‘Хотите эмигрировать? Закатайте губу’: как правильно покидать родину

Slider

Чего ищут люди, покидающие родную страну? Что они теряют на родине? Все ли могут прижиться на чужбине? Кому лучше вернуться? Может ли эмиграция сделать людей счастливее, а уровень их жизни выше? Известный российский психолог Михаил Лабковский поделился личным опытом эмиграции-реэмиграции и дал советы, как грамотно покидать родину.

Психолог Михаил Лабковский убежден, что категоричность в вопросе эмиграции — последнее дело. В процессе въезда-выезда побеждает тот, кто основательно взвешивает все «за» и «против» и готов вернуться, простив родине все обиды, если обстоятельства изменились.

Почему люди уезжают

— Возможны тысяча и одна причина. Кто-то хочет удачно выйти замуж. Кто-то не может на родине найти работу. Кто-то не может жить без свободы и демократии. Кто-то вообще считает свою страну убогой и «ни о чем»… Каждый такой запрос может реализоваться за границей, а может и нет. Например, если бы Гала не вывезла Дали с пиар-акцией в США, возможно, он так бы и остался известным испанским художником — не более того.

Иногда эмиграция из отдельной страны приобретает характер тотального исхода — это когда страна «закрывается». В смысле того, что кардинальные изменения в государстве не позволяют значительной группе людей жить так, как они раньше жили. Это может быть война, революция, смена строя. И люди уезжают практически последним пароходом, не раздумывая о том, как будут жить не на родине.

Скажем, в «Беге» Булгакова наглядно описано, как сбежавшие от революции русские князья были вынуждены работать швейцарами в ресторанах. Ощущения эмигранта хорошо переданы и в романе Оруэлла «Собачья жизнь в Париже и Лондоне» — о том, как писатель работал посудомойщиком на кухне трехзвездочного парижского отеля и сборщиком хмеля в Кенте.

Для наглядности расскажу о своем опыте эмиграции и реэмиграции. В 1990 году я работал в московской школе, получая 69 рублей зарплаты. Буфетчица кидала мне в тарелку вторую котлету, приговаривая: «Если бы ты, козел, был бы моим мужем, я б тебя из дома выкинула!» Я тогда уже был мужем. Моя жена получала 110 рублей, а ребенку исполнилось два года. Еще со школьных лет я был израильским патриотом, любил ходить в синагогу, в итоге, когда мне стукнуло 28 лет, моя семья уехала в Израиль.

На второй день пребывания в Центре абсорбции я познакомился с женщиной 50 лет, которая закончила филфак Ленинградского университета и музыковедческое отделение консерватории. Я спросил у нее: вы чего хотите от жизни? Она ответила: хочу быть старшей уборщицей на этом этаже. Меня это сильно обескуражило. Придя домой, я заявил жене: даже если нам нечего будет есть, все равно не буду мыть полы. И делал все, чтобы этого не случилось.

В итоге, мне засчитали вторую степень по психологии (потому что из Союза прибыло около миллиона человек и оставлять их безработными было опасно), а вот приехавшую со мной англичанку-нейропсихиатра заставили переучиваться. Также я выучился на семейного посредника, который занимается разводами, мировыми соглашениями и брачными контрактам.

Мне все нравилось, работал много, но зарабатывал крайне мало. В какой-то момент мне предложили возглавить психологическую службу русской эмиграции за 1100 долларов в месяц. При том, что за аренду квартиры надо было отдавать 600. Тогда я взял билет на самолет и вернулся в Москву. Увы, последнее время атмосфера в России такая, что я снова стал подумывать об эмиграции. Но я привык хорошо зарабатывать, а начинать новую жизнь на шестом десятке — это совсем не то, что на третьем. Пока взвешиваю.

Советы для тех, кто собрался уезжать

1. Для начала, как говорят в России, «закатайте губу». Не надо ни на что рассчитывать и ничего ожидать.

Помню, когда в первый год жизни в Иерусалиме мы как-то гуляли по парку. Возле одного дерева мой друг остановился и говорит: тут недавно мужик повесился — не выдержал эмиграции.

Поверьте, для ощущения счастья не столь важен факт реализации цели эмиграции — удачного замужества, круглой суммы или убедительной карьеры, сколько ощущение комфорта — чувствуешь ли ты себя в новой стране, как дома. К примеру, в Лондоне, где я регулярно читаю лекции, мне совершенно не хотелось бы жить. Не мое. В жизни самое главное — прожить так, чтобы тебе нравились твой дом, улица, страна, друзья…

Проблема того бедолаги на дереве в том, что он решил: на новом месте у него начнется новая жизнь. И она началась. Но не такая, какой он себе ее представлял. Когда ты ничего особенного не ждешь, у тебя нет нездоровых амбиций (а здоровых не бывает — это я вам, как психолог, скажу), а ты просто живешь и получаешь удовольствие от атмосферы, людей, запахов, архитектуры — ты хорошо себя чувствуешь…

Как только ты начинаешь делать карьеру или просто предпринимаешь действия для выживания, тебе становится не так комфортно — ты попадешь в чужой рынок с чужими правилами. И надо иметь огромную силу воли, чтобы всю эту стену пробить и стать человеком в новой жизни. Если же при всем при том тебе некомфортно в новой стране — жизнь превращается в невыносимый ад.

2. Перед тем, как сменить свою жизнь на другую, попробуйте пожить как минимум месяц в том месте, куда нацелились, и посмотрите, как будете там себя чувствовать.

При этом не забывайте анекдот: «Заскучал один мужик в раю и отправился в трехдневный тур в ад. Приехал туда, а там вечный праздник: все пьют, обжираются, кутят. Мужик вернулся в рай, собрал вещи и попросил Господа отправить его в ад на ПМЖ. Только прибыл, как схватили его черти за руки и — на раскаленную сковородку. Он возмущается, мол, а на экскурсии-то все по-другому было, а черти отвечают: а не надо путать туризм с эмиграцией». Так что во время пробного жития имейте ввиду, что жить на постоянной основе в другой стране будет труднее.

3. Если вы все же переехали, но чувствуете, что не подошло, ничего прекрасного не происходит — не стыдитесь вернуться.

Вы же не беременная девочка, которая боится вернуться в родительскую семью без мужа… Это ваш выбор и ваша жизнь. Помните, что смена жительства — важный шаг в жизни, который может поменять все. Но особенно важно, чтобы в конечном счете вы были счастливы.

Важные вопросы про эмиграцию

1. Какие шансы у человека, который не нашел на родине хорошую работу, жениха (невесту), реализацию амбиций, найти все это в чужой стране за рубежом?

— Конечно, у многих людей главная причина внешней неустроенности — во внутренней неустроенности, а не в отсутствии возможностей на родине. И переезд их ситуацию вряд ли изменит.

С другой стороны, в разных странах — разные возможности. Даже для европейца американский рынок труда — это как океан, в сравнении с морем. А для жителя постсоветской страны, например, Британия — это иной масштаб. Тех же подходящих женихов там в разы больше. Или скажем, вы специалист по кельтскому языку — в Англии масса шансов трудоустроиться, в отличие от родины.

Но если речь идет о людях массовых специальностей (учителях, врачах, инженерах и пр.), то их шансы сильно связаны с возрастом эмигрирующего. Если вы не какой-то выдающийся ученый, инженер или специалист, то самый опасный для эмиграции возраст — 40-60 лет, когда для устройства на первую работу (а там она будет считаться первой) вы староваты, а до пенсии не доросли. Таким людям нередко приходится подолгу жить на крохотное пособие.

Многое зависит от вашей психической мобильности: готовы ли вы пойти учиться на курсы переквалификации, например. Скажем, писатель Василий Аксенов был приглашенным в ряд американских университетов русским профессором, при этом спокойно мыл после лекций посуду в ресторане. Иначе бы не выжил — в вузе платили копейки. Но далеко не все доктора наук готовы на такие подвиги.

Помню, в 1991 году, когда я жил в кибуце, там решили сделать одно техническое нововведение и пригласили на работу 54-летнего профессора, инженера, который у нас жил. Когда ему выдали компьютерную программу для работы, он расплакался — оказалось, что он всю жизнь работал только с рейсфедером, кульманом и ватманом, а компьютер в глаза не видел. В общем, надо до отъезда четко представлять себе условия работы и рынка в стране, куда ты переезжаешь, трезво оценивая свои возможности.

2. Насколько сильно влияют на жизнь за рубежом оставленные на родине друзья; родители; родной язык; чувство родины?

— Тут важен фактор, были ли вы «домашним ребенком». Насколько для вас все это было значимо при жизни на родине. Как сильно вы были привязаны к родным деревьям и водоемам.

Вторая значимая вещь — насколько вы эмоциональный человек. Есть люди рациональные, живущие по принципу «рыба ищет, где глубже — человек, где лучше». Никакой привязанности к родине у них нет.

Вопрос языка — в голове, сможете ли вы освоить еще один. Сегодня глупо ехать в любую страну (может, кроме России), не зная английского. А привязанность к родному языку сильно связана с возрастом и профессией (есть профессии, основанные на языке и его тонкостях — журналист, юрист и др.)

3. Может ли эмиграция сделать людей счастливее?

— Если вы были несчастны на родине, то может. Ясно, что если вас унижали и преследовали, и вы вырываетесь на свободу — вы будете счастливее. По большому же счету, эмиграция и счастье — вещи никак друг с другом не связанные.

Скажем, в истории «выйти замуж за иностранца» все неоднозначно — такие браки обычно рационализированы, там почти нет элемента «химии». Это история про то, что подходим мы друг другу или нет. Может, кто-то и обретает так счастье, но многие — нет.

Одно из самых важных условий счастья — самореализация. Если человек в новой стране сумел реализоваться — он счастлив. Взять Бродского и Барышникова. Один на родине мог сидеть в тюрьме и считаться безработным, а другой, хоть и работал в лучшем театре, но после гастролей вынужден был отдавать все гонорары «наверх». А в Америке оба стали богатыми и известными всему миру.

4. Все ли могут прижиться в другой стране?

— Не все. Многие возвращаются. Многие кочуют из страны в страну. А многие, продолжая жить не на родине, пишут полные боли письма и целые романы, как им там плохо.

5. Почему уровень жизни иммигрантов по статистике в среднем на 15% выше, чем у местного населения?

— Иммигранты — гораздо активнее, мобильнее и живее, чем местное население. Скажем, я родился и учился в Москве. А с нами учились немосквичи, которые жили в общежитии и терпели кучу тягот. Когда нам устраивали дополнительные занятия или семинары — москвичи считали это днем отдыха, а приезжие впитывали знания 24 часа в сутки. Они получили лучшие оценки и хорошее распределение. Так же и с эмиграцией — она мобилизует.