Иммиграция и развод: в каких случаях «зависимый» партнер может сохранить иммиграционный статус после расторжения брака?

Фото: Depositphotos

Для достаточно большого количества людей, приезжающих в Соединенные Штаты, причиной иммиграции становится простая человеческая любовь. Вопреки стереотипам, речь идет не только о браке с американцем, но и об отношениях с владельцем грин-карты или даже с иммигрантом-политбеженцем, ищущим в Америке защиту от политического преследования. Именно от этих людей зависит иммиграционный статус приезжающих к ним (или вместе с ними) мужа или жены, пишет Ксения Кириллова.

Однако вполне возможны ситуации, когда супруги разводятся до того, как один из них (или, в случае с соискателями убежища, оба) получили грин-карту. Мы обратились к адвокатам с вопросом о том, сохраняет ли человек, чей иммиграционный кейс зависит от бывшего супруга, право остаться в Соединенных Штатах.

Обращение за защитой

«Если речь идет о политбеженцах, и, к примеру, статус супруги зависел от дела ее мужа, она имеет право подать свое, отдельное прошение об убежище. Разумеется, это следует делать, если у нее есть реальные основания опасаться будущих преследований по возвращении на родину», – поясняет иммиграционный адвокат Александр Маркман.

Ему вторит и его коллега Дмитрий Филимонов.

«По общему правилу, когда люди приезжают в США по визе, они имеют право подать прошение об убежище в течение одного года. Однако развод считается исключительным обстоятельством, позволяющем второму супругу подать свою, отдельную петицию и позже», – поясняет он.

Адвокаты подчеркивают, что основаниями для такой петиции может быть не только деятельность заявителя на родине, но то, что он делал во время жизни в Америке. Это может быть участие в оппозиционных акциях, посты в социальных сетях с критикой власти и другие действия, за которые на родине человеку может грозить уголовное преследование.

«На мой взгляд, если в наши дни человек в Фейсбуке называет войну с Украиной войной, а не «специальной военной операцией», и тем более осуждает эту войну, у него уже есть основания обращаться за защитой. Это его политическая позиция, и уже существует практика, согласно которой за подобную позицию в России дают реальные уголовные сроки», – полагает Александр Маркман.

Помощь жертвам семейного насилия

В случае, если иммигрант или иммигрантка оказались в Америке, заключив брак с гражданином США или держателем грин-карты, а затем союз был расторгнут, важно, на какой именно стадии произошел развод. Адвокаты отмечают, что если у супругов еще не было первого собеседования на получение временного вида на жительство, по общему правилу, разведенный иммигрант не может остаться в Соединенных Штатах.
Единственным исключением здесь является столкновение с домашним насилием, которое может быть как физическим, так и психологическим. Семейное насилие считается экстраординарным обстоятельством, позволяющем жертве одной подать заявление на постоянную грин-карту еще до получения условной. Иммиграционный адвокат Екатерина Муратова отмечает: у женщин, ставших жертвами тирании, существует возможность совершенно легально остаться в США, и для этого вовсе не обязательно пытаться сохранить мучительный брак.

«Говоря о насилии, это может быть психологическое и эмоциональное давление, происходящее регулярно. Однако надо различать abuse и обычные семейные ссоры. Abuse отличает регулярность и степень жестокости. Кроме этого, в случае насилия часто используются элементы шантажа или контроля. Это может быть материальный контроль, контролирование свободы передвижения, общения с друзьями и родственниками, постоянные обвинения и так далее. Цель всех этих действий заключается либо в обеспечении полного контроля над своей второй половиной, либо в том, чтобы, грубо говоря, превратить его или ее жизнь в ад», – рассказывает Екатерина.

Именно для таких случаев в США был принят закон «Violence Against Women Act» – закон по борьбе с насилием по отношению к женщинам. На практике он распространяется не только на жен, но и на мужей, детей и родителей гражданина США или обладателя грин-карты. Это иммиграционная программа, которая дает возможность жертвам домашнего насилия подать документы на иммиграцию независимо от своего обидчика, которого даже не будут уведомлять об этом.

Для того, чтобы попасть под действие программы, необходимо, во-первых, состоять в браке. При этом продолжительность супружества значения не имеет. Во-вторых, супруги должны проживать вместе какое-то время. В-третьих, важно доказать сам факт насилия.

«Это доказывается, в первую очередь, письменными показаниями потерпевших. Нужно детально описать, как развивались отношения, что именно происходило. Кроме этого, могут быть собраны письменные показания людей, знавших об этих отношениях. Доказательствами могут выступать случаи обращения в полицию или в организации, помогающие жертвам домашнего насилия, однако важно понять, что это не является обязательным пунктом. Также важно доказать, что люди вступали в брак с намерением создать семью, проще говоря, что брак изначально не был фиктивным. При этом достаточно доказательств, предоставленных одной стороной, и к второй стороне в таких случаях не обращаются», – поясняет адвокат.

Екатерина Муратова отмечает: пострадавшие имеют право расторгнуть брак еще до подачи петиции на иммиграцию в рамках программы – с тем лишь условием, что петицию можно будет подать не позднее двух лет после развода. Помимо расторжения брака, пострадавшие также могут добиться судебного решения, запрещающего обидчикам приближаться к ним.

«Иммиграционный офицер может принять решение либо на основании документов, либо пригласить заявителя на интервью. Проходит такое интервью, как правило, в дружеской обстановке», – говорит Екатерина.

Адвокат уверена: в случаях, когда насилие действительно имело место, выносится положительное решение.

«Если человек действительно пережил тиранию, это видно еще на той стадии, когда он пишет показания. На самом деле, при всей уникальности каждого случая существуют общие закономерности действий насильников, и иммиграционные офицеры, долго работающие с такими делами, знают эти закономерности», – уверяет Екатерина Муратова.

К слову, в последние десятилетия в США появилась целая индустрия помощи жертвам домашнего насилия. В частности, была создана программа Министерства юстиции США по помощи жертвам домашних тиранов, в рамках которой действуют единые на территории всей страны телефоны доверия. Также исчерпывающую информацию о признаках абьюза и возможностях получить помощь можно взять на сайте, специально посвященном этой теме – National Domestic Violence Hotline, а список общественных организаций, занимающихся данной проблематикой, доступен здесь.

Ссоры и измены

В случае, если супруг-иммигрант, находясь в браке, уже получил временный вид на жительство, то есть так называемую «условную» грин-карту сроком на два года, но еще не получил постоянную, он при определенных условиях может остаться в США и после развода.

«Имея временную грин-карту, человек может получить постоянную, если докажет, что развод произошел не по его или ее вине. К примеру, это может быть измена партнера, его пьянство, азартные игры или частые скандалы. Я слышал даже о случаях, когда достаточно было признание людей в том, что они «просто разлюбили друг друга», – рассказывает Александр Маркман.

Адвокат подчеркивает: в этом случае речь не идет о семейном насилии, и нет стопроцентной гарантии, что такому супругу предоставят грин-карту. По его словам, еще один момент, который может повлиять на решение иммиграционных властей – это то, что заявитель уже имеет достаточно связей с Соединенными Штатами – допустим, детей, ходящих в американскую школу и начавших забывать родной язык. При этом разведенный супруг должен обратиться в иммиграционные органы за разрешением подать на грин-карту в одиночном порядке, и бывший партнер уже не привлекается к рассмотрению дела.

«Здесь заявителю важно будет доказать, что брак изначально был заключен с целью создания семьи. Насколько мне известно из практики, одного лишь словесного заявления недостаточно. У людей все равно должны быть какие-то доказательства подлинности отношений: совместный счет, совместные страховки – медицинские или на машину, ведение хозяйства, фотографии, пока они находились в браке. В моей практике, люди предоставляют большую часть этих документов еще до прохождения первого интервью на условную грин-карту. Тем более такие доказательства должны скопиться к моменту развода», – добавляет Дмитрий Филимонов.

СПОНСОР