Верховный суд и судьба человека

Slider

До конца этого года Верховный суд США должен будет ответить на вопрос – справедливо ли приговаривать к пожизненному заключению без права на досрочное освобождение несовершеннолетних преступников. 

Прецедентом для нового разбирательства стал 15-летний Бретт Джонс (Brett Jones), который в начале 2000-х годов зарезал своего дедушку и навсегда отправился за решётку.

Подробности преступления Джонса не раскрываются, так как в уголовном деле фигурирует несовершеннолетний. Тем не менее, убийство описано в общих чертах.

Дедушка раскритиковал подругу своего внука и последний настолько разозлился, что схватился за нож. Экспертиза подтвердила, что убийца, который впоследствии раскаялся, находился в здравом уме.

Судья, отправивший Джонса в тюрьму без права на досрочное освобождение (without parole), во многом мотивировался контрастирующими личностями убийцы и жертвы. Бретт был самым настоящим отморозком с расшатанными нервами, а его дед – добряк и трудяга с безупречной репутацией.

Джонс стал одним из участников научного исследования, которое подтвердило теорию о том, что в подростковом возрасте мозг продолжает формироваться. Несовершеннолетним не хватает контроля над мозговыми импульсами и зачастую ими движут негативные эмоции. Таким образом, малолетние убийцы менее виновны в своих преступлениях, чем взрослые. Их не следует прощать, но приговаривать к пожизненному without parole – чрезмерно сурово.

Психологи составили приблизительный образ Джонса через 50 лет, когда его биологический возраст перевалит за 80 лет. Вероятно, он будет тяжело больным и беспомощным человеком, который давным-давно раскаялся и понёс наказание в виде полностью сломленной жизни. Если он выйдет на свободу, то это будет самым большим актом милосердия, на который способны судебная и пенитенциарная система США.

Эксперты также отметили разницу в психологии убийц с правом и без права на досрочное освобождение. Первые стремятся стать образцовыми и дисциплинированными заключёнными. Они живут надеждой когда-нибудь выйти на свободу. Для этого им нужна идеальная репутация. Они работают, сотрудничают с тюремной администрацией и часто получают послабление в режимах содержания. Например, из худшей штатной тюрьмы, где находятся сплошные отморозки, пожизненный убийца может попасть в тюрьму федеральную, где пребывают преимущественно белые воротнички. Такие случаи происходят редко, но всё-таки происходят.

Убийцы с пометкой without parole, наоборот, часто пополняют ряды тюремных банд и стремятся жить по криминальным законам. У них нет ни одной причины сотрудничать с тюремной администрацией, так как последней нечего предложить. В составе банды таким уголовникам легче разбогатеть, получить доступ к алкоголю/наркотикам, другим запрещённым товарам/услугам.

Любопытно, что реальные шансы Джонса выйти на свободу после одобрения Верховным судом права на его досрочное освобождение – менее 0.2%. Подавляющее большинство приговорённых к пожизненному заключению умирают за решёткой. Специальные комиссии по пересмотру приговоров почти никогда не отпускают на свободу здоровых заключённых. Как правило, освобождаются либо глубокие старики, либо смертельно больные люди, либо несправедливо осужденные. Как результат, шансы помилованных на совершение повторных преступлений минимизируются.

Весьма интересна позиция трёх трамповских назначенцев в Верховном суде – Нила Горсуха, Бретта Кавано и Эми Кони Барретт.

Изначально все трое являются конституционными оригиналистами и верят в букву закона сильнее, чем в исследования о неустойчивой психике малолетних преступников. Тем не менее, даже такой “динозавр”, как Горсух, понимает, насколько важной является надежда (Hope) для приговорённых к пожизненному заключению.

Слово Hope не встречается в юридических документах, однако оно является фундаментальной религиозной ценностью. Горсух, Кавано и Барретт, напомним, являются “самым набожным крылом” Верховного суда. Поэтому правозащитники надеются, что консервативные взгляды “трамповской тройки” сыграют на руку Джонсу.

Помимо дела Бретта, Джонса Верховному суду придётся вынести ещё несколько вердиктов по громким делам, связанным с преступлениями и наказаниями.

На 2021-2022 годы намечен большой судебный процесс о полной отмене смертной казни. Если это произойдёт, то Соединённые Штаты сделают большой шаг вверх по лестнице к построению милосердного общества.

Республиканцы традиционно поддерживали смертную казнь, однако в последние годы в партии наблюдается раскол. Многие “слоны” считают, что казни нужно запретить в первую очередь по причине их дороговизны. Отправка заключённого на тот свет обходится почти в $40 млн., а общее количество людей, зарабатывающих на смертной казни оценивается в 16-17 тысяч человек. Это чрезмерно затратный сегмент псевдобизнеса, который, ко всему прочему, постоянно раскалывает общество.

Также Верховный суд должен будет вынести решение по масштабной амнистии, которую правозащитники только начинают лоббировать в Конгрессе.

Амнистии очень редко происходили в американской истории, и в законодательстве наблюдаются большие дыры на этот счёт. Тем не менее, разгрузка тюрем необходима. До 20% заключённых не представляют больше обществу никакого вреда. Они томятся в пенитенциарной системе только потому, что большие корпорации получают деньги на их содержание и извлекают пользу из их рабского труда.

Третий иск будет касаться реформы уголовных законов в отношении наркотиков.

Здесь речь идёт не только о легализации каннабиса и галлюциногенных грибов, но и о легализации небольших доз кокаина, героина, метамфетамина и т. п. Законы о наркотиках чрезмерно жёсткие и правозащитники пытаются вывести из криминального поля тяжело больных наркоманов. Консерваторы выступают против, и в обозримом будущем эти послабления придётся обсуждать верховным судьям.

В целом, даже после трёх трамповских назначений Верховный суд нельзя назвать консервативным. Все девять судей способны принимать центристские решения и находить компромисс. Поэтому хочется верить, что высшая судебная инстанция США будет руководствоваться здравым смыслом, а не крайне левыми или крайне правыми ценностями.