

За первый день мы не дошли. Заночевали на полпути, реку в тот день не переходили. На следующий день дошли до автобуса. Река была меньше, чем 25 июля (потому что не было дождей). Я шел первым, перешел, не устал. Когда Ника перешла, она сказала, что она устала, что в какой-то момент подумала, что может руками не удержать веревку, которая перетянута через реку. Она тогда тоже использовала дополнительную веревку, которая, как мы думали, могла помочь как страховка в случае, если Ника оторвется от основной веревки.

Провели в автобусе две ночи. Мы не рассчитали еду, поэтому ели ту еду, которая была в автобусе. Мы там оставили знак — выцарапали “Piotr & Nika, Just Married, 07/19”. И оставили записи в дневнике: я в первый день, Ника прямо перед выходом.

До реки дошли быстро, без остановок. Сели на бревно около перехода, чтобы покурить. Шутили, что это может быть наша последняя сигарета. Потом я достал телефон и сделал на него несколько селфи нас с Никой. Телефон я оставил ей, чтобы она поснимала, как я перехожу реку. В прошлый раз я ее фоткал. Все ценные вещи мы сложили в водонепроницаемый мешок, с которым она потом шла (он потом уплыл по течению).

Я перешел и почувствовал, что очень устал. Мне было страшно. Я понимал, что если я устал, то Ника еще больше устанет. Через реку было плохо слышно. У меня были сомнения по поводу того, нужно ли обвязываться веревкой так, как это сделала Ника. Мы об этом говорили, но никто не был уверен, как лучше. Ника обвязала несколько раз веревку вокруг талии, другой конец с карабином, как в прошлый раз, прикрепила к основной веревке. И пошла.

На 2/5 пути она начала просить о помощи. Для нее вода была, наверное, даже выше пояса, почти по грудь. Возможно, она начала просить о помощи, когда ноги оторвались ото дна… После того, как ноги отрываются, сложно нащупать дно и вернуть равновесие.

Я пошел к ней, держась за основную веревку, перекинутую через реку. Когда я уже подошел, ее руки оторвались от этой веревки, и она повисла на страховочной. Она была на воде. Я начал рывками тащить за карабин. Получилось протащить ее пару метров. Но когда я в очередной раз обернулся, она была под водой. Это было очень страшно. Я начал изо всех сил дальше протаскивать страховочную веревку в сторону берега. Где-то на 3/5 пути я сам сорвался, пытался найти Никину голову, чтобы достать ее на поверхность. Но на Нике была веревка и рюкзак, все мокрое и тяжелое. Я держался за ее рюкзак, чувствовал, как, будучи под водой, она меня еще секунд 30 держала. Но потом она отпустила, я понял, что она потеряла сознание. Я тащил ее к берегу, потом вернулся к основной веревке и продолжал тащить. Но это заняло слишком много времени.

Она была под водой около пяти минут. Получилось вытащить ее голову на берег, но потом еще несколько минут прошло, пока я ее окончательно вытащил из течения. Сделал пару заходов искусственного дыхания и массажа сердца. Понял, что нужно снять рюкзак и отвязать веревку. Уже на берегу около 20 минут я повторял процедуру: делал массаж сердца, потом вдыхал воздух в легкие. Вода была внутри. Ноги и руки были холодные.

Я накрыл ее спальником и палаткой, положил по углам камни, оставил вещи, взял спрей от медведей, немного воды и пошел дальше по трейлу. Шел около 4 часов, 20 километров. Остановил машину уже на Stampede Road (которая переходит в Stampede Trail), позвонил 911. Через полчаса приехали рейнджеры. Мы на машине доехали до начала трейла. Там ждали, пока приедут квадроциклы. Приехали три квадроцикла, и мы поехали на место. Ехали очень долго, весь трейл был в грязи и воде, на полдороги одна машина полностью заглохла и мы ее оставили. К 5 или 6 утра мы туда доехали.

Тело отправили в Funeral Home, будут проводить вскрытие. Сказали, на следующей неделе во вторник-среду выйдут на связь.