«Это разлом посередине твоей улицы, который уходит в бездну»: Вера Полозкова провела гастрольный тур в США

Фото: Shutterstock

В начале октября состоялся американский гастрольный тур поэтессы Веры Полозковой в тандеме с композитором Александром Маноцковым. Во время тура по США Вера Полозкова исполнила песню на стихи украинского поэта Сергея Жадана. Часть средств, заработанных на этих выступлениях, уйдет в фонды поддержки Украины.

Вера Полозкова — поэтесса преимущественно лирическая и исповедальная, ее стихи серьезные и забавные, нежные и детские, но сейчас она не могла обойти стороной тему войны. Новые военные стихи Веры — о ее четкой гражданской позиции, которая заставила ее покинуть Россию полгода назад. 

«Очень сложно объяснить людям, которые никогда в России не жили, почему она не восстала, как Иран, почему люди не умирают на улицах за свои убеждения», — призналась поэтесса в интервью.

Вера Полозкова уехала из России вскоре после 24 февраля. На концертах в США она читала свои новые стихи о войне в Украине. Причиной политического бездействия российского общества она считает тоталитаризм.

«Я думаю, то, что уничтожалось особенно, отдельно и прицельно, — даже не достоинство и совесть, а чувство любой солидарности. Все, что мы видели последние 15 лет — то, что после каждого выхода людей на улицы становилось еще хуже. Начинались еще более массовые репрессии, еще более вопиющие судебные дела. Страшные, демонстративные, показательные, с добиванием лежачего. С тем, чтобы люди в камерах умирали, — говорит Вера. — Это чувство „что бы ты ни сделал, это не поможет“ очень трудно объяснить людям, которые не проходили многолетней обработки этими страшными “кгебистскими” приемами. „В смысле, ничего не изменится?“ А оно не изменится, потому что ты летишь в захваченном самолете, где в кабине террористы-смертники. Ты можешь встать, наорать. Тебя расстреляют и положат в проход. И полетят дальше по своим делам».

У Веры Полозковой — большая украинская аудитория, почти половина подписчиков в соцсетях. На ее выступлениях встречаются и украинцы, и россияне, и носители обеих культур.

Фото: facebook.com/verapolozkova.ru

«Это была бомбежка Харькова на 4 или 5 день войны. Бесчеловечная… Уже никто не питал иллюзий, что бомбят военные объекты или базы. Ясно было, что работают по жилым кварталам. Мы в Харькове играли за полгода до этого, в августе. Из-за ковидных ограничений нам пришлось приехать на два дня раньше. Мы бесконечно гуляли по августовскому Харькову, обнимались с друзьями, обедали, всех звали на концерт, большой концерт под открытым небом, — вспоминает поэтесса. — Я все эти места потом увидела на хрониках и очень быстро узнавала. Посмотрела, вышла в город у себя — и там как будто ничего не произошло. Люди с собаками гуляют, ряженку покупают, по телефону говорят. Незаметно, что происходит конец света. Подумала: я не смогу в эту игру играть. Я здесь не смогу остаться, чтобы поддерживать иллюзию того, что это вроде как нормально. Какая-то неприятность, которая происходит. Это не неприятность, для меня это разлом посередине твоей улицы, который уходит в бездну».

С 24 февраля Вера Полозкова публикует в своем Инстаграм только стихи о войне в Украине. Комментарии к этим публикациям отключены, но посты набирают десятки тысяч лайков.

Фото: скриншот instagram.com/bolshe_nikogda

«В моем представлении то, что происходит, — это глобальная катастрофа, воронка для двух народов, которая засасывает в черную дыру всех, кто еще помнит, что люди — это не цвет их паспорта, не только их национальность, идентичность. Я призываю к тому, чтобы всегда удерживать в голове, что народы — это миллионы характеров, типажей, темпераментов очень разных, объединенных иногда почти случайно, — говорит Полозкова. Если посмотреть на то, какое количество сейчас бежит из страны, миллионы убежали только за десять дней, становится понятно, что это не безликая масса. Это общество, раздираемое огромными, страшными противоречиями, просто легального выхода для их предъявления нет никакого. Так выглядят беженцы — люди, которые уходят от прямой угрозы своей жизни или безопасности. В моем мировосприятии они абсолютные беженцы, причем беженцы совести, потому что выбор между убивать, быть убитым и сесть в тюрьму такой себе…»

СПОНСОР