Доктор-зло: врач из Флориды отобрала у украинской семьи ребенка с родовой травмой

Фото: Depositphotos

Вадим и Элина Кушнир в июле отпраздновали четвертый день рождения сына Вильяма. Педиатр Салли Смит из Флориды обвинила их в вопиющем насилии над мальчиком, когда ему было 6 недель. Ребенка и его старшую сестру отняли у родителей. Выяснилось, что на этого врача многократно заводили уголовные дела по такому же поводу, но педиатр не просто по сей день на свободе, но и принимает пациентов, рассказывают Medical Kidnap и Rubic.

Сообщается, что сеть USA Today расследовала сотни случаев доктора Смита и обнаружила более десятка случаев, когда обвинения были сняты, родители были оправданы или опекуны заявляли о своей невиновности, но их жизни и репутации был нанесен непоправимый ущерб. Вот как все было, по версии Элины Кушнир.

У Элины начались схватки в жаркий июльский день. Это второй ребенок для нее и мужа, иммигрантов из Украины, которые занимались грузоперевозками в округе Сарасота. Они выбрали западные имена: Адель для маленькой дочери, и Уильям для ребенка в ее животе – сына, о котором они молились.

Несмотря на то, что у Элины не было раскрытия шейки матки, несмотря на то, что она боялась, – медсестры сказали ей тужиться и Элина тужилась. Менее чем через два часа Уильям родился в потоке крови, пуповина обмотала его шею, а лицо посинело. Его лицо и плечи были усеяны синяками. В течение двух недель он плакал каждый раз, когда к нему прикасались. Педиатр заверил их, что у их сына травматические роды и чувствительная кожа, но в остальном он здоров.

Затем, когда Уильяму было 28 дней, Элина заметила у него судороги. Половина тела ребенка подергивалась. В детской больнице Джона Хопкинса в Санкт-Петербурге врачи обнаружили у Уильяма кровоизлияние в мозг и два перелома ребер.

На следующий день доктор Салли Смит пришла осмотреть его. Элина и Вадим Кушнир говорят, что Смит не представилась и не ответила на вопросы пары. Она сфотографировала каждую часть тела Уильяма, включая его гениталии и синяк на руке от капельницы. На выходе Смит повернулась к ним.

«Это жестокое обращение с детьми, и я собираюсь это доказать», — сказала она, по словам Вадима.

Кушнир никогда не слышали о Смит. Но о ней слышали многие другие. Через две недели после загадочного визита Смит следователь из Департамента по делам детей и семьи вывел Кушнир из больницы, где они неделями несли бессонное дежурство. До этого в госпитале их подвергли унизительному раздельному допросу, пытаясь настроить Элину и Вадима друг против друга. Затем у них отобрали Уильяма и его сестру, передав родителям пары.

В суде по семейным делам Смит заявила, что Кушнир подвергли своего сына вопиющим издевательствам. Она сказала, что смесь старой и новой крови в мозгу Уильяма доказывает, что он неоднократно подвергался насилию с самого рождения. «Один из возможных вариантов — сильная тряска, — сказала она. — Например, ударить его по кровати 15 раз».

Согласно документам DCF, переломы его ребер, по ее словам, были двух-трехнедельной давности из-за того, что кто-то раздавил ему грудь. Смит также утверждала, что «линейный синяк» на руке Уильяма указывает на «тяжелую тупую травму длинным линейным предметом». Как говорит Элина, Смит утверждала, что ребенка били бейсбольной битой (!), завернутой в подушку (!).

Адвокатам, представляющим Кушнир, мнение Смита показалось диковинным. Они сказали, что «линейный синяк» на самом деле был небольшой сыпью, которую Элина сама показала педиатру Уильяма во время визита. Согласно судебным протоколам, педиатр заявил, что сыпь, скорее всего, возникла из-за ремней автокресла Уильяма и была настолько мала, что она не заметила бы ее, если бы Элина не указала.

Когда адвокаты защиты спросили, могла ли родовая травма объяснить травмы Уильяма, Смит признала, что лишь частично изучила записи о рождении. Даже результаты визуализации были под вопросом. Калифорнийский рентгенолог доктор Сьюзен Гутник утверждала, что кровотечения Уильяма были повторными из-за родовой травмы, а не из-за тряски. В своем отчете Гутник заявила, что переломы ребер Уильяма были шестинедельной давности — как раз во время его рождения.

«Обвинение смотрит на это дело снаружи, тогда как они должны смотреть на него изнутри», — сказала Гутник.

Судья встала на сторону Кушнир, сославшись на противоречивые показания штата и неспособность разобраться в обстоятельствах рождения Уильяма. Она приказала немедленно вернуть детей родителям.

Элина говорит, что успела вовремя получить все записи из родильного дома – когда начались суды, эти документы исчезли. А на пропавших записях были как раз результаты УЗИ, сделанные за пару часов до родов. Где видно, что ребенок уже был обмотан пуповиной, а не “развернулся в самый последний момент и запутался”. И были сведения о падающем сердцебиении ребенка. То есть врачи знали, какими будут роды, но не сказали ни слова и не обследовали его нормально после рождения.

В самые первые дни, в больнице, три врача сказали Элине, что ее сын останется инвалидом до конца жизни из-за этой травмы. Что он никогда не встанет на ноги, даже сидеть не сможет. Не возьмет бутылочку. Это из-за того, что у Уильяма не работает правое полушарие мозга из-за той же родовой травмы. Но врачи из Киева объяснили: в таком возрасте левое полушарие может взять контроль над всем мозгом. Что и случилось, ибо Уильям умеет и сидеть, и ходить. Да, у него еще есть проблемы со здоровьем: правая рука плохо работает, но он умело обращается левой. Сейчас ему уже четыре года. Это умненький, здоровый малыш. А над моторикой семья работает работаем с помощью терапии, массажа. И верит, что все будет хорошо.

Их суды длились четыре месяца благодаря хорошему адвокату за большие деньги – иначе это могло бы занять пару лет. И даже такой адвокат говорил, что шансов на победу мало. Это же государство, тут не победить. Они почти сдались. К ним с мировой пришли из социальной службы, предлагая разобраться в досудебном порядке. То есть признать частичную вину, небольшую, забрать заявление из суда и получить детей обратно. Условия были такие: дети пару месяцев побудут под наблюдением социальной службы и затем поедут домой. Это было привлекательное предложение. Суд с адвокатом обошелся бы в $10 000. И без гарантии выигрыша. На тот момент они уже потратили около $25 000 на весь кейс. Но Элина решила идти до конца.

“Я хотела показать всему миру, чем занимается социальная служба на самом деле. Хотела рассказать про педиатра Салли Смит. Хотела, в конце концов, жить со своими детьми без пометки в личном деле, что мы проблемная семья. Почему-то я верила, что мы победим. И правильно сделала. Потому что суд превратился просто в какой-то цирк. Я только тогда поняла, почему социальная служба и врачи дали заднюю – им очень не хотелось весь свой бред рассказывать перед судьей. Про биту в подушке. Про сломанные ребра. А один врач и вовсе сказал, что ребенок мог получить травму во время родов, потому что, цитата: “вылетел из матки и ударился головой”. Судья, у которой тоже есть дети, сидела во время заседания с широко раскрытыми глазами, не веря в происходящее. Разумеется, мы выиграли. Судья потребовала тут же передать детей нам. Все закончилось. Все это время я не могла видеть детей. И мой сын остался без маминой груди. Когда все закончилось, после всех стрессов, кормить грудью я уже не могла. Это монстры отобрали у нас с сыном и это. Но я все равно была счастлива. Мои дети были рядом со мной, еще и за две недели до Рождества. Настоящее рождественское чудо, не иначе”, – говорит Элина.

По ее словам, схема, которую провернула доктор Смит, рассчитана на тех, кто плохо говорит на английском, не знает законов и вообще не может за себя постоять. В частности, на иммигрантов. У таких людей легко отобрать ребенка, а затем продать его обеспеченным парам, которые своих детей иметь не могут: геям, бездетным. Именно этим и занимается Смит. Она работает в госпитале в Сент-Питерсберге, ей около 60 лет и за спиной у нее почти 40 лет практики. Элина знает как минимум 40 случаев, похожих на то, что случилось с ее семьей .Но сколько их на самом деле – знает, пожалуй, только сама Салли. Вот в чем состоит ее схема: Салли обследует ребенка и дает заключение, что имел место абьюз. Родители или опекуны избили ребенка, и его нужно срочно спасать. Само заключение при этом может быть таким же невероятным, как история с “бейсбольной битой” Кушнир.

Репортер Дафна Чен нашла другие случаи, связанные с доктором Смит:

  • Иммигрантка из Польши Беата Ковальски, 43-летняя мать двоих детей, покончила жизнь самоубийством в 2017 году после того, как Смит обвинила ее в синдроме Мюнхгаузена — редком расстройстве, при котором родитель симулирует болезнь ребенка из сочувствия или выгоды. Члены ее семьи теперь судятся со Смит и детской больницей за сфабрикованное дело.
  • Джон Стюарт, ветеран Корпуса морской пехоты, провел 300 дней в тюрьме по обвинению Смит в том, что он убил сына своей девушки, неоднократно бросая его на мягкую поверхность. Прокуратура сняла обвинения после того, как невропатолог опроверг выводы Смит.
  • 39-летняя Тара Браун прошла три изнурительных цикла экстракорпорального оплодотворения, чтобы зачать близнецов. Из-за Смит ее обвинили в причинении бесчисленных переломов своим 6-недельным младенцам, но обвинения были сняты после того, как другой врач диагностировал у них редкое заболевание костей.

Семья Кушнир решила не останавливаться на собственном деле и идти дальше. И роддом, и госпиталь, где работает Салли Смит, умело затягивают дела. Их адвокат уже работает бесплатно – он сам хочет посадить Салли Смит и лишить лицензии. Но Элина не считает виновной только лишь сложившуюся система в США, при которой работники соцслужб, врачи, полиция чувствуют себя богами, вершащими судьбы. Признается: ей ни разу за все время не хотелось бросить все и уехать в Украину, где такая несправедливость, кажется, происходит гораздо реже. Ведь в таком случае кто будет бороться с американской системой? Кто ее изменит, если все убегут?

СПОНСОР