Кристинна Виерстра стала мамой для особенной девочки из Украины

Когда люди узнают, что процесс усыновления ребенка обходится в тысячи долларов, многие отступают. Но только не Кристинна Кендалл Виерстра: они уже приняли в свою семью 10-летнюю девочку из Украины и не хотят на этом останавливаться.

Взять в дом чужого ребенка – непростое испытание. А если еще этот ребенок особенный – это под силу далеко не каждому. Но Кристинна, хрупкая на вид женщина, показала железную силу воли и стала мамой непростой 10-летней девочки из Украины. И планирует помочь обрести дом еще и другим детям.

Спонсор номера

Новая жизнь для Миланы

Четыре года назад жизнь Кристинны кардинально изменилась – поменялось мышление, взгляд на мир. А чуть позже в ее доме зазвучал детский смех девочки из Украины. Улыбаться она стала только благодаря новой маме.

– Как вы пришли к тому, что решили взять ребенка из детского дома, да еще и особенную малышку, да еще и из другой страны?

– Раньше мы с мужем никогда не задумывались о сиротах, об инвалидах. У меня никогда в жизни и мысли не было, что я когда-то кого-то усыновлю. Четыре года назад мы пришли к вере, начали изучать Библию. И после этого я поняла свое предназначение. Сначала мы брали по программе гостевого режима девочку из Украины. У нее был церебральный паралич. Я имею лицензию и образование массажиста, проводила ей процедуры, занималась с ней. Результаты были шикарные. Она побывала у нас два раза. Потом я стала искать еще девочку, чтобы пригласить в гости. И увидела на сайте анкету Люды (она потом стала Миланой здесь). Я хотела взять ее также в гости, но мне сказали, что ее можно только удочерить. Мы с мужем стали молиться, и Господь показал нам путь. Мы поняли, что это наше служение, что мы посвятим нашу жизнь таким детям. В итоге мы подали заявку на удочерение. Честно, мы не знали, что нас ждет впереди.

– С какими трудностями пришлось столкнуться?

– В первую очередь это, конечно, финансовая сторона вопроса. Многие, кто меня читает в соцсетях, загораются идеей и тоже хотят сделать благое дело. Но потом, когда речь заходит о том, сколько это стоит – интерес быстро пропадает. Да, возможно это прозвучит жестко, но такие дети – это для кого-то, можно сказать, налаженный бизнес. Процесс долгий и сложный. Он начинается в Америке и длится около шести месяцев, затем пакет документов отсылается в Украину, в Киев на рассмотрение. Затем мы ожидаем дату собеседования, разрешение на посещение ребенка в интернате для знакомства. После – ожидание даты суда и, собственно, сам суд. Проверяют буквально все, чувствуешь себя, как будто тебя просветили на рентгене. Плюс ко всему поездки туда-обратно, и не один раз, а это не ближний свет, сами понимаете. В общем, весь этот процесс нам стоил 38 тысяч долларов.

– Какой диагноз у Миланы?

– У нее Spina Bifida, вся нижняя часть парализована. (Это дефект развития в области позвоночника и спинного мозга. Данное заболевание – второй в мире по распространенности врожденный порок развития после порока сердца. – Прим. авт.). Крестец у нее находится сбоку. Не работает нормально мочеиспускательный канал, то есть его нужно выводить при помощи внешнего вмешательства. Девочка такая родилась, и ее родители, физически здоровые люди, увы, поняли, что такого ребенка они не смогут воспитать и отказались от нее в роддоме. Больше они ее не навещали. Милана сейчас передвигается на ручках, ранее могла только по-пластунски. Я не люблю слово ползает, мы в семье говорим «ходит на ручках».

Мы планируем делать операцию, чтобы поставить крестец на место и выпрямить позвоночник. Операция состоит из двух частей. На родине Миланы такое не делают, а в США врачи возьмутся. Однако сразу оговорюсь, что при всем при этом девочка ходить не сможет, хирургическое вмешательство лишь улучшит ее состояние. Пока что из-за пандемии операцию перенесли, да и мы решили сначала дать ребенку адаптироваться. Сейчас мы разрабатываем грудную клетку, отжимаемся. Мышцы уже заметно укрепились, держат позвоночник. Я ее мотивирую, показываю видеоролики с участием инвалидов, как они обходятся без рук, ног и живут нормальной жизнью, что умеют. Про Ника Вуйчича тоже рассказывала.

«Мы как будто вытащили ее из ада»

– В каком состоянии была Милана, когда она попала к вам и как проходила ваша и ее адаптация?

– Четыре первых месяца – было очень непросто. Мы как будто ребенка из какого-то ада вытащили. Я не хочу быть голословной, но мы ее действительно спасли. Она была крохотной, весила 32 паунда, не умела жевать, играть, не могла толком общаться с окружающими. Зубы были в ужасном состоянии, так как ей не давали жесткую пищу, только пюре. Она в ванной никогда не купалась, в душе только. Между пальцами у нее был грибок, потому что не мыли толком. Мы ее спать укладываем, а она говорит: «Я счастлива», мы спрашиваем почему, а выясняется, что ее никогда в жизни не укладывали спать. То есть просто свет выключали и все – спи. Первое время она вообще отсыпалась, так как их там будили в 5 утра. Сейчас она с удовольствием в кроватке нежится до 9. Да и у нее наконец-то есть своя комната. Раньше вместе с ней жили восемь человек, она не знала, что такое спать одной. И как она была этому рада, что у нее теперь есть свои личные вещи. Не прошел ни один день, чтобы она мне не сказала, что любит. И обижается, если мало целую, говорит, что я ее разлюбила.

Папу называет «дедичка», за бороду его трогает. Когда ее в магазин отвели, то поняли, что она не интересуется игрушками. Она просто не знала, что такое играть, их там не учили. Теперь же она каждый день с новой игрушкой спать ложится. Мы ей организовали во дворе площадку, чтобы она могла играть. Она у нас расцветает как цветочек. И каждый день у нее новые открытия. Я показываю ей растения, рассказываю, как что называется, она не знала. Мы ей курочек завели, чтобы она изучала. Каждое утро ей яичко приносим, и она заливается смехом, радуется.

Ребенок также не знал, что такое право выбора. Я ее спрашивала, что она будет на завтрак, а она на меня смотрит непонимающе. Ее спрашивают, что она хочет! Ей раньше просто приносили то, что есть. Потом мы сами с ней готовили. Жарили яичницу, пельмени лепили. Когда она к нам попала, ей было 10 лет. И вот 11-й день рождения – это можно сказать ее первый день рождения вообще. Мы ей сделали прическу у мастера, маникюр. Отмечали в кафе. А потом отвезли ее на Гавайи, она узнала, что такое океан. Теперь Милана улыбается.

– Планируете ли вы отдавать ее в школу?

– Честно, этот вопрос не люблю, хотя мне его часто задают. Ребенок пока только год здесь и адаптация еще не закончена. Как я уже сказала, она даже не отоспалась еще, не прочувствовала себя свободной, девочкой, малышкой. Она впадает в истерику, если во время еды испачкает рот, крошка попадет на лицо. Думает, что ее будут ругать, накажут. В школу, к слову, я ее пробовала отводить поиграть, но только я отошла за дверь, она начала плакать. Для нее школа – это интернат. Без родителей. Она подумала, что я ее оставила. Так что пока нет. По ментальному развитию она на уровне 5–6 лет. Мы занимаемся дома, алфавит она уже выучила, считает от 1 до 10, складывает. На пианино начала потихоньку играть. Милана – девочка умная и все, что ей нужно от жизни, она возьмет, когда придет время.

– Остался ли кто-то у Миланы в Украине? Друзья, родственники?

– С Миланой в Украине прощалась бабушка волонтер. Она навещала ее в детском доме, и у ребенка этот человек с интернатом и ассоциировался. Поэтому Милана попрощалась с ней и все, ей важны мама и папа, она не хочет больше вспоминать прошлую жизнь, звонить и писать этой бабушке отказывается. В Украине остались ее родители, у них, насколько я знаю, еще двое детей, здоровых. Но биологические мама с папой были врагами номер один для нее. И когда я говорила, что нужно уметь прощать, то она огрызалась. Мы с мужем на личном примере стараемся показать, что такое прощение и почему это нужно. И сейчас она уже к своей маме хорошо относится. Недавно смотрела в зеркало и сказала, что похожа на маму. Я спросила у нее, какую маму она имеет в виду. И она назвала имя биологической матери. Правда, так аккуратно, чтобы меня не обидеть. Говорит, что видела ее во сне. Я сейчас планирую наладить контакт с ее родителями, пообщаться с ними и если они раскаются, то хочу попробовать их познакомить.

Шанс для двоих

– Планируете ли вы взять в семью еще детей?

– Мы планировали взять еще одного, а получилось два. Вот так вот неожиданно. Я хотела еще одного ребенка спасти, а в агентстве в Украине нам сказали, что нужно на всякий случай сделать на двоих разрешение. Из-за возможных проблем с ребенком, у которого могут быть брат и сестра. В общем, как нам сказали, так мы и сделали. И нам одобрили разрешение на двоих. В итоге я стала смотреть анкеты и поняла, что не могу выбрать одного. Я мужу сказала, что давай двоих возьмем. Он согласился. Сейчас мы в процессе ожидания даты выезда в Киев, чтобы продолжить процесс усыновления на территории Украины. Первая поездка будет, возможно, в конце ноября. Всего будет три поездки. Планируем взять детей с тем же диагнозом. Одному ребенку нужно будет делать операцию на почках, а второму убирать грыжу.

Я бы всех хотела, но понимаю, что можно выбрать только двоих. Мы уже купили для детей игрушки, ждем их. Но опять же финансовая сторона вопроса мешает деткам обрести дом. На их усыновление, на весь процесс нужно 45 тысяч долларов. Это, как я уже говорила, оформление документов и перевоз. Один из детей не может лежать на животе, придется выкупать два места в самолете. Сейчас осталось собрать 15 тысяч долларов, сроки поджимают, дети хотят быстрее к маме и папе.

– Кристинна, а не боитесь, что устанете? Все же это не простые дети. Не тяжела ли ноша?

– Ни разу не было такого момента, чтобы я пожалела, чтобы пожаловалась о том, как мне тяжело. Моя жизнь, наоборот, наполнилась. Смотришь, как ребенок, который приехал практически из концлагеря, оживает и улыбаться хочется. Милана жила с 17–20-летними детьми, страшно представить, что было бы с ней дальше… А сейчас она окружена любовью и дарит нам ее. У меня есть биологические дети, но никто из них не говорил столько раз, что любит меня. Она ценит, что у нее есть мама.

Мы все можем помочь!

Если вы хотите помочь особым украинским деткам обрести семью, то Кристинна открыла сбор на gofundme.com. Вы можете ввести в поиск на сайте ее имя Christinna Vierstra и увидите объявление на русском языке о сборе средств для двух детей-инвалидов (обратите внимание, что в ее имени две буквы n). Также сбор открыт на сайте reecesrainbow.org, где в поисковике также необходимо ввести фамилию семьи Vierstra и в выпадающем меню отобразится сбор на двух детей. Если пожертвование сделать на этом сайте, то данные расходы можно будет списать с налогов, так как весь процесс проходит через nonprofit organization.

Также можно послать чек на адрес офиса церкви «Дом хлеба»: 6521 Hazel Ave, Orangevale, CA 95662. Главное, указать в чеке, что это для Donation Family Vierstra.

Кристинна и ее муж хотят как можно скорее забрать детей домой и стать им долгожданными мамой и папой, поэтому просят откликнуться всех неравнодушных.

СПОНСОР
Slider