Полицейский из Сакраменто: как дело Шовина повлияет на работу полиции

Фото ЕРА / bbc.com

20 апреля присяжные признали полицейского Дерека Шовина виновным в убийстве афроамериканца Джорджа Флойда по всем трем пунктам обвинения. Ожидается, что приговор будет вынесен через 2 месяца. Бывшему полицейскому грозит до 40 лет тюрьмы. В то же время многие американцы и русскоязычные эмигранты опасаются, что инициативы по реформе полиции, которые последовали после вынесения вердикта, помешают полицейским выполнять свои обязанности и эффективно бороться с преступностью. Подробности – в эксклюзивном материале Ксении Кирилловой.

Напомним, что Дерека Шовина обвиняли в убийстве второй степени (непреднамеренном), убийстве третьей степени (умышленном), а также в причинении смерти по неосторожности. Во время задержания Флойда в мае прошлого года он почти 10 минут прижимал шею афроамериканца коленом при задержании, что привело к его смерти и породило волну протестов движения Black Lives Matter по всей Америке и за ее пределами.

Одним из последствий волнений стали предложения по реформе полиции, которые на сегодня уже намерен реализовать ряд штатов, преимущественно демократических. О том, как подобная реформа, если она будет введена в Калифорнии, скажется на работе полиции, и как он лично относится к решению по делу Шовина, «Диаспора» поговорила с офицером Департамента шерифа округа Сакраменто, следователем по расследованию убийств Виталием Прокопчуком.

Действия Дерека Шовина: несоразмерные, но неумышленные
Полицейский отмечает, что, согласно американской системе правосудия, присяжные имеют право определять виновность человека и, если данное решение было вынесено без каких-либо процедурных нарушений, отменить его невозможно.

«Правда, в данном случае некоторые наблюдатели подозревают, что присяжные находились под давлением общественного мнения. Однако здесь важен нюанс: если это давление можно конкретно зафиксировать и доказать, то для защиты это может стать основанием для апелляции. Если же выявить конкретные формы влияния и угроз невозможно, одного лишь нашего подозрения на то, что люди внутренне ощущали такое давление, будет недостаточно. С другой стороны, у присяжных нет того уровня компетентности, который требуется для полного понимания работы системы», – считает Виталий Прокопчук.

Сам полицейский полагает, что до определенного момента Шовин действовал правомерно – в том, что касалось непосредственно задержания преступника.

«При задержании правонарушителя – а Флойд являлся правонарушителем, – законодательство допускает соразмерное применение силы. Однако затем, когда этот правонарушитель уже не сопротивлялся, и тем более, когда он потерял сознание, полицейский должен был оказать ему первую помощь. Дело в том, что любой задержанный с момента его задержания оказывается в сфере ответственности полиции, и именно она с этого момента отвечает за его здоровье и безопасность. Что касается Флойда, даже по опубликованному видео понятно, что никакая медицинская помощь ему не оказывалась, хотя было очевидно, что она ему необходима. Однако я не считаю, что у Дерека Шовина был умысел на убийство. Смерть Флойда, на мой взгляд, произошла непредумышленно», – рассуждает следователь.

Без вины виноваты

При этом Палата представителей Конгресса США уже приняла законопроект о реформе полиции – так называемый «Акт Джорджа Флойда», одним из пунктов которого является положение о пересмотре полицейского иммунитета. Речь идет о норме, согласно которой частное лицо не может подавать в суд на полицейского, если тот действовал правомерно, то есть в соответствии с законами и внутренними инструкциями своего департамента. В этом случае истец мог подать в суд только на весь департамент. Согласно новому правилу, независимо от правомерности действий конкретного офицера, преступник или потерпевший может подать на него в суд. Следовательно, даже полицейский, действовавший по инструкции, теоретически может понести как гражданскую, так и уголовную ответственность.

«Акт Джорджа Флойда» пока не принят Сенатом, однако некоторые штаты уже заявили о том, что готовы внедрять новую норму на своем уровне. Калифорнии в их числе пока нет, однако полицейские полагают, что штат, имеющий репутацию самого «прогрессивного», наверняка не останется в стороне от возможных нововведений. По словам Виталия Прокопчука, подобные меры могут негативно повлиять на работу полиции.

Офицер Департамента шерифа округа Сакраменто, следователь по расследованию убийств Виталий Прокопчук.

«Все мы – живые люди, и полицейскому тоже не хочется потерять все, что он честно заработал за свою жизнь. Так что возможно, что некоторые будут подходить к пресечению правонарушений осторожнее, опасаясь, чтобы им не вчинили иск. Представьте, что вас могут признать виновным в аварии на дороге, даже если вы соблюдали все правила. Примерное такое же может произойти и здесь. Мы уже говорили, что присяжные далеко не всегда компетентны в конкретных вопросах определения вины. Здесь же полицейский не будет иметь никакой защиты со стороны его работодателей», – поясняет следователь.

При этом, по словам Виталия, полицейские участки и профсоюзы в США в основном не злоупотребляют «круговой порукой» и не пытаются покрывать офицеров, если те действительно виновны.

«Если человек сознательно нарушил устав, его действия наносят ущерб всему департаменту полиции, на который в этом случае ложится вся ответственность. Более того, велика вероятность, что он будет приносить ущерб и в дальнейшем. Однако, если офицер просто совершил ошибку, возможно, что его накажут с помощью дисциплинарных мер, но не уволят», – поясняет он.

Когда стреляют в Калифорнии

Виталий Прокопчук отмечает: даже без введения полицейской реформы законы и правила, регулирующие в Калифорнии работу полицейских, достаточно строги.
«Работа полиции определяется с одной стороны, законами штата, с другой – внутренними регламентами конкретного полицейского департамента. При этом внутренние инструкции всегда строже по отношению к офицерам, чем законодательство штата. К слову, в Калифорнии один из самых жестких отборов на службу», – рассказывает он.

Согласно законодательству штата, полицейский имеет право применять оружие для защиты собственной жизни или жизни других людей, при этом угроза должна быть реальной. К примеру, если преступник вооружен ножом и даже угрожает им, офицер не имеет права стрелять, если правонарушитель находится достаточно далеко и физически не может до него дотянуться. Также нельзя применять оружие, если злоумышленник просто не подчиняется требованиям полицейского или пытается сбежать – если, конечно, речь не идет о рецидивисте, убивающем всех на своем пути.
Расследование каждого случая применения оружия происходит на четырех уровнях: собственным офисом внутренней безопасности полицейского департамента или офиса шерифа (internal affairs office), отделом по расследованию убийств, а также двумя надзирающими инстанциями: офисами окружного прокурора и Генерального инспектора. Словом, действия полиции в штате подвержены строгой регламентации и контролю.

Не забывать о потерпевших

Тем не менее, по словам Виталия, новые тенденции уже ощущаются в самой атмосфере, в которой приходится нести службу полиции.

«Конечно, тяжело, когда тебя могут обвинить в расизме только за то, что ты исполняешь свои обязанности. Мы в любом случае обязаны расследовать преступления, но в некоторых ситуациях у сотрудников есть выбор, совершать ли определенные действия. Некоторые уже начинают думать о том, что им не нужна дополнительная головная боль», – признается полицейский.

Виталий Прокопчук поясняет, что преступления, как показывает статистика, в подавляющем большинстве случаев носят внутрирасовый характер, то есть белые чаще всего убивают белых, черные – черных, и так далее.

«В итоге слишком жесткие ограничения на работу полиции, введения которых требуют некоторые сообщества, могут поставить под удар законопослушных членов этого сообщества. Сейчас так много времени уделяется реформам полиции, но никто не помнит о правах пострадавших. Складывается впечатление, что у нас есть только полицейские и угнетенные преступники, но в принципе не существует их жертв. Словом, если изменения будут происходить только в полиции, но не в обществе в целом, и реформы будут идти только в сторону ограничения полномочий силовых структур, это скажется в первую очередь на самых незащищенных людях», – уверен полицейский.

 

СПОНСОР