В каких случаях агенты иммиграционной полиции задерживают нелегалов

Фото: wvxu.org

Они раскрыли национальную сеть по продаже пиратских фильмов, вернули руку древней мумии в Египет и помогли арестовать крупнейшего в мире наркобарона Эль Чапо. Все это сделали агенты Службы национальной безопасности, с которой не хотят сотрудничать из-за сомнительных «начальников».

Служба национальной безопасности (Homeland Security Investigations или HSI) — подразделение иммиграционной полиции, которое занимается борьбой с международной преступностью и считается следственным подразделением Департамента нацбезопасности. Некоторые расследования этого органа касаются иммигрантов, в том числе нелегалов, но многие не имеют к ним никакого отношения, пишет rubic.us.

Спонсор номера

Служба нацбезопасности имеет 30 офисов по всей стране. Они работают с различными видами преступлений: — наркотиками; — эксплуатацией детского труда; — отмыванием денег; — нарушениями правил экспорта; — киберпреступлениями; — торговым мошенничеством. Из-за подчинения иммиграционной полиции многие не хотят связываться с агентами службы нацбезопасности. Они ассоциируются с депортациями, рейдами и агрессивной политикой против нелегалов.

Например, в Калифорнии в 2018 году вступил в силу закон о городах-убежищах для защиты нелегальных иммигрантов. Теперь полицейские подразделения отказываются проводить со службой нацбезопасности совместные операции, не участвуют в оперативных группах и замедляют расследование. Иногда, по словам агентов, они делают это в последний момент.

Жесткая позиция Дональда Трампа в отношении нелегальной иммиграции побудила города по всей стране полностью прекратить сотрудничество со службой. Один агент рассказал об операции ареста гражданина США за дело о наркотиках. По его словам, менее чем за час до задержания полиции приказали отступить. «Нам пришлось менять весь план на капоте машины», — говорит он.

Противники Дональда Трампа и вовсе предлагают распустить иммиграционную полицию.  Они считают, что агентство приравнивает всех нелегальных иммигрантов к преступникам, оно опасно для общества и слишком жестоко. Движение под названием «Abolish ICE» (“Отменить иммиграционную полицию”) поддерживает новое поколение политиков-демократов. Активнее всего продвигает эту идею в конгрессе новоизбранная член палаты представителей Александрия Окасио-Кортес.

Служба нацбезопасности пытается сгладить впечатление о себе и провести четкую грань между своими делами и действиями иммиграционной полиции. Учреждение открыло больше программ Citizens Academy, на которые приглашают лидеров местных сообществ. Им помогают «лучше понять трудные решения, которые ежедневно принимают правоохранительные органы» и «наладить прочные партнерские отношения с жителями».

«Один из самых важных выводов для участников — это воочию увидеть приверженность и преданность мужчин и женщин Службы нацбезопасности делу улучшения защиты нашего города и нации», — заявил агент из Нью-Йорка Энджел Менделес. Проблема зашла дальше: в июне 2018 года 19 руководителей офисов службы направили письмо секретарю национальной безопасности Кирстен Нильсен с просьбой отделиться от иммиграционной полиции. «Расследования службы воспринимались так, будто они направлены против иностранцев без документов, а не против международных преступных организаций», — объяснялось в письме. У иммиграционной полиции есть еще одно подразделение — Enforcement and Removal Operations, или Служба по депортации и принуждению.

Оно действительно ловит нелегальных иммигрантов, проводит рейды и задерживает людей без серьезных преступлений. Путаница между этими двумя органами существует не первый год. «Всегда бытовало такое мнение, что бренд иммиграционной полиции… испортил Службу нацезопасности как организацию и ослабил ее способность выполнять свою работу», — признается бывший глава иммиграционной полиции Джон Сандвег.

Впрочем, с приходом Трампа службе нацбезопасности все-таки пришлось заниматься иммиграционными вопросами. Именно ее агенты проводили масштабные рейды на предприятиях, из-за которых арестовали сотни нелегалов. В службе нацбезопасности оправдываются: «Если мы проводим операцию, и у нас есть ордер на обыск, а у человека — приказ о депортации за насильственное преступление, мы просто так не уйдем. Мы арестуем этого человека. Но это не наша основная цель. Наша главная цель — криминальное правоприменение», — объясняет агент из Citizens Academy Дженнифер Рейс. Рейды и иммиграционные задержания подрывают доверие к Службе национальной безопасности, и одними академиями ее сотрудники уже вряд ли смогут очистить свою репутацию.

СПОНСОР
Slider