Как защититься от домашнего насилия в Америке

Slider

На фоне пандемии COVID-19 по всему миру резко возросло количество жалоб на случаи домашнего насилия. Еще в начале пандемии Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш призвал к предотвращению насилия в отношении женщин и перечислил страны, столкнувшиеся с данной проблемой. В списке значатся Турция, Франция, Австралия и другие государства, в том числе – Соединенные Штаты. Отдельно о проблеме роста домашнего насилия во время эпидемии говорят и российские правозащитники. Как распознать признаки зарождающихся злоупотреблений (абьюза), и как можно защитить себя, оказавшись в «самоизоляции» с насильником, рассказывает Ксения Кириллова.

Елена Джонсон познакомилась со своим будущим мужем Брайаном в Москве, когда ей было всего 19 лет. Оказалось, что в свое время американец изучал русский язык, служил в армии, а затем, выйдя в отставку, решил своими глазами взглянуть на Россию. Он учился в МГУ, вернулся домой, а затем приехал в Москву во второй раз и нашел работу бухгалтера в аудиторской компании.

«Он очень галантно ухаживал за мной, вел себя достаточно скромно. Видно было, что он чувствует себя гостем в Москве, пытался говорить по-русски. При этом он был на 15 лет старше меня, многое повидал в жизни. Конечно, он был интересен мне. Мы ходили вместе в Дом Булгакова, гуляли по Арбату. Благодаря ему я смогла увидеть Москву другими глазами. Это были чудесные воспоминания», – рассказывает женщина.

На тот момент Елена не могла представить, что, переехав в США и женившись на ней, Брайан начнет сначала третировать, а затем физически избивать свою русскую жену. Сегодня она пытается вспомнить, на какие тревожные признаки женщинам следует обратить внимание, чтобы вовремя распознать насильника, и почему важно обратиться за сторонней помощью, если отношения дошли до рукоприкладства.

«Я помню, один раз он полез в драку с другими парнями, и меня это покоробило. Иногда в компаниях он выпивал. Но мы были молоды, и это казалось нормальным. Более того, нам ведь никто не объяснял, как все должно быть, какое отношение к женщине считается допустимым, а какое – пренебрежительным», – вспоминает Елена.

Поведение Брайана изменилось сразу же после переезда в США.

«Я сразу же почувствовала, что теперь у него появилась власть. Это мгновенно изменило его поведение. У нас была большая разница в возрасте, и логично, что у меня были какие-то свои интересы. Однако Брайан полностью игнорировал их. Но в то время каждое новое проявление его грубости или пренебрежения казались мне слишком незначительными, чтобы на них реагировать. Это напоминает то, как варят лягушку в котле, – все происходило очень постепенно. Я же, со своей стороны, максимально пыталась сохранить отношения, и потому старалась не обращать внимания на вещи, которые, на мой взгляд, еще можно было терпеть», – поясняет Елена.

Следующим шагом начали необоснованные сцены ревности и придирки, особенно когда муж выпивал – а делать это он стал все чаще. Однажды Брайан даже вытолкнул жену из движущейся машины.

«Один раз сотрудники на работе абсолютно официально, на приеме, подарили мне на день рождения дорогой подарок – жемчужное колье. В результате муж устроил мне сцену, говоря, что подобные подарки я должна принимать только от него. Иногда бывало, что он мог придраться к тому, что я не имею права сидеть с грустным выражением лица – даже когда я сказала ему, что причина этого в том, что мне не здоровится. Но я все еще пыталась оправдывать его: он придирался, но ведь не кричал, а если кричал, то не бил, а если толкнул, то все-таки не ударил. А когда он все-таки ударил кулаком, сработали другие механизмы – появилось чувство стыда. Я не знала, как сказать об этом людям, как объяснить случившееся родителям. Я понимала, что должна что-то делать по этому поводу, но не знала, что именно. При этом мне было страшно что-то менять, разводиться, и потому не хотелось верить в реальность происходящего», – делится Елена.

Привычка к насилию

Когда побои стали чаще и интенсивнее, девушка все же задумалась о том, чтобы уйти от мужа, и даже дважды пыталась это сделать, но каждый раз супругу удавалось уговорить ее вернуться. Он просил прощения, обещал исправиться, а тяжелые обстоятельства в жизни самой Лены – болезнь и смерть матери – не располагали к выяснению отношений. Она решила дать мужу второй шанс, который закончился неожиданными последствиями – беременностью. После этого Елене стало психологически еще труднее уйти от насильника.

«Когда любишь – прощаешь. Ты, вроде бы, понимаешь, что случилось, но безумно хочешь верить в лучшее, а в молодости розовые очки очень, очень сильны», – признается девушка.

Елена решилась уйти от мужа с маленьким ребенком только после череды его измен, когда поняла, что супругу нет дела не только до нее, но и до сына.

«Я бы могла посоветовать другим девушкам насторожиться уже в случае первых необоснованных придирок, криков и неоправданных сцен ревности, и не оправдывать их алкоголем. Я знаю, что в некоторых случаях мужчины стараются обесценить все, что дорого женщинам, и стараться изолировать их. В моем случае, к счастью, такого не было, но эти вещи – тоже повод насторожиться», – отмечает она.

Уходя от мужа, Елена не знала, куда ей обратиться, и вынуждена была какое-то время жить у знакомых, а потом совмещать работу и воспитание ребенка, чтобы заработать на съем жилья.

«Теперь я знаю – в США существуют специальные приюты для жертв домашнего насилия. Достаточно вбить в интернете название населенного пункта и слова domestic violence или women shelter. Они предоставляют бесплатную юридическую поддержку – по крайней мере, могут помочь заполнить документы, оформить судебный иск и даже пойти с вами в суд в качестве поддержки. В отдельных случаях они могут найти юриста для решения сложных дел. Для женщин с маленькими детьми могут предоставить приют на ночь. Это очень важно, потому что многие женщины просто не знают, как и куда они могут уйти от мужа-тирана», – заключает Елена.

Как распознать насильника

Известный российский клинический психолог, несколько лет работающая лайф-коучем в США Ольга Подольская уверяет: главный признак будущего тирана – это не столько агрессивность, сколько стремление к контролю, которое в начале может выглядеть, как повышенная забота и сильная любовь.

«Иногда это проявляется в том, что абьюзер стремится максимально изолировать жертву: заставляет ее бросить работу, отдалиться от друзей, чтобы она полностью зависела от него. Но даже если этого не происходит, и он позволяет женщине иметь какие-то формально не связанные с ним сферы жизни, такой человек старается максимально контролировать ее поведение. К примеру, ему важно точно знать, где женщина работает, во сколько заканчивается ее рабочий день, он может настаивать на том, чтобы обязательно подвезти ее на работу и встретить с нее. На первых порах жертве может казаться: она так важна и значима для мужчины, что он интересуется мельчайшими подробностями ее жизни. Часто это даже льстит ей. Однако между интересом и контролем существует большая разница. Тирану нужно не просто знать, что женщина встречается с подругой – для него важно решать, отпустит ли он ее на эту встречу, определять, во сколько она должна вернуться домой и так далее», – поясняет психолог.

Ольга Подольская поясняет: соглашаясь на подобные «правила игры», женщина сама передает авторитарному мужчине контроль над своей жизнью.

«Если мы вспомним о животной составляющей нашей психики, а точнее, о самых близких к человеку животных – приматах, мы увидим, что их общество устроено очень иерархично. В стае обезьян существует жесткая иерархия, и для них очень важно, на какой ступеньке в структуре стада находится их партнер. Приматы в принципе чувствительны к власти, и наши бессознательные инстинкты во многом повторяют их. Однако, как правило, сознательная часть психики способна их контролировать. Но в случае, если женщина с детства привыкла к контролю или по каким-то иным причинам инфантильная часть ее психики берет верх, она не сможет контролировать инстинкт покориться власти «сильнейшего в стае», – объясняет психолог.

Стремление партнера к контролю может проявляться по-разному. В частности, оно может включать в себя «метод кнута и пряника» или обесценивание всего, что интересно жертве, включая людей, с которыми она общается. Однако психолог подчеркивает: в случае одних лишь насмешек, к примеру, над подругами жены, отношения могут никогда не дойти до рукоприкладства, если партнер не стремится ограничить общение супруги с этими подругами, иными словами – контролировать ее поведение, а не только комментировать его.

Встречаются и ситуации, когда обесценивания не происходит явно, и контроль действительно подается под видом повышенной заботы. Однако даже в таком случае со временем эта забота становится удушающей и, как правило, рано или поздно женщина пытается выбраться из-под навязчивой опеки. Именно тогда абьюзер устраивает первую сцену, притом совершенно не обязательно агрессивную.

«Он может демонстрировать, как страшно страдал из-за того, что жена пришла с работы на 15 минут позже, чем обычно, и этим вызывает у нее чувство вины. Второй раз подобное «нарушение правил» может вызвать бурную сцену с криками и обвинениями, после которой может последовать «примирение» с цветами и подарками. Но с каждым разом подарков будет все меньше, примирения – все реже, а насилие – все сильнее. Рано или поздно ситуация действительно может дойти до рукоприкладства», – рассказывает Ольга.

К этому моменту, как правило, жертва уже привыкает чувствовать себя виноватой и считать, что сама вызвала гнев мужчины своими ошибками. После первых побоев женщина порой пытается уйти, но со временем, переосмысляя ситуацию, вновь начинает чувствовать себя виноватой и решает, что все зависело только от ее поведения. Если у таких женщин не сохранилось друзей и нет любящих и понимающих родственников, они часто возвращаются к насильнику, воспринимая его как единственного человека, который их любит.

Куда пойти за помощью

Именно поэтому Ольга Подольская советует: если ситуация пока не опасна для жизни и здоровья, прежде чем решиться уйти от мужа-абьюзера, женщине важно заранее подготовить почту для этого. Сюда входят и чисто материальные вещи: деньги, обеспечение жилья на первое время, документов и так далее, но самое главное – психологический настрой и восстановление утраченной группы поддержки из числа близких людей.

«Конечно, существуют приюты и помогающие организации, и в крайнем случае нужно уходить хотя бы туда. Но, к сожалению, когда женщина психологически не готова принять твердое решение об уходе от насильника, она может вернуться к нему даже после обращения в такую организацию», – признается психолог.

Именно поэтому Ольга подчеркивает: уйти от тирана психологически непросто, и первое, что нужно сделать в случае насилия – как минимум сообщить кому-то из друзей, что именно происходит в вашей семье, тем самым вернув себе утраченную «референтную группу», способную оказать поддержку. Если же тиран обрезает все возможности контактов (что намного легче сделать в ситуации карантина), психолог советует воспользоваться чисто женскими секретами – к примеру, «отпроситься» к гинекологу или в аптеку.

«В США, когда женщина приходит к гинекологу, ей в обязательном порядке дают опросник, не сталкивается ли она с домашним насилием, именно потому, что в случае, когда тиран контролирует всю ее жизнь, гинеколог – это один из немногих специалистов, с которым жертва может остаться наедине. Во Франции такие опросники стали выдавать в аптеках уже во время карантина. Это довольно логично. Часто насильники не хотят детей, и при этом не желают ограничивать себя предохранением, поэтому вполне положительно относятся к тому, что женщина сама начинает заботиться о контрацепции. В случае жалобы врачи или аптекари могут помочь женщине как минимум физически сбежать от насильника», – рассказывает Ольга Подольская.

Кроме этого, если вы стали жертвой домашнего насилия, важно знать: независимо от вашего иммиграционного статуса, в Соединенных Штатах существует множество организаций и специальных программ, направленных на помощь жертвам семейной тирании.

В первую очередь, существует программа Департамента юстиции США по помощи жертвам домашнего насилия, в рамках которой действуют единые на территории всей страны телефоны доверия:

  • 1-800-799-SAFE (7233)
  • 1-800-787-3224 (TTY).

Здесь же дается базовая информация о домашнем насилии. Исчерпывающую информацию о признаках абьюза и возможностях получить помощь можно взять на сайте, специально посвященном этой теме – National Domestic Violence Hotline.

Кроме этого, помощью жертвам домашнего насилия занимаются многие общественные организации. Их список с телефонами и более подробной информацией доступен здесь. Часть организаций специализируется на сексуальном насилии, часть делает упор на национальности жертвы (азиатские, еврейские, афроамериканские и другие общины), есть и те, кто занимается насилием в отношении детей.

Большинство из представленных организаций предоставляют жертвам юридическую помощь, в случае необходимости выступают посредниками в отношениях с правоохранительными органами, и все без исключения обязуются соблюдать конфиденциальность.

Помощью жертвам домашнего насилия занимаются также религиозные благотворительные организации, к примеру, Католическая церковь или Армия спасения.