Авария, травма, медицинская ошибка – насколько реально потерпевшему получить компенсацию в США?

Фото: Depositphotos

Поскользнулся, упал, очнулся – гипс. Эта незамысловатая формула известна многим из нас с детства. Но немногие знают, что практически так же называется отдельный раздел американского права. Slip and fall – это особый вид исков, подаваемый людьми, получившими травму в каком-либо помещении, против владельцев этих помещений. Проще говоря, если вы поскользнулись и упали в магазине или спортзале, получив телесные повреждения, вы праве подать иск против собственника или владельца помещения – правда, при соблюдении определенных условий. Насколько реально потерпевшему получить компенсацию в США, рассказала Ксения Кириллова.

Вообще решать вопросы в судебном порядке довольно типично для американцев. В случае аварии, врачебной ошибки, травмы в торговых центрах и других подобных инцидентов пострадавшая сторона почти наверняка подаст иск о компенсации ущерба. Правда, на практике такие дела в большинстве случае разрешаются еще на досудебной стадии – что не мешает пострадавшим получать весьма солидные компенсации.

Авария

Автомобильная авария – это самый частый из подобных инцидентов.

«Нередки ситуации, когда вина одной из сторон очевидна. К примеру, если одна машина ударила другую сзади, вина практически всегда возлагается на ударившуюся. Считается, что независимо от того, насколько резко затормозил едущий впереди автомобиль, необходимо соблюдать дистанцию», – поясняет адвокат из Сан-Диего Александр Маркман.

Компенсацию в таких случаях выплачивает, как правило, страховая компания виновной стороны. Однако, как отмечает адвокат, здесь есть один нюанс. В случае, если у потерпевшего не было страховки, он получает лишь возмещение непосредственных расходов на ремонт машины и лечение, но не сопутствующих потерь.

Как поясняет адвокат из Сакраменто Сергей Федоров, то, что в русском языке именуется «моральный вред», в английском называется general damage («общий ущерб»), и по смыслу скорее соответствует понятию упущенной выгоды. В частности, сюда входят неполученные в будущем из-за временной нетрудоспособности пострадавшего доходы, сорванные деловые планы и прочие убытки. Впрочем, моральные страдания тоже могут стать предметом возмещения, однако их важно перевести в материальную плоскость – к примеру, показать, что из-за сильных переживаний вам пришлось потратить деньги на консультации психолога.

«Если пострадавший получил только ушиб мягких тканей, сумма выплат обычно составляет не более нескольких тысяч долларов. Но если в деле появляется хотя бы сломанный палец, речь обычно идет уже минимум о пятизначных суммах. Что касается моральных страданий и упущенной выгоды, в среднем допустимо запросить сумму, в 2,5 раза превышающую расходы на лечение», – рассказывает Александр Маркман.

По словам Сергея Федорова, в судебную плоскость чаще всего переходят дела, когда сумма ущерба довольно большая, и страховых выплат не хватает для ее покрытия, или у виновной стороны в принципе нет страховки. В иных случаях вопросы решаются обычно на уровне страховых компаний.

«Чаще им проще заплатить незначительный ущерб, чем тратиться на судебные издержки», – поясняет он.

К слову, виновником трагедии может быть не только другой водитель, но и производитель машин. К примеру, в 1999 году Верховный суд Лос-Анджелеса обязал General Motors выплатить рекордную сумму в 4,9 миллиарда долларов в качестве компенсации двум женщинам, которые вместе с четырьмя детьми сильно обгорели вследствие взрыва бензобака. В их Chevrolet врезались сзади, но вместо обычных вмятин бензобак взорвался от удара, и начался пожар. Присяжные признали это дефектом автомобиля, который компания General Motors сознательно не стала исправлять, не желая тратить на это средства.

Медицинская ошибка

Неверный диагноз, неправильно выбранное лечение или небрежно проведенная операция способны искалечить человека на всю жизнь не меньше, чем автомобильная авария. К слову, Соединенные Штаты на сегодня – лидер по количеству медицинских исков. Согласно статистике, на один миллион человек приходится примерно 170–200 жалоб. При этом средний срок разбирательств и получения компенсации в США составляет до пяти лет, а судебные издержки могут включать в себя расходы на суды присяжных и высокие гонорары адвокатов, что, совместно с расходами на лечение, составляет весьма внушительную сумму.

«Для того, чтобы что-то взыскать с клиники, необходимо доказать, что врач при лечении допустил халатность, то есть явно снизил стандарт диагностики или лечения, в результате чего пациент понес ущерб», – поясняет Александр Маркман.

В США существуют специальные адвокаты, специализирующиеся на медицинских ошибках – medical malpractice. Именно к ним следует обращаться за консультацией на предмет того, была ли допущена халатность в каждом конкретном случае. По словам Александра Маркмана, первая консультация у подобных адвокатов часто может быть бесплатной.

«Судебные расходы по таким делам часто так высоки, что адвокаты берутся за них «авансом», беря в качестве гонорара определенный процент с будущей компенсации. Именно поэтому они занимаются случаями, в которых уверены, что врач действительно допустил ошибку», – поясняет адвокат. Также нередки случаи, когда специальные сервисы по финансированию судебных процессов помогают истцам оплачивать услуги юристов. Как правило, речь идет о хедж-фондах и инвестиционных компаниях.

В случае, если врачебная ошибка будет доказана, пострадавшие могут получить весьма существенную компенсацию. Средние цифры таких выплат в США колеблются в диапазоне от $200000 до $500000, а порой сумма может превышать и $1 млн. К примеру, в 2015 году 23-летняя студентка Анна Рам из долины Сан-Фернандо, Калифорния выиграла иск, на $28,2 миллиона.

Суд признал, что из-за врачебной ошибки, допущенной в одном из медицинских центров Kaiser Permanente, девушка лишилась ноги, половины таза и части позвоночника. В частности, врачи регулярно отказывали в проведении МРТ, которую запрашивала семья потерпевшей, что не позволило вовремя распознать злокачественную опухоль. В сумму компенсации вошли будущие медицинские расходы, потеря заработка в будущем, а также моральный ущерб от четырехнедельного судебного разбирательства в Верховном суде Лос-Анджелеса.

Поскользнулся, упал…

Как и в случаях с авариями, 98% претензий по травмам, полученным в торговых центрах и магазинах, разрешаются еще до суда. Средний размер компенсации по соглашению сторон для небольших травм составляет примерно $20-30 тысяч. Однако существуют примеры и гораздо более серьезных взысканий по суду. Например, по делу о падении около магазина AutoZone (Филадельфия) покупатель в 2020 году отсудил $432 тысяч компенсации за травму колена (разрыв сухожилия).

Посетительница магазина Target (Пенсильвания) зацепилась ногой за ковер, упала и повредила колено с необходимостью операции. Суд взыскал в ее пользу $250 тысяч компенсации. Однако максимальной суммой по делу о «скольжении и падении» в Пенсильвании стало решение 2013 года. Оно касается студентки Пенсильванского университета Лорны Бернхофт, которая выпала в приоткрытое окно в крыше на четвертом этаже общежития. Ответчиками по иску Бернхофт были владелец здания и арендаторы-студенты, которые знали о «секрете» с окном. Оно было закрыто только флексопластом и ковром, и это было расценено как скрытый и опасный дефект в арендованном жилье. В результате падения девушку парализовало. Суд присудил ей компенсацию в 11,6 миллиона долларов.

Однако Александр Маркман подчеркивает: в данном случае важно доказать вину собственника или владельца здания.

«К примеру, в магазине было пролито молоко, и у работников было время, чтобы это заметить и убрать. Если они не сделали этого, и посетитель поскользнулся, речь идет о вине магазина», – поясняет адвокат.

Ему вторит и Сергей Федоров.

«Если владелец помещения мог предотвратить опасную ситуацию, но ничего не сделал, он несет ответственность. Но если покупатель, к примеру, сам пил воду, пролил ее и поскользнулся, вины магазина здесь нет. Этот же принцип касается спортзалов. В случаях, если занятия в спортзале проходили с тренером, небрежность тренера тоже определяется в каждом отдельном случае», – поясняет юрист.

СПОНСОР