Полюбить и стать президентом: история киевлянки, которая стала главой Калифорнийской ассоциации медицинских переводчиков

Slider

Как понять врача или объяснить ему  свою проблему, если ты не знаешь английский, а он не говорит на русском? Тут на помощь приходят переводчики. Они есть во всех медицинских учреждениях, которые получают федеральную поддержку, и любой пациент имеет право на бесплатную помощь переводчика.

Киевлянка Татьяна встретила в итальянской провинции американского солдата и, не зная английского, доверила ему свою жизнь. Сегодня Татьяна Фоерстер не просто отлично говорит на английском, но и является Президентом Калифорнийской ассоциации медицинских переводчиков.

Смелость города берет

После штурма и взятия турецкой крепости Измаил полководец Александр Суворов произнес известную и ныне фразу: «Смелость города берет». Выпускница филологического факультета Таня взяла смелостью не город, а целую страну. Когда в Киеве открылось итальянское посольство, она, совершенно не зная языка, пришла устраиваться на работу. Ее настойчивость и уверенность в себе настолько поразили, что Татьяну взяли: решили, что раз нашла в себе смелость прийти, то справится со всеми задачами.

– Я устроила себе полное погружение в язык, слушала, читала, занималась с репетитором, и через пару месяцев уже могла отвечать на звонки и общаться, – вспоминает Татьяна. – Потом были поездки в Италию с группами детей из интерната, так что возможностей практиковаться было много. Правда, один из моих первых визитов был в провинцию Венеции, где говорят на совершенно особом диалекте. Хорошо, что коллеги в посольстве предупредили меня о том, что я услышу очень непривычный итальянский. Иначе паники было бы не избежать!

В одной из таких поездок, в крошечном провинциальном итальянском городке, к Тане подошел интересный мужчина. Красавец, военный, парашютист! От приглашения пойти в кафе она не стала отказываться, а вот когда через три дня Чарльз, вооружившись словарями, сделал ей предложение, Таня опешила:

– Мой словарный запас в английском составлял 21 слово, его знания русского и итальянского равнялись нулю. Но Чарльз сказал на итальянском слово «женитьба», и я смогла понять, о чем идет речь.

Я, которая часто осуждала интернациональные пары, видя во время работы в посольстве разные ситуации, сказала ему, что …согласна.

И умчалась в Киев! Он улетел в Панаму, интернета и возможности общаться 20 лет назад не было, но я уже жила с ощущением того, что я невеста. Не было ли мыслей, что это обман или шутка? Нет, я сразу поверила, что-то подсказало, что я принимаю верное решение.

Невеста американского военного времени зря не теряла, как и в случае с итальянским, устроила полное погружение в английский язык, и когда Чарльз через два месяца появился, Татьяна уже могла пообщаться с будущим мужем на его родном языке.

Родителям, конечно, было непросто отпустить Таню, но она не услышала ни одного слова против, ни от мамы, ни от отца. Папа, по словам Тани, вообще очень любил Америку, мечтал жить здесь и был очень рад, что зять родом из США. Мама же привыкла к тому, что Таня никогда не меняла своих решений и в любой авантюре была готова идти до конца.

К сожалению, родители не смогли приехать на свадьбу – визовый режим тогда был чересчур строг, и лишь Татьяне, как работнице посольства, удавалось легко ездить в Италию. У Чарльза, поскольку он был военнообязанным, тоже не было свободы передвижения. «Посаженными родителями» на свадьбе была итальянская семья, которая принимала Таню у себя в доме, когда она приезжала в страну по работе. С тех пор они поддерживают очень теплые отношения, а Таня их так и зовет: мои итальянские мама и папа.

Полное погружение

Своим поступком Татьяна и Чарльз удивили не только родных и друзей, но и консулов Украины и США – это был первый подобный брак, который заключался в Италии, и они просто не знали, что делать с парой и как ее расписать. Нюансы бракосочетания решались на дипломатическом уровне, ведь было необходимо, чтобы брак признавался и был действителен во всех странах.

– Свадьба была небольшая, человек 30, – Татьяна с улыбкой возвращается к событиям двадцатилетней давности. – Мои итальянские мама и папа собрали мне приданое, у меня было белое платье, мы продолжали говорить на разных языках, но были счастливой парой.

Надо ли говорить, что английский Таня освоила быстро, и в скором времени уже водила экскурсии и свободно общалась с военными и их женами, работая в семейном центре поддержки при военной части.

Лишь через три года, перед самым отъездом, она познакомилась со второй русскоговорящей женой военного, которая появилась в итальянском городке. До этого три года она не слышала ни одного слова на родном языке, погружение в английский было полным, полнее не придумаешь.

Звонить на родину было дорого, поэтому родным и друзьям писала письма. А когда через три года настало время возвращаться в Америку, Татьяне стало страшно:
– Я уже знала, что такое иммиграция, каково это, начинать все с нуля. В первый раз волнений не было, ведь я не понимала, через что придется пройти, а сейчас уже знала, как тяжело оставлять дом, к которому привык, и начинать жизнь на новом месте.

Калифорнию, в которую Таня летела с мужем, она представляла себе по образам из книг и фильмов, думала, что будни тут все проводят у океана, а на выходной уезжают на дачу. Но реальность оказалась другой. Причем, не только для Татьяны, но и для ее супруга. Он не был в Америке 10 лет и вернулся, по его признанию, совсем в другую страну. Из армии он демобилизовался, занялся поиском работы, а поселилась семья не у океана и не доме, а в трейлере.

«Решила, что прорвусь!»

Пока муж искал работу, Таня тоже не отставала и… нашла работу первой. Она стала переводчиком и попала в период становления рынка переводческих услуг. Медицинские переводы – та область, которой начала заниматься Татьяна, ее очень увлекли. Можно было общаться с людьми, изучать язык, при этом постоянно видеть, какую пользу и отдачу приносит твоя работа. Но одних знаний языка для этой профессии Татьяне показалось мало:

– Темы, которые мы затрагивали с пациентами, были гораздо шире, чем просто разговор о здоровье. Я понимала, что мне нужно больше знаний о страховке, о самой медицинской системе, о том, как она устроена изнутри. Мне хотелось не просто переводить, а понимать, что я перевожу. Поэтому я поступила в университет, стала учиться на администратора лечебных учреждений.

Мне повезло – южно-калифорнийский университет открыл экспериментальную программу в Сакраменто, учиться было очень интересно, мы проводили много занятий в игровой форме: вносили изменения в систему здравоохранения Калифорнии и потом изучали и разбирали, какой эффект от этого будет и чем это обернется.

Когда учеба была в самом разгаре, Татьяна и Чарльз узнали, что у них будет ребенок. Живи семья в Киеве, возможно, Таня бы, как многие мамы, ушла бы в положенный по закону декретный отпуск, потом на пару лет села бы дома с ребенком. Но в Америке совсем другие правила и темп жизни. Как любит повторять Таня, главное жизни – справиться с планом В. И когда в ее планы были внесены такие существенные коррективы, она тут же приступила к работе над планом В.
Чтобы применять полученные знания, но при этом иметь возможность растить сына, Татьяна открыла свою переводческую компанию. Она уверена, что ей очень повезло:

– Сейчас я могу совмещать все, что я люблю делать: перевожу, общаюсь с пациентами и врачами, а если бы я стала администратором клиники, такой возможности у меня бы не было. Компания стала развиваться быстро, добавлялись новые языки, сотрудники. Сегодня мы переводим  более чем с 70 языков, и у меня работает более 300 переводчиков. Многие сами с медицинским образованием, на родине работали в этой области, а в США не стали переучиваться, но остались в профессии с помощью медицинских переводов. Человеку без опыта, пожалуй, справиться с работой сложно. И дело не только в терминах, ведь переводчик требуется и в родильную палату, и в реанимацию, приходится видеть кровь, слезы, работа очень непростая…

Получить профессию медицинского переводчика можно в колледже. Татьяна и сама несколько лет преподавала медицинский перевод в колледже, в Сакраменто. Но сейчас пришлось оставить эту работу – Татьяну выбрали Президентом Калифорнийской ассоциации медицинских переводчиков – California Healthcare Interpreting Association. Этой организации уже более 20 лет, она объединяет свыше 2000 переводчиков с 70 рабочими языками. Членами ассоциации являются не только профессиональные переводчики и лингвисты, но и медики: врачи и медсестры.

Что сказал доктор

У переводчиков есть свои правила работы, свои стандарты. Он не имеет права быть советчиком или комментировать действия врача или пациента. Но при этом переводчику нужно найти правильные слова, чтобы диалог между человеком, его семьей и доктором состоялся.

– Иногда пациент тебе не доверяет или стесняется, поэтому важно донести до человека, что переводчик – как врач. Он также как доктор хранит тайну и не нарушает этических норм. И нужно побороть стеснение, чтобы языковой барьер не помешал узнать, что с вами происходит, – объясняет Татьяна. – Бывали случаи, когда пациенту переводили члены его семьи, и, как выяснялось, переводили не то, что говорил врач, а то, что было выгодно им. Человек мог не знать, что его готовят к операции или, наоборот, что ему предлагают ее сделать.

Сейчас, по словам Татьяны, русскоговорящих иммигрантов приезжает не так много, как иммигрантов из Ирана, Афганистана. Другой менталитет диктует свои правила, с которыми иногда очень трудно ужиться. Даже не знаешь, как реагировать, когда пациент, назначая встречу, говорит, что он придет примерно после восхода, и отказывается назначать конкретное время. Не говоря уже о предрассудках и недоверии.

– Многие проблемы происходят потому, что люди не доверяют врачам, хотя американская медицина одна из лучших в мире. И образование, и оборудование у врачей на очень высоком уровне, – говорит Татьяна. – Наши иммигранты тоже часто не доверяют, предпочитая самолечение. А потом еще и не хотят говорить доктору, что за лекарство пили. Врачу в такой ситуации работать очень тяжело. Поэтому я бы хотела призвать читателей больше доверять врачам и не нарушать их предписаний. Не ссылаться на соседку, мол ей выписали, и я тоже так лечиться буду. Это не только неверно, но и опасно! Результаты такой самодеятельности я вижу каждый день.

Важно, чтобы люди знали и о том, что у них всегда есть право на бесплатного переводчика, если речь идет не о частной практике, а о клинике, которая получает деньги из федерального бюджета. Можно поинтересоваться, услуги каких бюро предлагает клиника.

Бюро переводов Татьяны Фоерстер, к примеру, называется Interlingva. Записываясь на прием к врачу, стоит предупредить, что вам нужен переводчик, чтобы в час приема он гарантированно был на месте, а не переводил по телефону. Личное присутствие зачастую лучше, чем телефонное общение. Ведь иногда очень важно не только понять, что сказал доктор, а просто услышать родную речь и получить моральную поддержку от человека, который говорит на родном языке.

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.