Суд отменил смертную казнь для матери из Калифорнии, убившей своих четверых детей

Фото: Depositphotos

Верховный суд Калифорнии отменил смертную казнь для женщины, которая убила своих четырех дочерей и пыталась убить своего сына, устроив пожар в их доме 23 года назад. Об этом сообщает KCRA 3.

Судьи единогласно поддержали обвинительные приговоры 57-летней Сэнди Доун Ньевес за убийство первой степени, покушение на убийство и поджог. Женщина обвинена в гибели дочерей Николет Эмбер Ньевес, Рашель Холли Ньевес, Кристл Даун Фолден и Жаклин Мари Фолден.

Спонсор номера

Но судьи отменили ее смертный приговор «из-за проступка суда первой инстанции».

Как утверждал суд первой инстанции, адвокат обвиняемой нарушал судебные процедуры, несмотря на неоднократные предупреждения и санкции, а также открыто сомневался в достоверности показаний свидетелей защиты.

«Явное пренебрежение судьей первой инстанции защитниками и свидетелями, а также его неоднократные ссылки на их ненадлежащее или ненадежное поведение подтвердили аргумент обвинения о том, что обвиняемая манипулировала и лгала, – написала главная судья Тани Кантил-Сакауйе. – Это были те самые характеристики, которые обвинение выдвинуло на первый план, чтобы оправдать смертную казнь».

Судья Верховного суда Лос-Анджелеса Л. Джеффри Виатт покончил с собой в 2005 году после допроса детективов по делу, не имеющему отношения к этому.

Ньевес была одной из 23 женщин, приговоренных к смертной казни в Калифорнии, и находится в женском учреждении Центральной Калифорнии в Чоучилле. В самой крупной камере смертников в стране исполнения приговора ожидают 682 человека, хотя в Калифорнии никого не казнили с 2006 года, а губернатор Гэвин Ньюсом наложил мораторий.

1 июля 1998 года Ньевес позвонила пожарным и сообщила, что ее дом загорелся. К тому времени, как они приехали, пожар погас, и они нашли ее сидящей в гостиной со своим 14-летним сыном, покрытой копотью.

Ее дочери 12, 11, 7 и 5 лет лежали в спальных мешках на кухне – они умерли в результате вдыхания дыма. Как выяснилось, коридор и спальня были облиты бензином и подожжены, а духовка была открыта с обгоревшими предметами внутри.

По мнению суда, Ньевес была расстроена окончанием отношений, и у нее было бурное прошлое с отцами ее детей.

Ее сын и две старшие дочери были от первого брака, две младшие девочки – от второго, а третий мужчина только что расстался с ней во второй раз, узнав, что она беременна. Она угрожала самоубийством и сделала аборт за неделю до пожара.

В записке своему второму мужу, помеченной штемпелем в день пожара, она написала: «Теперь тебе не нужно поддерживать никого из нас!» Она отправила письмо третьему мужчине, в котором говорилось, что «я не могу жить без тебя».

Ньевес засвидетельствовала, что она не помнила, как отправляла письма и «думала, что ей снилось, как она держит зажигалку и видит пламя», пока она не поняла, что опалила волосы на тыльной стороне ладони.

Эксперты защиты свидетельствовали, что она принимала комбинацию препаратов, которые могли заставить ее действовать, когда она не осознавала, что делает. Свидетели обвинения оспорили эти выводы.

«Если бы не настойчивые пренебрежительные замечания судьи, присяжный заседатель мог бы отнестись к этим обстоятельствам с большим сочувствием и пришел бы к выводу, что преступление было трагедией, лишенной моральной вины, оправдывающей смерть, – написала Кантил-Сакауе. – Присяжный заседатель мог также придать большее значение раскаянию подсудимой и свидетельствам того, что она была любящей матерью, чтобы сделать вывод, что жизнь в тюрьме, каждый день сталкиваясь с тем, что она сделала со своими детьми, была подходящим наказанием».

Судьи отклонили несколько других заявлений защиты об ошибке суда, в том числе о том, что присяжные не были должным образом выбраны или проверены для рассмотрения дела о смертной казни в отношении смерти четырех детей.

СПОНСОР
Slider