Геннадий Вербицкий: `Уверен – всё даётся нам не просто так…`

Slider

Для творческих людей, которые привыкли быть в движении, карантин было переживать вдвойне тяжело. Поэтому, когда музыканту Геннадию Вербицкому снова удалось отправиться в путь, он не стал терять ни минуты. “Я по-доброму “засиделся” без живых выступлений и передвижений,” – говорит Геннадий, который только что вернулся из музыкального тура.

– Шесть раз откладывались и менялись рейсы, 2 билета на внутренние рейсы пришлось просто потерять, тесты на COVID и всё прочее… Но, это — приятные хлопоты.

Загрузив фаркоп на четыре шара в чемодан (по просьбе одного питерского рокера), кстати, ни я, ни представители таможенной службы обеих стран не могли понять, что это и зачем, я стал продвигаться в направлении России. Честно говоря, если бы ни своя “железяка” в виде звезды в бумажнике, то рокеру бы не повезло.

И вот всё закрутилось… Сакраменто — Лос-Анджелес и прямой до Шереметьево, где меня уже ожидали наши друзья, основатели проекта “Детские глаза”, которые любезно доставили меня и Игоря Баранчикова (автор и исполнитель военных и детских песен) на Казанский вокзал, где, перекусив в придорожной кафешке, мы сели на поезд до Кинешмы.

Боже, как же я люблю поезда! Эта любовь во мне с детства. Город встретил нас с распростёртыми объятиями в лице директора реабилитационного центра “Выбери жизнь”. Нас сначала “отмыли” в бане, после чего мы попали на праздник «Жатвы».

В Кинешме было отыграно два концерта, а вот запланированное выступление в детском доме так и не состоялось, хоть мы и были приглашены туда позже, но, к сожалению, возможности вернуться уже не представилось.

В первое утро моего пребывания в России — первый снег, ласково накрывший землю пуховым одеялом. Я смотрел на снег с наслаждением, а народ вокруг меня терзали переживания о возможности заболеть, кстати, многие уже переболели. Ведь в настоящее время тема здоровья – одна из самых насущных. Лекарства, как я понял, у всех разные: кто-то верит “бабушкиным рецептам”, кто-то тому, что доктор прописал, а кто-то просто дышит спиртом, что противопоказано в ребцентрах.

Дальше, перелет из Иваново в Питер, где в аэропорту ко мне снова подошли люди в чёрном и попросили объяснить что же это за “булава” у меня в чемодане. Вдоволь насмеявшись, нас таки взяли на борт. В Питере, конечно же, нас с Игорем встретил Герасим (лидер группы “Дружки”), и тут снова началось, да завертелось… На “базу” (место нашего постоянного пребывания в Питере) мы поднимались пешком, так как отключили свет и нам пришлось вспомнить навыки богатырского мастерства. Здесь непроизвольно вспоминается фраза: ”Это-Питер, детка!”

Итак, Питер, Люся (наша самая боевая подруга и, по совместительству, координатор движения “Против наркотиков”), борщ, ряженка и утверждение планов на тур. Конечно же, общение с людьми, представление новых песен, идей, само по себе, дело хорошее, и многие очень ждали нас, но, к сожалению, не всем дверям было суждено открыться. Несмотря на общее состояние воодушевления, иногда реальность брала верх – дорога выматывала, погода не благоволила, лица реабилитантов, не понимающих до конца, что мы от них хотим, тоже, казалось, не помогали. Затем общение, простой разговор за чаем. Вот именно то, по чему скучают люди. Ведь в те места, которые мы раньше посещали в 6 раз чаще, сейчас вообще никто не едет. Но мир не без добрых и сочувствующих людей.

Московский журналист и, в настоящее время, участник проекта “Детские глаза”, Алиса Журавлева, захотела своими глазами увидеть и понять концепции нашей работы с реабилитационными центрами и детскими домами. В свою очередь, мы любезно согласились взять её с собой в одну из наших поездок без удобств и “вайфая”. С нетерпением ждём ее впечатлений.

Снова выступления, смена микрофонов, даже дезинфекция аппаратуры имела место. Дальше баня – древний источник энергии и жизненных сил. В каждом центре своя жизнь, свой воздух, своя атмосфера, дети, живность, свежий хлеб и парное молоко (как в детстве у бабушки), а ещё ягоды и грибы…

А потом был Невский проспект, его фонари и моё молчаливое одиночество, мои калифорнийские ботинки, абсолютно не предназначенные для погруженного в туманы Питера. Итог- промокшие ноги и ко времени осипший голос. Мы движемся в направлении следующего центра, где нас уже заждались. 3-4 часа и мы на месте. Аппаратура по месту, конечно же, оставляла желать лучшего. Подстраиваясь под жёсткие жизненные условия, в отсутствии электричества, свечи и наши гитары были источником света и тепла.

Изначально нас ждал Архангельск и Можайск. Но не получилось. Пандемия снова заставила нас перекроить наш маршрут. Детские дома отстранились, не разрешили петь под окнами и даже не взяли игрушек. Но для этого мы и есть друг у друга, чтобы понимать, принимать и приносить тёплый мир, молится и поддерживать друг друга, а иногда и веником парить.

Затем был квартирник. Мы вдоволь напелись и обговорили планы, ввиду случившихся перемен. Всё поменялось и многое уже никогда не станет прежним.

Утром следующего дня на электричке мы отправились на “Свободное” радио. На перроне нас уже ждала Екатерина Ватуля (соавтор и ведущая “Свободного” радио). Вооружившись цветами и тортом мы помчались в студию. Прямой эфир, запись, фото на память и традиционная беседа под чай в ожидании следующей электрички.

А в городе меня уже был готов встречать наш бессменный барабанщик и хороший друг Сергей Демченко, с удовольствием распахнувший двери своего дома вопреки всем страхам связанным с пандемией. А на следующий день мы отправились на кастинг в компанию “Google”, бонусом к которому стали встречи и беседы с деловыми людьми. Этот морячок (известный под именем Дёма) оказался одним из немногих, у которого открыта виза в США, в то время как отрезаны многие, даже официальные лица. Так что на этот раз я стал “связующим звеном” в цепи событий и передач от сыра до “зелени” и лекарств.

Рассказывая о столице, стоит отметить, что она, как собственно и всегда отличилась. Много предупреждений о масочном режиме и штрафах, но, к сожалению, мало кто их соблюдает.

И вот настало время возвращаться. Погрузив меня и чемоданы в роскошное авто, друзья повезли меня в “Домодедово”. Вылет в 4 утра на Стамбул. Уже по традиции, выкушав в придорожном кафе по чашке кофе и круассану с мороженным, я был готов лететь. Спасибо Богу за друзей!

Пересадка в Стамбуле 6 часов… Взял такси и поехал в город, конечно же, в предвкушении восточных сладостей, аромата специй и кебаба, так как сам из Ферганы. Пробовал всё, что предлагали: и свежевыжатый гранатовый сок, и турецкий чай, и сладости у Собора св. Софии. Изрядно находившись мы вернулись в аэропорт.

14 часов перелёта до Лос-Анджелеса. Даже и не спрашивайте, что я всё это время делал. В LA ни бумаг, ни температуры, к удивлению многих, да даже две собаки, не унюхали палку копчёной колбасы, которую тёщенька передала дочери.

Пересматриваю фотки. Проживаю всё ещё раз и как будто бы понимаю, что миссия выполнена, но не завершена, хотя как-то грустно внутри…

Как человек творческий, я обычно пытаюсь не думать о доме, о детях во время выступлений, чтобы не слететь с внутреннего настроя. Но уже кружа над городом, могу дать ход эмоциям. Пора возвращаться в себя. Пора окунаться в реалии жизни, отрабатывать пропущенные смены и, конечно же, восполнять время с семьёй.

И вот они… Трепетно, все впятером, встречают меня в аэропорту. Дом. На работе уже через пару часов по прилёту. Еле стою на ногах, но внутри, да и на глазах тоже, слезы радости. Проревел два дня. Успокоился. Пробежал десяточку. Отпел свадьбу. Сдал два теста на COVID- оба отрицательные, слава Господу. Любит Он меня, как то по- особенному.

В общем движемся дальше! Движение — жизнь, а музыка- оружие массового поражения. Движется время, движемся и мы. Команда проекта “Детские глаза” и движения “Help Others” ищет новых партнёров и способов достижения людей.

Влюблён в своё дело! Спасибо всем, кто с нами! До новых встреч!