Как бороться с телефонными мошенниками?

Фото: Depositphotos

Наверное, каждый житель Соединенных Штатов хотя бы раз сталкивался с телефонными мошенниками. Часто звонящие представляются сотрудниками налоговой службы или банков. Иногда они запугивают своих собеседников угрозами возбуждения уголовных дел, блокировкой счета; сообщают о якобы произошедших взломах их аккаунтов или, наоборот, пытаются заманить привлекательными предложениями о несуществующих налоговых льготах.

Порой мошенники напрямую просят своих жертв перевести им определенные денежные суммы, а иногда ограничиваются лишь выспрашиванием личной информации: номеров счетов, номера социального страхования (SSN), пин-кодов кредитных карт или паролей банковского аккаунта. Порой звонящие могут спросить безобидную с виду личную информацию вроде даты рождения, которая, тем не менее, часто используется банками при проверке личности клиента.

О мошенниках немало пишут в СМИ. Существуют специализированные сайты, на которых возможно пробить номера звонивших на предмет того, жаловались ли на них другие люди. На официальном сайте правительства США также описываются популярные виды мошенничеств. Власти советуют потенциальным жертвам с подозрением относиться к любым заманчивым предложениям и не давать личную информацию. Тем не менее, практикующие адвокаты уверяют: несмотря на обилие предупреждений, всегда находятся доверчивые люди, сообщающие преступникам слишком много личных данных. О том, как распознать мошенника, что делать в случае утечки персональной информации, и о чем может свидетельствовать чрезмерная доверчивость, Ксения Кириллова поговорила с психологами и адвокатами.

Цифровая гигиена

Иммиграционный адвокат из Сакраменто Сергей Федоров подчеркивает: ни налоговая инспекция, ни банки не будут спрашивать у вас значимую финансовую информацию как минимум потому, что уже обладают ею.

«В налоговой инспекции уже есть вся необходимая информация, включая ваши банковские данные и номер SSN, поэтому они никогда не будут спрашивать ее. То же самое касается банков. Они получают вашу информацию в момент открытия счета», – напоминает юрист.

С ним согласен другой адвокат из Сан-Франциско Bay Area Андрей Белорусов.
«Финансовые организации никогда не спрашивают такие вещи, как как пин-код карты, пароли аккаунтов или номер SSN. Банки могут спросить последние 4 цифры номера социального страхования, только если вы сами им позвонили, и им нужно верифицировать вашу личность», – поясняет он.

По словам адвоката, налоговая служба в принципе не будет решать никакие вопросы по телефону. Банки же действительно могут позвонить клиенту в случае, если замечена какая-то подозрительная транзакция. Однако вопрос будет касаться в данном случае именно факта этой транзакции.

«Обычно существует два метода коммуникации, которые банки используют с клиентами. Первое – это официальный запрос, направленный по обычной почте, на соответствующем бланке. Также письма могут отправляться по email, но здесь уже необходимо быть осторожным, потому что электронные письма могут отправляться и с другого адреса, внешне похожего на банковский. Поэтому адреса таких писем необходимо тщательно проверять, и не кликать на подозрительные ссылки. Это базовое правило цифровой гигиены», – предупреждает Сергей Федоров.

«Налоговая служба, как правило, присылает человеку запросы специализированным письмом с уведомлением о вручении», – добавляет Андрей Белорусов.

Если вы дали мошенникам личную информацию

Тем не менее, адвокаты отмечают, что далеко не все могут устоять перед угрозами или, напротив, обещаниями легких денег. По словам юристов, людей пугают огромными задолженностями перед налоговыми органами и другими проблемами, которые можно «решить» очень легко: одной лишь транзакцией или возможностью устно внести поправки в налоговую декларацию (с сообщением всех необходимых «формальностей»). Устоять перед таким давлением может далеко не каждый.

«Если вы уже поняли, что разговаривали с мошенником, но кражи денег или вашей идентичности пока не произошло, вы можете обратиться в то учреждение, с которым связана раскрытая информация. К примеру, если речь идет о банковских счетах, можно обратиться в банк и попросить, чтобы без вашего разрешения не проводили никаких крупных транзакций. Можно отозвать или изменить пароли к аккаунтам, или, в конце концов, просто заблокировать счет», – советует Сергей Федоров.

По его словам, утечка только SSN сама по себе не фатальна, однако в совокупности с другими данными, к примеру, с банковскими паролями, позволяющими преступникам получить доступ к счету, уже представляет опасность.

«В качестве подстраховки можно обратиться в специальную службу, к примеру, LifeLog, которая делает мониторинг финансовой активности. В частности, когда в кредитное бюро направляется запрос о том, что кто-то хочет открыть счет на ваше имя, это моментально фиксируется, и вам присылается соответствующие уведомление. Однако это платные услуги. Кроме этого, вы можете сами позвонить в кредитное бюро и лично попросить о том, чтобы, допустим, никто не мог открывать счета без знания вашего пин-кода и даже делать запросы по вашему кредитному рейтингу», – рассказывает Андрей Белорусов.

С чековым счетом, по его словам, ситуация сложнее, и, если жертва не хочет закрыть счет, выходом может быть личный регулярный мониторинг движения средств.
«Если же вы потеряли чековую книжку, и видите какие-то постоянные транзакции, конечно, лучше просто закрыть счет, потому что иначе с этим бороться невозможно», – подытоживает он.

В случае, если деньги уже украдены, оба адвоката рекомендуют обратиться к правоохранителям и сообщить, что вы стали жертвой так называемой «кражи идентичности». Адвокаты отмечают, что многие банки и кредитные учреждения покрывают хищения определенных сумм по страховкам. По словам Андрея Белорусова, по подобным случаям лучше обращаться в ФБР, а не в полицию, поскольку банковским мошенникам, чаще всего, занимаются хорошо организованные преступные сети.
Иногда обычные смартфоны сами помечают возможный спам, однако это обычно происходит после многочисленных жалоб пользователей на конкретный телефонный номер. Однако адвокаты отмечают, что мошенники также не дремлют и часто меняют номера, наловчившись использовать локальные телефонные коды, из-за чего идентифицировать их становится намного сложнее.

Гипнотическая магия власти

По словам психолога Ольги Подольской, жертвами мошенников часто становятся спокойные и законопослушные люди, которые меньше всего желают стать источником чьих-то проблем. Нередко они подозревают, что их обманывают, но таким людям в силу их психологического склада бывает трудно элементарно сказать «нет».
«Мошенники чаще всего не владеют никакими особенными техниками «гипноза», однако само упоминание государственных органов, будь то полиция или налоговая служба, очень сильно действует на людей определенного типа. Они настолько привыкли безропотно подчиняться государству, что в этот момент не способны мыслить критически», – поясняет она.

По словам психолога, больше всего «гипнотическому» эффекту от упоминания власти подвержены люди с внешним локусом контроля, то есть те, кто полагается на внешний мир больше, чем на себя. Если люди с внутренним локусом контроля четко понимают, что сами контролируют свою жизнь, люди с внешним ждут контроля извне, в данном случае – от тех, кто выдает себя за государство.

«У таких людей наблюдается также повышенная зависимостью от чужого мнения. Они боятся показаться невежливыми, боятся обидеть другого человека, и потому не могут сказать «нет», даже если подозревают обман. Человек с внутренним локусом контроля может разрешить себе быть неприятным для внешнего мира, а человек с внешним обычно не может себе такого позволить», – поясняет Ольга.

По словам психолога, для изменения локуса контроля необходима довольно длительная психотерапия.

«Чаще всего, в процессе разговора с мошенником жертв терзают определенные «смутные подозрения», но они не позволяют себе поверить в них, то есть в принципе не доверяют собственным чувствам. Поэтому в таком случае психотерапевты в первую очередь начинают расспрашивать человека о его чувствах и учат им доверять», – поясняет Ольга Подольская.

Еще одним моментом, который заставляет людей некритично реагировать на упоминание государства, могут быть авторитарные родители, чей авторитет всегда был непререкаем. Именно сакрализация родительской фигуры затем бессознательно переносится жертвой на образ государства и, соответственно, на мошенников, которые его используют. Этой десакрализацией также занимаются психологи.

«Конечно, у нас нет цели воспитать человека, не уважающего закон. Однако взрослый, ответственный человек с внутренним локусом контроля сам понимает, что государство выгодно ему, поскольку, в идеале, должно защищать интересы граждан. Однако это не означает, что оно сакрально и непререкаемо, и уж тем более не означает, что вы обязаны доверять каждому, кто выдает себя за него», – подытоживает Ольга.

СПОНСОР